БОГ ПОДАРИЛ МНЕ ЕРГАКИ
Автор этих заметок - красноярский священник отец Виктор Теплицкий, совершивший вместе с друзьями путешествие в Ергаки в сентябре 2011 года

31 августа

Итак, началось. Пишу эти строчки на базе отдыха, где мы остановились на ночлег перед выходом в Ергаки. Нас семеро. Сразу в памяти всплывают названия книг и фильмов типа "Семеро смелых" или "Великолепная семёрка". Ехали на двух машинах и даже с рацией, переговариваясь и предупреждая друг друга о помехах на дороге. Мне - дилетанту - всё это в новинку. Из всей компании знаю только Дениса. Он и пригласил меня в поход, узнав, что я два года назад побывал в преддверии Саян, и хотя к настоящим горам не подходил, впечатлений и тогда хватило с избытком. Теперь я в предчувствии чего-то большего!

Ехали мы на красной "Ниве" с Денисом (он за рулём) и Славой - высоким мужчиной в очках. По всему видно, что не первый раз в горах. Пейзаж за окном - непрестанно меняющаяся, удивительная живая картина: таёжные перевалы плавно перетекают в хакасские степи с причудливыми холмами, которые снова превращаются в горы с хвойными лесами и быстрыми узкими речушками. Проехали Абакан - поели помидоров. Проехали Минусинск - попили пива (взяв про запас - мужики знают, что делать). Ещё в Минусинске пекут наивкуснейший чесночный хлеб.

Проезжали мимо места падения вертолёта, на котором летел губернатор Лебедь. Там стоит небольшая часовня.

Наконец добрались до базы. Это просторный двухэтажный деревянный дом. В нём есть кухня, плита, телевизор и большие столы - даже теннисный. Разгрузили машины, так как Денис решил остановиться на ночёвку. Он руководитель группы, и послушание ему - беспрекословное. Устраиваемся, переупаковываем рюкзаки. Денис готовит ужин.

Я уже видел издали Саяны: по дороге и с веранды нашей базы, где и записываю первые впечатления. Прямо передо мной Спящий Саян - вытянутый горный хребет, так отчётливо напоминающий лежащего на спине длинноволосого восточного человека со сложенными на груди руками, что становится немного не по себе. Говорят, раньше его называли "Мертвяк", теперь облагородили название. Видимо, для кого-то он - мёртвый, а для кого-то - спящий богатырь. Мне как-то больше нравится второе. Но поверье утверждает, что когда-нибудь он проснётся и восстанет. Да уж... Но пока молчит хозяин заповедника "Ергаки", темнеет вдали под хмурым саваном саянского неба.

1 сентября

Сегодня встал пораньше и пишу эти заметки, пока остальной народ спит. Итак, команда семерых отважных туристов. Денис - хирург, руководитель группы, Слава - романтик с гитарой. Ещё один мой коллега-новичок - Саша. Денис назначил его завхозом и не ошибся. Ещё один Саша и Вадим - доктора и близкие друзья. Костя - краснодеревщик, простой открытый мужик.

Утром я успел-таки помолиться. Вообще, я понял, что свои молитвенные правила мне придётся совершать по ходу движения группы. На отдельные углублённые "правильные" паузы времени, скорее всего, не будет. Коллектив! А я - в игре.

Туманище такой, что скал совсем не видно. Тишины леса и гор пока не ощутил, так как за окном - федеральная трасса с постоянно снующими туда-сюда одинокими, но громкими машинами, буквально в пяти метрах от дома.

Вышли в 14.40. Пока упаковывались, ещё шёл дождь, но когда оделись по-походному - небо разъяснилось. Саян испытал нас на прочность и, убедившись в нашей решимости, пустил нас к себе. Мы покинули место ночёвки и на своих машинах доехали до базы МЧС. Там, оставив технику под присмотром сторожа, выдвинулись по левой тропе вдоль реки (речушки, ручья!) Буйба.

Первое ощущение - попал в сказку. Густой хвойник, уже чуть тронутые осенью травы, поваленные деревья и узкая тропинка, вьющаяся между крохотных ёлочек - весь этот волшебный пейзаж чётко, как ножом, отделяет от тебя всё обыденное, шумное, суетное, оставшееся где-то позади. Под ногами нежнейший моховой ковёр, над головой плотная белёсая пелена, впереди синяя полоса гор - и понимаешь: здесь совсем другая реальность. Нереальная! И мы из простых обывателей громадного города внезапно превратились в команду персонажей сибирских мифов. По мере продвижения в глубь саянской сказки всё больше чувствуешь, как тебя что-то будто пеленает, обволакивает и поглощает без остатка. И ещё раз убеждаешься - здесь всё живое: неохватные кедры, намертво вцепившиеся огромными корнями в усыпанную иголками землю, быстрая говорливая прозрачная речушка и даже торчащие из травы большие камни. Удивительно, но рюкзак за плечами нисколько не мешает мне вбирать в себя тишину, не передаваемую словами игру сине-зелёного и чистейший воздух Ергаков.

С небольшими остановками дошли до озера Радужное, потом подъём до озера Каровое и привал. Видели Висячий камень - огромную глыбу, повисшую на самом краю скалы. Завтра собираемся сбегать до неё в так называемую радиалку, то есть налегке, без рюкзаков.

Наша нынешняя, первая стоянка - у перевала Художников. Разбили две палатки, натянули тент, сложили под него вещи, напилили дров из поваленного кедрача и теперь ждём ужин. Котелок уже на костре! Я переоделся. Хорошо в сухом!

Денис предложил мне каждый раз перед едой читать вслух "Отче наш" и благословлять пищу для всего народа. Народ согласился. Так что теперь у нас всё будет благодатно и по чину.

Сегодня я очень устал. С рюкзаком отмахать по тайге, потом карабкаться по курумнику - непростое дело для дилетанта. С непривычки это отнимает много сил. Но как же здесь всё красиво! Всё интересно! Дико! А какой воздух! Дышу - не могу надышаться после дымного тяжёлого города. И с погодой пока везёт. С обеда было сухо, только к вечеру стал накрапывать небольшой дождь.

2 сентября

Сегодня встал поздно - в 10.30. Дома себе такого не позволяешь, но Денис дал нам отдохнуть после первого дня похода. Хотя и угомонились мы только к трём ночи. В палатке спали вчетвером: я, Денис, Костя и Саша Прошкин, который завхоз (добавлю - неутомимый фотограф). Спать хотелось жутко, но разве заснёшь под шутки и гогот мужиков.

Утром Слава, оба Саши и я сбегали в радиалку на Висячий камень. Громадная глыбища зависла на полуторакилометровой высоте и, слава Богу, не собирается падать. Вблизи она чем-то напоминает лягушку, крепко вцепившуюся в самый край скалы. Мы для неё всего лишь лакомые насекомые. Но разве пристало героям легенд бояться саянских монстров? Наши фотоаппараты щёлкали бесстрашно и дерзновенно. А дальше - почти чудо. На голых камнях, на каких-то немыслимо малых наносах земли растут лилипуты-кедры. Здесь, в Ергаках, можно удивляться на каждом шагу. Возможно ли описать увиденное? Слов не хватит, однако и молчать не в силах.

Итак, я на самом верхнем ярусе скалистого цирка. Внизу арена - чистейшее озеро, из которого вытекает, нет, стремительно вырывается ручей. Подножья скал завалены мелким камнем - светло-зелёной сыпухой. Окрест серые, холодные вершины. И простор. Безграничный. И неоглядный размах неба, пологих волнообразных гор, покрытых плотным слоем зелёного островерхого хвойника. Над цирком пока висит солнце. Огромные, загадочные тени облаков неспешно ползут по камням. Голова Саяна близко-близко, даже как-то жутковато - так ясно видны чёткие контуры восточного каменного лица. Здесь, среди ветрами обглоданных хребтов, всё какое-то непропорциональное, резко меняющееся в размерах. Вот только что озеро было как озеро, через полчаса мы на вершине - и оно почти умещается в ладонь. Чудны дела твои, Господи! А как, оказывается, могут меняться камни! Посмотришь с одной стороны - скальный тролль спит, зайдёшь с другой - проснулся и сверлит тебя немигающим синим взглядом. И снова вспоминаешь - я же в сказке! Здесь всё живое. И в камнях есть дыхание, только почти неприметное, еле уловимое.

Но что-то разыгралась моя фантазия. Пора возвращаться в реальность. А она такова. С утра было ясно и тепло. После завтрака - шквальный ветер, дождь (погода здесь - весьма капризная дама). Надели дождевики и пончо. Перевал Художников, через который собирались идти дальше, наглухо закрыл плотный туман. Весь народ собрался под тентом, который так и норовит сорвать ветер. Ждём решения Дениса. По нововведённой традиции (уже традиции!) перед обедом и ужином читаю "Отче наш" и благословляю нашу походную, несказанно вкусную пищу.

Как только прекратился дождь, мы с двумя Сашами и Вадимом "сбегали" на перевал Художников и на перевал Учителей к пику Молодёжный. Впечатлений полная коробка, но и устал зверски. Карабкались по курумнику, потом по угловатым, ровно отёсанным камням. Снизу казалось - невысоко и несложно, иди да иди по тропинке. Но в горах всё обманчиво и непредсказуемо. Оказалось, что здесь всё надо покорять, и легко ничего не бывает. Профессионалы, может, и взлетают на вершины как птицы, но мне - салаге - подниматься на перевал, даже налегке, было трудно. Цеплялся я за камни, переводя дыхание, чувствовал, как скачет где-то в печени сердце, и думал: как же завтра полезу сюда с рюкзаком? Ближе к хребту - холодный, пронизывающий ветер. Но зато когда поднялись, и обозрели, и замерли в немом восторге, вся тяжесть подъёма просто растворилась в том, что открылось изумлённым взорам (да простят меня читающие за этот штамп - фантазии тут моей не хватает).

Ощущение полёта, парения в холодных потоках над неохватной каменной чашей, дно которой покрыто плотным слоем зелёного, а на самых краях повисла синеватая пена облачного марева - вот что входит куда-то глубоко-глубоко, и уже знаешь: это останется с тобой, навечно. Это останется с тобой здесь, и это уйдёт с тобой туда. Такие вот мысли приходят (или задуваются ветром), когда сидишь на остром хряще длиннющего позвоночника какого-то застывшего необъятного монстра - древнего дракона восточной сказки - и незаметно превращаешься в камень - сливаешься с чешуёй скалистого зверя, становишься частью этого удивительного пейзажа...

Потом мы немного "погуляли" по хребту. Прошли по каменной полке вдоль стены, заглянули за неё, полюбовались сверху озерцом, из которого тянется тонкая ниточка очередной речушки и теряется среди застывших волн дерева и камня. На обратном пути наелись черники, которой здесь, как и всего, много. Чуть опять не сказал "море", боюсь, что к концу похода напрочь заштампую это слово.

Сейчас сижу у костра. Уже показался месяц. Прохладно, но главное - сухо. Денис сварил удивительно вкусный напиток с ягодой и бальзамом. Так что согреты и тело, и душа. Сердце развеселилось, отступила усталость. Ощущение полноты, и так благодатно слушать незлобивые шутки мужиков. День прожит не зря. И я теперь понимаю тех, кто ходит в Ергаки каждый год и не по одному разу. Конечно, может, это эйфория первых дней, но пожуём - увидим. Сейчас же передо мной танцует огонь среди камней таёжного очага, в венах скачет огонь бальзама, а перед глазами - лицо застывшего индейского исполина: длинные волосы, горбинкой нос, плотно сжатые губы. Хозяин спит, а мы веселимся. Вот уже слышны и песни у костра, и то радостный, то грустный надрыв гитары. И хор, и соло, и столько слов, мотивов - забавных и печальных - с дымом возносятся в бездонное небо. Я поднимаю голову и вижу - так отчётливо, как, может быть, видел только в детстве в деревне у бабушки,- ослепительный звёздный полог, по которому тянется в бесконечность огненной рекой в абсолютном безмолвии Млечный Путь. И наши глаголы человеческие не достигают его. Этот контраст ещё больше оттеняют непроглядная густая тьма вокруг нас и тень от костра на кедре. Что-то первобытное просыпается в душе в такие мистические часы.

3 сентября

Палатки убраны, рюкзаки упакованы, все переодеты, сыты и готовы к переходу через перевал Художников. После себя оставляем наколотые дрова - пусть следующим будет легче. Сегодня шестнадцать лет моего священства. Чувствую себя отдохнувшим и готовым к переходу.

Вышли в 12.40. Шли строго цепочкой, которую составил Денис: первый - Саша-доктор, опытный и выносливый, завершающий - Денис, как руководитель группы. Мы с Сашей-завхозом, новички,- в середине. Чуть передохнули на вершине (Денис не давал расслабляться), бросили последний взгляд на нашу стоянку и начали спуск.

Спустившись, мы буквально нырнули в волны черники. Это был и отдых, и перекус. Я ел ягоду прямо лёжа, ну не то чтобы как свинья в апельсинах, но что-то вроде того. Пока отдыхали, встретили пожилую пару. Это их палатку мы видели с той стороны (!) перевала, у самого подножья. Активный отдых пенсионеров! Вот это я понимаю! Кого только не встретишь в горах! Вчера на стоянке видели двух прогуливающихся (иного слова и не подберёшь) парней и девушек с сумочками (косметички, что ли?), в лёгких курточках, джинсах и в туфлях на шпильках (!). Парни швыряли в кедры булыжники, пытаясь сбить шишки и добыть орехов для своих дам. Зрелище, прямо скажем, дикое. И не знаешь, то ли плакать, то ли смеяться над всей этой нелепицей цивилизованного гомо сапиенс.

Сейчас варится ужин. Вдруг все мы отрываемся от дел и на несколько секунд выпадаем из реальности. Закатное солнце уже почти за самой кромкой горизонта внезапно выхватило две остроконечные вершины Параболы - два высоких пика, соединённых между собой гладким вогнутым "зеркалом",- недалеко от которой расположен наш лагерь. Два могучих каменных брата - Старший и Младший - вдруг вспыхнули ярким бронзовым светом. Цветовую гамму словами не передать. Будто два гигантских костра враз запылали под густым тёмным небом, по которому тянутся серо-розовые тучи. Но вот братья погасли, и тут же вспыхнул за ними пик Звёздный. Ни дать ни взять - жаркое гигантское полено. Но вот гаснет и оно. Скалы обволакивает сумрак и холод. Мы возвращаемся к своим делам. Но возвращаемся уже другими. Это просто надо видеть. Видеть и беречь - там, в себе, глубоко-глубоко.

Хорошо слышен водопад Горных Духов. Место, где мы остановились, удивительное и необычное. Почему? А кто ж его знает! Ергаки! Сегодня впервые взял настоящий перевал. Так я отметил шестнадцать лет своего пастырского служения. Перевал категории 1В стал моим.

4 сентября

Сейчас будем собирать лагерь. Вчера опять была сухая звёздная ночь, песни под гитару, дикая пляска огня под каменным брюхом огромной глыбы. Под ней хватит вполне места и палатку поставить, и костерок смастерить. Называется эта стоянка "Мечта". И мне казалось временами, что мы не под глыбой, а в ней самой, в её тёмном "чреве китове". Так и сидели, кто на камне, кто на бревне, с кружками чая в руках, вокруг костра, зачарованно смотрели на пламя, мечтая о своём, и снова что-то древне-дикое просыпалось в душе. Я вышел из нашего укрытия и лёг на плоский камень, напоминавший ложе. И опять - небо! "Небеса Ты простёр как шатёр",- такая строчка из молитвы приходит сразу на память. Светящийся звёздный шатёр - великолепный, непостижимый, в неисчислимых переливчатых узорах. Это таинственное мерцание можно созерцать бесконечно, и где-то нутром понимаешь: вот он, ясный и простой образ Шекины - Присутствия Божия в этом мире.

Сегодня встал ровно в 9. Пошёл за водой к ручью, который выбегает то ли из-под громадной глыбы, то ли из-под маленькой скалы (тут всё относительно) в окружении мощных кедров. Потом здесь же, у ручья, молился вслух среди как будто (хотя почему "как будто"?) внимательно слушающих меня каменных великанов. И странно - такое ощущение, что слова утреннего правила, подобно робким мазкам неумелого художника, ложились на живое полотно пейзажа. Они сливались с прозрачным влажным воздухом, с мягким говорком ручья, шелестом ветра и молчанием скал. И снова ощущение Присутствия. Тонкое-тонкое, еле уловимое. И не чего-то, а именно - Кого-то. Здесь, вдали от суеты, дрязг, грохота и скрежета, всё пронизано этим Присутствием. Подумалось невольно о Моисее. О его бегстве из Египта - от шума и страстей цивилизации к молчанию пустыни. В тишине, сотканной из естественных звуков природы,- не важно, журчание ли это ручья или шуршание ветра по песку,- в молчании успокоенного сердца, в смирении натруженного тела открывается Бог человеку. Это стало понятно моему уму, но не открыто моему сердцу. Не дорос, да и не достоин по своей суетности и мелкоте.

Но пора заканчивать эти излияния переполненной души и включаться в работу по сбору лагеря. Сегодня нас ждёт подъём вдоль водопада Горных Духов к одноимённому озеру, а дальше я не знаю. Денис рулит, ему и карты (навигационные) в руки.

5 сентября

Сижу на солнышке и радуюсь. Прихожу в себя после событий, которые могут послужить сценарием для какого-нибудь таёжного триллера. Но начну по порядку, благо времени для этого сегодня предостаточно.

Итак, мы вышли в дождь. Сначала он просто накрапывал, но по мере нашего удаления от стоянки становился всё сильнее и сильнее и уже не прекращался до самой ночи. Под утро дождь плавно перешёл в снег. Но это не самое главное. Днём мы ещё этого не знали и упорно продвигались вперёд - по камням через ручьи и речушки,- и вверх вдоль водопада Горных Духов, карабкаясь временами по отвесным, почти вертикальным каменистым склонам.

К озеру Тёплое мы спустились почти в полной темноте и промокшие насквозь. Шли по тропе вдоль озера, подсвечивая себе налобными фонариками. Когда же, поставив рюкзаки под кедры, взялись за пилу, выяснилось, что из группы дошли не все. Где-то сбился и прошёл мимо тропы Вадим. Мужики сразу побежали его искать. Мы пытались кричать, но крики начисто заглушал шум ручья. Дождались Дениса с остальными. Он тут же отправил на поиски две группы: Сашу-доктора и Костю - назад в горы, Славу и Сашу-завхоза - дальше вдоль ручья, назначив время возвращения. Мы же с ним налегли на распил дров и обустройство лагеря. Денис несколько раз стрелял из ракетницы. Но триллер продолжался.

К назначенному времени вернулись только Костя и Саша. Безрезультатно. Ждём остальных. Костя, поднявшись вверх (здесь, в низине, телефон не берёт), сообщает о случившимся в МЧС. Те обещают с утра начать поиск. Костя нашёл шапку, похожую на шапку Вадима. Денис говорит, что это не его, но... Время течёт - Слава и Саша не возвращаются. О мыслях, которые роятся в голове, лучше не писать. Молюсь про себя, иконка из машины Дениса висит на стволе кедра, раскидистые ветви надёжно укрывают её от дождя.

Постоянное ощущение, что кто-то пристально следит за тобой из темноты. И это не только у меня. Стоим с одеждой вокруг огня, уворачиваясь от дыма, щиплющего глаза. Денис просит помолиться, я отвечаю, что уже это делаю.

Но триллер благополучно разрешился в happy end. Финал был самый что ни на есть великолепный: через полчаса вернулись Костя с Сашей, а с ними и Вадим - живой, невредимый! Услышав их голоса, Денис выскочил из палатки в одном сапоге. Мы все буквально повисли на счастливо нашедшемся докторе. Тут было всё: и объятья, и крепкие реплики, смешанные с молитвами, и предательская влага в уголках глаз... В общем, радующиеся голу на последней минуте финального матча хоккеисты тут и рядом не стоят. Вот так!

Оголодавшему Вадиму тут же была выдана палка копчёной колбасы и горячий чай. Мне же Денис сказал: "Витя, твори молитву!" - и тут же распорядился приготовить каждому кружки для нашего таёжного коктейля. Через несколько минут мы, теперь полным составом, счастливые и сияющие, стояли возле кедра перед походной иконкой. "Отче наш" в этот раз мы пропели, а горное эхо разнесло окрест наше традиционное "А-а-а!" и дружный стук кружек.

Прекратился снег, засинело небо, выкатилось солнышко, ушли тяжёлые тучи, весело затрещал костёр. Мы сидели на камнях и чурках, прикладывались уже к третьей (праздник всё-таки!) кружке удивительного напитка - водка с бальзамом, ничто другое здесь не покатит,- закусывали и слушали Вадима. Он, оказывается, приотстал, перепутал тропу и уметелил вниз по ручью. Когда понял, что прошёл мимо, уже начинало темнеть, потому решил заночевать в лесу...

Но теперь наш товарищ с нами, и все переживания позади. И я с кружкой в руке радуюсь тёплому дню, щурюсь на солнце, улыбаюсь, оглядывая острые вершины, припорошенные ровным белым слоем. Только сейчас в дневном свете открылся удивительный пейзаж. Наша стоянка как раз под Зубом Дракона - цели нашего похода. Справа (если стоять к Зубу лицом) хорошо виден пик Звёздный. Он уже полностью белый и чётко обозначен над соседними тёмными скалами, явно уступающими ему по высоте. Слева возвышается Верблюд и рядом - пониже - Тугодум (скала и впрямь напоминает профиль восточного мудреца).

Завтра - подъём (налегке) на Зуб Дракона.

6 сентября

Сегодня ничего не записываю: нет ни времени, ни сил, ни эмоций. Всё отняло восхождение и спуск с вершины. Одно слово - плирома, то есть полнота. И так хорошо у костра с мужиками!

7 сентября

Сегодня запланирован выход. Встал пораньше, чтобы неспешно оглядеть горы, послушать тишину, вобрать, впитать в себя все краски, запахи и звуки.

Чистейшее синее небо, укутанное белоснежной облачной пеной, зелёный бархат ельника на склонах и сиреневатые, будто ножом срезанные, каменные обрывы - всё это во мне, всё это теперь со мной. Пока есть дыхание в ноздрях моих, ветер Саян веет во мне, но и когда дыхание прекратится, ветер Саян будет продолжать веять во мне. Это моя вера. Бог подарил мне Ергаки, а дары Божьи неотъемлемы. Но главное и самое важное - Бог подарил мне людей. И они тоже теперь со мной и во мне. Как удивительно! За такое короткое время (всего несколько дней) я узнал - и по-настоящему - настоящих товарищей, теперь моих друзей. Вот что делают горы. А теперь о вчерашнем дне...

Встали мы не слишком поздно и, позавтракав, почти сразу начали подъём. Добрались до небольшого озерца, со всех сторон окружённого каменным массивом или, лучше сказать, каменным месивом, застывшим на века под саянским небом. Передохнув, двинулись дальше по кустарнику, плотно укутавшему подножие скал. Прямо перед нами высоченная гладкая стена с двумя острыми верхушками - это и есть Зуб Дракона. Ни дать ни взять - бастион Мордора, и наш маленький отряд "братства Кольца" упрямо движется к своей цели. А я всё думаю: если это всего лишь зуб (не иначе, коренной), то каков же сам дракон?

Ещё одна остановка у подножья для перекуса и короткого отдыха, и мы начинаем по едва узнаваемой тропе подниматься вверх и влево, обходя эту мрачную крепость. Штурмовать напрямую вершину могут только альпинисты. Но вот мы уже за стеной и с упрямством хоббитов карабкаемся всё выше и выше. Какие виды открываются с высоты двух тысяч метров! Перед нами вершины, но теперь они у наших ног! Снова охватывает ощущение величия и мощи природы, её целостности. Будто Кто-то Непостижимый своим могущественным словом вдруг остановил кипение волн гигантского океана, и всё вмиг остановилось и замерло. И только ветер свободно гоняет тучи над окаменевшими серыми гребнями.

Мы идём по снегу. Ветер действительно силён и гонит прямо на нас что-то мрачное и тяжёлое. Но разве это нас остановит? Вот уже впереди вершина - острая кромка Зуба. Очень тонкая. Осторожно карабкаемся, крепко вцепившись в это каменное лезвие. По обе стороны - пропасти (высота 2 016 метров), а мы - на самом гребне. Всё - Зуб наш!

Начинаем спуск. И, хвала Господу, мрачное месиво туч прошло мимо. Возвращаемся по другому склону горы.

К вечеру мы благополучно вернулись в лагерь - усталые, голодные и счастливые. Ужин, костёр, разговоры... Это было вчера. А сегодня - начало возвращения домой.

8 сентября

Сегодня - возвращение в цивилизацию. А вчера шли под ярким солнцем сентября, и снова - утюги, курума, прыжки по камням. Снова оказались на озере Горных Духов. Чуть передохнув, начали подъём на перевал Птица. Добравшись до хребта перевала, почувствовал, что ноги меня почти не слушаются - видимо, забились мышцы бёдер. Вадим предложил вколоть обезболивающее. И вот, на высоте двух километров, на крепком ветру, среди камней, снега, изумительных видов, я получил в пятую точку дозу анальгетика. Романтика! Ходите в горы с врачами!

Но вот хребет позади. Готовимся к спуску. Уже вечереет. Нам нужно постараться без лишних пауз добраться до озера Светлое и засветло заночевать. Не получилось. Спуск затянулся, и к озеру вышли глубокой ночью. Ещё одна картинка в памяти: поле, чистейшее, без единого облачка небо и яркая полная луна. Мы идём цепочкой, от нас падают на траву какие-то нереальные тени. И всё кругом кажется нереальным, фантастическим. Сказка продолжается!

Чёрные тропы привели к Светлому. Разбиваем лагерь, ставим палатки, разводим костёр. Все действуют слаженно, без лишних движений и вопросов. Денис готовит суп! И вот мы кружком и с кружками у костра. Эх, по последней чаше, что ли, волшебного напитка (только для "сугрева", разумеется)! После чая и прочего вдруг находятся силы на "сказки на ночь", и вот уже чудится лёгкий шорох, смутная тень и даже осторожная походка медведя... К палатке я иду, оглядываясь.

Вот и всё. Мы вышли на трассу. Ергаки позади, впереди цивилизация. И как-то непривычно видеть проезжающие автомобили, слышать громкие звуки...

Не знаю, что ждёт меня в городе, да по большому счёту это и не важно. Важно то, что я нашёл здесь. Преодолевая перевалы, особенно Птицу, особенно по снегу, я преодолевал что-то в себе. Я брал свой внутренний перевал. Возможно, такое ощущают лишь новички вроде меня, впервые поднявшиеся в горы. Бывалые снисходительно смотрят и, может быть, только улыбаются уголками губ. Не знаю. Перед подъёмом с рюкзаком за плечами кажется, что путь наверх - это что-то невероятно трудное, почти невозможное. Но вот ты на скалистом хребте, переводишь дыхание, и ветер пронзает насквозь и легко пересчитывает твои кости, и ты смотришь вниз, удивлённый: неужели я смог?

Теперь то, что осталось внизу, в городе, в обыденности, в сутолоке, в пошлой поверхностной жизни, кажется таким мелким, пустым, неважным. Здесь, в горах, так просты и ясны задачи. Всё без лукавства и прогиба, всё предельно понятно, и ты знаешь, к чему приложить силы. В городе ждёт совсем другое. Но не хочу в это углубляться. Пусть горы остаются в сердце. А ещё меня ждёт дом. Уже день как саднит, шелестит где-то внутри тоска по Тане, детям, родному порогу. Как там они без меня?


Виктор ТЕПЛИЦКИЙ.

Фото автора.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ПРЕЗИДЕНТ ПОЗДРАВИЛ КРАСНОЯРСКОГО ЧЕМПИОНА
Президент России Владимир Путин поздравил красноярского скелетониста Александра Третьякова с победой на чемпионате мира в Швейцарии.

ГРИПП ПЕРЕСТУПИЛ ПОРОГ
В семи территориях края за последнюю неделю превышен эпидемический порог заболеваемости. Это города Заозёрный, Бородино, Сосновоборск, Берёзовский, Балахтинский и Партизанский районы, посёлок Кедровый.

ПЕРИНАТАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ЗАКРЫТ НА ДЕЗИНФЕКЦИЮ
Мероприятие это плановое - поспешили успокоить население в министерстве здравоохранения края. Согласно СанПиН акушерский стационар один раз в год должен закрываться для проведения плановой дезинфекции.

КОРОТКО
По данным cибирских автостраховщиков, в список самых угоняемых в Красноярском крае легковых машин вошли Toyota Camry (почти 12 процентов от общего числа автокраж), Toyota Corolla и Lexus LX570 (8,9 и, соответственно, 8,6 процента).

ПАССАЖИРОВ RED WINGS НЕ БРОСЯТ
Красноярцев с билетами этой несуществующей уже авиакомпании готовы взять на борт S7 и "Аэрофлот".

ЛОШАДИ ИСПУГАЛИСЬ СВИСТА
На съёмках телепрограммы "Играй, гармонь", проходивших на прошлой неделе в Назаровском районе, случился небольшой казус с тройкой лошадей.

РЕЙТИНГ
От суда людского не уйти








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork