ТРАГЕДИЯ БЕРЕЗИНЫ БЫЛА ПОДГОТОВЛЕНА В МОСКВЕ
Император Наполеон покинул Москву, поняв, какие трагические последствия будет иметь для него и его армии попытка продолжать оставаться в сгоревшем голодном и холодном городе в приближении зимы.

Многие историки довольно справедливо считают, что вывод войск из древней русской столицы был основательно продуман, что не весть о проигранном под Тарутином сражении заставила Наполеона поторопиться выступить из Москвы. О том, что план вывода Великой армии в западном направлении был продуман, свидетельствует то, что менее боеспособные неприятельские части начали покидать город уже со 2-3 октября.

Но спешка в эвакуации всё же была и довольно большая. Об этом свидетельствует донесение М. И. Кутузова царю Александру. "Генерал-адъютант Кутузов доносит, что поспешность, с которой неприятель выступил из Москвы, доказывается ещё и тем, что он оставил в Кремле разных калибров 42 орудия, зарядных ящиков, наполненных боевыми снарядами - 237, роспусков с понтонами - 54, провиантских фур - 35, инструментальных повозок - 9 и походных кузниц - 11",- читаем в прибавлении к "С.-Петербургским новостям" за вторник, 5 ноября 1812 года. Действительно, спешка французов, покидающих столицу "варваров", не поддаётся объяснению.

Знать, что на тысячекилометровом обратном пути их ждёт осеннее бездорожье, ещё не замёрзшие реки, болота, которые предстоит форсировать, что продукты если и будут на пути, то их придётся отбирать с боем, что негде будет подковать лошадей, починить оружие, обода повозок, что предстоит обороняться от наседающих партизан и регулярной армии - и бросить в Москве и кузницы с инструментами, и продукты, и понтоны!

Это можно объяснить лишь желанием французов скорее убраться подальше из холодного и голодного, враждебного города. Возможно, была надежда навязать русским свои маршруты отступления, занять тёплую хлебную Калугу или оружейную Тулу, однако вряд ли. Действия фельдмаршала Кутузова были чётки - пути к Калуге и Туле были надёжно защищены регулярной армией и ополченцами.

Французам приходилось двигаться, неся огромные потери, по землям, где наступали на Москву и где была применена тактика выжженной земли - к Малоярославцу, Вязьме, Смоленску, Орше, Борисову на реке Березине. Отступление своих войск парижский "Монтиер" описывал довольно точно. Только саму трагедию при переправе через реку Березину подал не так, как она проходила на самом деле.

Зима в 1812 году выдалась на редкость ранняя. Когда 30 октября подходили к Гжатску, начались морозы. Это было первой неожиданностью для Наполеона. Перед вторжением в Россию он интересовался погодой Москвы, ближних и дальних её окрестностей, получил сведения, что зима в этих местах наступила в 1811 году в конце декабря. Холода и отсутствие тёплой одежды унесли жизни многих тысяч французов и воевавших под их знаменами воинов стран Западной Европы. Расчёт был на взятие Москвы и тут же за этим - на русскую капитуляцию до холодов. А вышло бегство на запад под ударами русских в лютую стужу.

"До 6 ноября погода стояла просто чудесная, и армия продвигалась с большими успехами,- писал "Монтиер" 17 декабря 1812 года, а следом за ним - газеты союзников.- Холода пришли 7-го. И с этого самого момента мы теряли ежедневно несколько сотен лошадей... Когда мы пришли в Смоленск, мы потеряли очень много кавалерийских и артиллерийских лошадей. Мороз неожиданно усилился. И 14-го, 15-го, а затем и 16-го термометр показывал минус 16-18 градусов. Дороги обледенели. Лошади кавалерии и артиллерии и военных обозов падали замертво уже не сотнями, а тысячами. Особенно плохо переносили холод лошади из Франции и Германии. Более 30 тысяч лошадей пали за несколько дней. Таким образом, мы лишились кавалерийских, артиллерийских лошадей. Не во что было запрягать и наши повозки. Мы должны были добрую часть наших пушек, нашего военного снаряжения и продовольственных запасов оставить и уничтожить. Армия, которая ещё шестого ноября была вполне боеспособна, к 14 ноября изменилась до неузнаваемости, осталась без кавалерии, артиллерии и обозов.

Без кавалерии мы не могли продвинуться и на четверть лье, без артиллерии мы не могли вступать ни в один бой и чувствовать твёрдую почву под ногами. Нам нужно было продвигаться вперёд, избегая боёв, которые из-за недостатка должной экипировки были бы для нас весьма нежелательными. Необходимо было двигаться быстрее вперёд, чтобы разрозненные части армии имели бы возможность соединяться. Сложность соединить все наши разрозненные войска заключалась главным образом во внезапно ударивших морозах.

Морозы сделали наше положение ещё более плачевным. Воины, не подготовленные к таким природным явлениям, пали духом. Они не видели впереди ничего, кроме несчастий и бед. Те же, кто сохранил своё обычное поведение и стойкость духа, воспринимали возникшие сложности с желанием их преодолеть. Враг, который видел на своём пути плачевные следы, которые постигли французскую армию вследствие случайности, не преминул извлечь из этого свои выгоды. Он пополнил свои ряды казаками, которые, как арабы в пустыне, тут же принялись гоняться за повозками и обозами и отбирать их". Французская армия катастрофически быстро таяла. Из Москвы Наполеон вышел, имея 97 тысяч боеспособных воинов, в Смоленск пришли пригодных драться 36 тысяч. В бою под Красным 16 ноября корпус вице-короля Италии Евгения Богарне увеличил потери: из 14 тысяч были ранены и убиты 5 тысяч французов, остальные сдались в русский плен...

Титулованный Наполеоном князем Замоскворецким маршал Ней, оторвавшись от главной армии, потерял из 7 тысяч воинов 4 тысячи. 3 тысячи его солдат армия Кутузова припёрла к Днепру. Ней, не желая плена, пошёл по тонкому льду с этими 3 тысячами воинов, и большая часть их ушла на дно. Ней привёл в Оршу несколько сотен воинов...

Положение, которое складывалось с начала отступления из Москвы, позволяло разбить наголову французскую армию на нашей, русской территории, а Наполеона взять в плен. Петербург был вне опасности, 3-я армия генерала Витгенштейна - заслон на пути на Петербург,- больше была не нужна для защиты столицы, и царь решил послать её с севера наперерез отступавшим остаткам армии Наполеона. С юга, с турецкой стороны, наперерез двинулась Дунайская армия адмирала Чичагова. Войска Витгенштейна и Чичагова должны были сомкнуться у водной преграды перед носом у неприятеля, по пятам за Наполеоном шла армия Кутузова. Три эти армии и должны были окружить Наполеона, разбить в пределах России, в районе реки Березины.

Когда французы пришли в Смоленск, они уже потеряли большую часть артиллерийских и кавалерийских лошадей. Наполеон не ставил другой цели, кроме как, отступая, сохранить больше солдат, надеялся на то, что ему удастся уйти от врага под Минском или под Березиной. 13-го числа он тронулся из Смоленска, а 16-го переночевал у Красной, затем проследовал в Оршу.

Известие о взятии адмиралом Чичаговым Минска вынудило Наполеона срочно покинуть Оршу: Минск западнее города Борисова на реке Березине, в Борисове постоянный мост через реку, и Наполеон рисковал оказаться в русском тылу и плену. Перед отступлением из Орши он велел сжечь бумаги имперской походной канцелярии и утопить в Днепре трофеи. Но это мелочь. Главное, что Наполеон велел сделать в Орше, покидая её,- были понтоны. Французский император приказал сжечь 60 понтонов.

Мы помним, что более 50 роспусков с понтонами уже были брошены в Москве. Уходили из Орши отступающие французы совсем без понтонов. При том, что впереди на пути на запад было ещё множество озёр, болот, рек, и одна из главных среди них - Березина. В этом поступке, впрочем, была логика: нужны были лошади, чтобы тянуть пушки. Без артиллерии Наполеон проиграл бы первый же бой русским. А бой был возможен в любую минуту. Адмирал Чичагов, шедший с южной, турецкой, стороны, взяв 16 ноября Минск, устремился к городу Борисову, к мосту через Березину. Шедшие с севера части армии Витгенштейна заняли Витебск, по пятам с востока шёл Кутузов...

Наполеон избавлялся от понтонов, когда Днепр им был уже перейдён. Морозы под 20 градусов, стоявшие до середины ноября, должны были сковать льдом Березину, пока остатки Великой армии придвинутся к ней от Орши. То есть морозы скуют прочным льдом Березину, сделают её естественной переправой.

9/21 ноября адмирал Чичагов выбил из Борисова французского генерала Домбровского, оборонявшего с 3 тысячами воинов постоянный мост в Борисове. Выход русских на берега Березины, потеря моста грозила окружением. И потеря моста, и оттепель были ударом для Наполеона.

Задача до предела усложнилась. Нужно было сначала отбить Борисов у Чичагова, искать новое место для переправы остатков армии, строить там мост. Русские войска 3-й Западной армии Витгенштейна, следующие по пятам авангардные части Кутузова, подойдя, могли и помешать его достроить...

Вспомнил ли Наполеон, увидев незастывшую воду, по которой плыли льдины, о брошенных в Москве понтонах, о шестидесяти уничтоженных в Орше? Ему нужно было собраться всё присутствие духа, чтобы овладеть собой. Он велел искать места, удобные для переправы, велел маршалу Н. Удино взять Борисов.

11/23 ноября французский авангард атаковал южную армию Чичагова и заставил уйти из недавно захваченного Борисова на правый берег Березины. При этом постоянный мост через реку по приказу Чичагова был уничтожен.

Форсировать Березину у Борисова нельзя - оттуда ударят русские, они далеко не ушли. Скоро подойдут передовые отряды Витгенштейна и Кутузова - и тогда всё. Нужно было либо кончить дни на берегах Березины в бою, либо сдаться в плен, либо обмануть Чичагова, пока не подоспели другие русские части.

Ночь французский император провёл в Старо-Борисове. Изучив тщательно карту, остановился на двух местах, где наиболее удобные броды, где можно перейти Березину - Ухолода и Студенка. Ухолода - вниз по течению реки от Борисова, Студенка - выше Борисова на 15 километров. Решил переправляться у деревни Студенки.

Чтобы убедить Чичагова, что переправляться будет ниже по Березине, Наполеон велел нескольким тысячам небоеспособных безоружных солдат (он имел примерно сорок тысяч таких) уйти от города Борисова вдоль берега вниз по Березине. По берегу прошли обозы с брёвнами. Чичагов при виде такого масштабного передвижения неприятельского войска поверил этому маневру французов, отвёл свои главные силы на 25 километров южнее Борисова, оставив у города и у брода напротив Студенки небольшие отряды. И это было непростительной ошибкой. Маршал Удино получил приказание удерживать Борисов и начать постройку переправы севернее Борисова у Студенки.

Прежде чем начать возводить мосты, французы на плотах переправили около 500 пехотинцев на правый берег, конные передовые части корпуса Удино несколько раз перешли Березину вброд, каждый всадник вёз на крупе лошади пехотинца, и конники вместе с пехотинцами оттеснили русский заслон генерала Корнилова к Стахово.

Наведение переправы через неширокую реку (около Студенки ширина - метров 80 вместе с заиленным подходом к воде, реку перейти не представляло бы трудностей) по времени заняло бы два часа, если бы Наполеон сохранил парк понтонов. Но командир понтонёров генерал Жан Эбле сохранил две кузницы, две повозки с углём и 6 фур с инструментами, гвоздями. Одна фура была наполнена снятым с колёс железом, из которых он на всякий случай велел ковать скобы. Сохранив это, Эбле спас армию.

Строили через Березину у Студенки два моста. Один - для пехоты, другой - для обозов и артиллерии. Строили под руководством генерала Жана Эбле и другого генерала Франсуа Шасслу. Ставили устои через каждые 4 метра в виде козел. На устои моста для обозов - 23 козловых устоя. Настил из кругляков диаметром 80-100 миллиметров (3-4 дюйма длиной в 5 метров). Настил для пехоты - тонкие доски в три ряда с кровли изб Студенки. Дома в итоге разобрали подчистую. Работали по пояс, по грудь, по плечи в ледяной воде (потом почти все, кто стоял в воде, строил мосты, умерли), на смену выбывшим тут же приходили новые.

К часу дня мост для пехоты был готов. Корпус Удино прошёл по нему. Оказавшись на правом берегу, маршал тут же послал отряд к Зембину. Севернее Брилей за Веселовом шла широкая пойма реки Ганы - правого притока Березины. Через топи незамерзающих и в лютые зимы болот шла по 24 деревянным мостам и по гатям дорога на Зембин. Важность этого пути состояла в том, что он был единственным, по которому можно было выбраться из топких болот и уйти на запад, на Вильно.

Если бы Чичагов, взяв Борисов, распорядился сжечь деревянные мосты Зембинского пути, и дорога на Зембин перестала бы существовать, то бесполезно было бы строить мосты через Березину, переправляться по ним. Проведший ночь над картами в Старо-Борисове Наполеон знал цену этой дороге. Целостность пути несла ему жизнь, разрушение - смерть. Зембиновское дефиле (так на языке французских военных в сводках и донесениях значилась дорога) оказалось цело!

Адмирал Чичагов просто обязан был уничтожить его, чтобы поймать французов в капкан, из которого не выбраться, но он не сделал этого! И это был подарок Наполеону, его свите, его десяти маршалам, всем бегущим из России французам.

Мост для пехоты был сооружен к часу дня 26 ноября, мост для артиллерии ещё через 3 часа. К вечеру по двум мостам, построенным у Студенки, переправились главные силы Наполеона (около 19 тысяч боеспособных). 15/27 ноября на левом берегу войска Витгенштейна (40 тысяч человек) и передовые отряды главной группировки Кутузова (25 тысяч человек) окружили в районе Борисова и принудили к сдаче дивизию генерала Л. Портуно (около 4 тысяч человек).

16/28 ноября на Березине разыгралось сражение: на правом берегу переправившиеся войска маршалов Нея и Удино (около 12 тысяч человек) успешно отразили наступление войск Чичагова, а на левом берегу (у Студенки) войска Виктора (около 7 тысяч человек) продержались до вечера против войск Витгенштейна, ночью перешли реку.

Южнее и западнее деревни Брилей на десятки верст простирался лесной массив. Через лес шёл узкий просёлок на деревни Стахов, Дымки, а за борисовскими редутами выходил на Минский тракт.

28 ноября в 7 утра дивизия генерала Портуно сдалась генералу Властову - командиру авангарда войск Витгенштейна. В тот же день к Борисову подошли генерал Платов и капитан Александр Сеславин. Чичагов позднее доносил Кутузову, что гвардии капитан Сеславин первым занял Борисов и открыл сообщение с ним графа Витгенштейна. Несколько тысяч французов при занятии Борисова сдались в плен. Через Березину навели понтонный мост, войска Чичагова и Витгенштейна соединились.

Ещё до сдачи в плен дивизии Портуно числом в 8 800 человек отряд Егора Властова подошёл к Студенке, где стоял маршал Виктор, бросил на него пехоту и казаков против французской конницы. Властовцы из 12 орудий ударили по переправе, ядра посыпались прямо в гущу войск на мостах, поражали людей, лошадей, повозки. Уцелевшие лошади в испуге вставали на дыбы, дико ржали. Взрывы зарядных ящиков, увеличивая число убитых, приостановили переправу. Однако ужас, посеянный русскими артиллеристами, был так велик, что стоило орудиям на время умолкнуть, как толпы беглецов кинулись по мостам, топча трупы и раненых, сталкивая друг друга в воду. Смешалась воины и беженцы, отставшие от строя безоружные.

Трагические картины этого дня описаны адъютантом Наполеона графом де Сегюром: "Многие хотели, миновав мост, забраться по его сторонам, но большая часть из них была сброшена в реку. Там, среди льдин, были женщины с детьми на руках, поднимавшие последних вверх по мере того, как сами погружались. И, уже погружённые, держали наверху детей вытянутыми руками".

Виктор предпринял атаку против Властова. С правого берега реки его поддержала батарея. Солдаты Виктора прокладывали себе дорогу к мостам штыками и прикладами. Переправа закончилась в полночь.

В 10 утра 28 ноября мост для артиллерии рухнул, это не остановило движения. "Толпа людей, шедших сзади, не знавшая этого несчастья, не слышавшая передних, двигалась вперед, сбрасывая в бездну, куда и сама была низвергнута в свою очередь..." (Ф. Сегюр. Поход в Россию. Записки адъютанта императора Наполеона...). Мемуарист не пожелал описывать всю глубину трагедии Березины, оборвал описание ужаса переправы словами: "Но набросим покрывало на все эти ужасающие сцены!"

В 6 утра 29 ноября 1812 года Наполеон выступил из Занивок к Зембину. В 8.30 генерал Жан Эбле, выполняя его приказ, велел поджечь мосты. Он отдал этот приказ, когда на возвышенности от Березины показались донские казаки. Тысячи небоеспособных солдат остались на левом берегу. Корпус Витгенштейна, точнее, отряд Властова, взял в плен 13 тысяч человек, включая дивизию генерала Портуно. На правом берегу чичаговцы пленили 3 тысячи человек.

Сражение при Студенке, длившееся трое суток, окончилось полным разгромом французов. К переправе подошло более 30 тысяч солдат под ружьём, преодолели её около 9 тысяч. Всего вместе с отставшими безоружными Наполеон потерял 50 тысяч человек.

Корпуса маршалов Удино и Виктора - наиболее боеспособные соединения, которые Наполеон берёг, не вводил до поры в бой, из 3 500 человек потеряли полторы тысячи. Молодая гвардия из 1 500 человек - 700.

Армия Наполеона при Студенке на Березине прекратила существование, как великая сила. Генерал Витгенштейн докладывал царю Александру:

"Рапорт. В продолжение трёхсуточного моего преследования неприятеля и теснении его при селении Студенец потеря его должна быть более 20 тысяч, ибо одних пленных отведено уже от меня до сих пор 13 тысяч, да убитыми, ранеными и потопленными в реке более 7 000, и тем 12 пушкам, взятым у неприятеля, о которых я уже всеподданнейше доносил Вашему Императорскому Величеству".


София ПРИВАЛИХИНА.

На снимках: Сражение при Березине. Пётр Васильевич Чичагов. Егор Иванович Властов. Студенка, 1911 год. Карта сражения при реке Березине.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ИРБА ВНОВЬ ЗАРАБОТАЛА
Деятельность Ирбинского рудника возобновлена со 2 января, все рабочие возвращены на производство.

ПРОПАЛ ПОСЛЕ КОРПОРАТИВА
В Красноярске после новогоднего корпоратива пропал 26-летний парень.

ЭКОЛОГИ ТРЕБУЮТ БОЛЕЕ ПУБЛИЧНЫХ СЛУШАНИЙ
На 25 января намечено проведение общественных слушаний по вопросу строительства опытного корпуса электролизёров с инертными анодами на территории ОАО "РУСАЛ Красноярск".

НА АЧИНСКОМ НПЗ ДВА ЧЕЛОВЕКА ПОГИБЛИ, ТРОЕ ТРАВМИРОВАНЫ
Вечером 10 января на территории Ачинского НПЗ в строящемся коксовом цеху при проведении монтажных работ произошло обрушение балки.

КАНСКИЙ ЛЕСОРУБ РИСКУЕТ ПОПАСТЬ В МЕСТА НЕ СТОЛЬ ОТДАЛЁННЫЕ
В Канском районе возбуждено уголовное дело по факту незаконной вырубки деревьев в особо крупном размере.

ПЕНСИОНЕР ОТВЕТИТ ЗА ЛОЖНОЕ МИНИРОВАНИЕ САМОЛЁТА
В среду вечером в аэропорту Емельяново из-за звонка о минировании самолёта был задержан вылет рейса Красноярск - Москва.

РЕЙТИНГ
Такое хрупкое спокойствие








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork