ЖУРНАЛИСТ БЕЗ СТРАХА И УПРЁКА
Уфа. 6 мая 1988 года. Кабинет первого секретаря обкома КПСС Башкирии Мидхада Шакирова. Бог, царь и судья республики начинал рабочий день с просмотра прессы. Он уже привык, что о "его" владениях пишут или хорошо, или ничего. Критиковать Башкирию не полагалось. Себе дороже: шутка ли - Шакиров личный друг Михаила Горбачёва. Тот с женой Раисой частенько приезжал сюда на день-два отдохнуть, порыбачить.

Шакиров открыл "Правду", начал читать большую статью, отмеченную референтом. Название - "Преследование прекратить..." и подпись - "собственный корреспондент Владимир Прокушев" - насторожили: от этого журналюги всего можно ожидать. Не верхогляд, глубоко копает. И не трус, если уж из родного края за несговорчивость выперли.

Шакиров читал статью и багровел: в ней рассказывалось о его, Шакирова, самодурстве и самоуправстве, о преследовании умных, инакомыслящих специалистов и руководителей: не согласен с ним, Шакировым, так отдохни на лесоповале или в психушке...

Дочитал и начал звонить главному редактору "Правды" академику Афанасьеву. Того ни в редакции, ни дома, ни на даче не нашли. Горбачёв тоже от разговора уклонился.

А Башкирия всколыхнулась. Впервые за много лет о порядках, царящих в ней, написали правду. И где - в самой "Правде"! Телефон у Володи Прокушева надрывался от звонков: кто-то поздравлял, кто-то говорил "спасибо", кто-то опасался за жизнь автора. А Виктор Григорьевич Афанасьев пригласил в Москву и рассказал, чего стоило поставить статью в номер и чего можно ожидать в ответ. Поведал и о том, что Горбачёв, прочитав статью, написал на уголке газеты: "Не верю!"

- Тут посыпались в Башкирию десятки самых разных комиссий,- рассказывал мне Володя позднее, уже в Москве, когда мы сидели в его крылатской квартире отнюдь не за рюмкой чая.- Республику вывернули буквально наизнанку, проверяли всё. Ну и под меня, конечно, копали. Да ты же знаешь - я воробей стреляный. Каждое слово, каждый факт моей статьи были подтверждены часами магнитофонных записей, сотнями страниц официальных документов. Всё, что накопил за годы работы в Уфе, что накипело. Да и когда с Афанасьевым расставались, он заверил, что в обиду "Правда" меня не даст. Жена Галя больше моего переживала всю эту историю...

Проверки закончились тем, что Шакиров и все члены бюро обкома КПСС, председатель КГБ республики, генеральный прокурор, многие судьи и следователи, большинство министров лишились должностей и регалий, были кто более, кто менее наказаны. А Володя Прокушев стал на время кумиром уфимских студентов, народным героем Башкирии. Сразу несколько трудовых и студенческих коллективов выдвинули его кандидатом в народные депутаты.

За статью "Преследование прекратить..." он был удостоен премии Союза журналистов СССР. На состоявшихся вскоре выборах был избран народным депутатом СССР и переехал на работу в Москву. Начинался новый, самый звёздный этап его жизни.

О депутатской деятельности Прокушев подробно рассказал в своей книжке "Варварин ключ" - отсылаю желающих к ней, книга есть в красноярских библиотеках. Скажу только, что депутатом он был активным, являлся заместителем одного из парламентских комитетов.

Буквально горел на работе и тогда, когда другой народный депутат - журналист, бывший редактор газеты "Московская правда" - Михаил Полторанин, тогдашний друг и соратник Ельцина, начал создавать министерство печати России. Он пригласил Володю на должность начальника управления региональной прессы.

Москва. Банкетный зал ресторана "Прага". 21 декабря 1993 года. Человек пятнадцать озабоченных судьбами российской журналистики мужчин увлечённо поедают плоды прекрасной кухни. Во главе стола - Володя Прокушев, министерский наш начальник. Ибо все собравшиеся - редакторы и издатели новорождённых региональных частных газет и журналов. Через управление, которое возглавил Прокушев, министерство нам помогало: кому - бумагой, кому - полиграфическим оборудованием, кому - компьютерами. А кому - и богатыми спонсорами.

Вот и встречу в ресторане оплатил богатый москвич. Собрал нас здесь Прокушев. Почти все из-за Урала: дальневосточники, сибиряки. Москвичей, кроме Прокушева, двое - спонсор и юрист, коему предстоит документально оформить происходящее.

У Володи в голове давно уже зрела мысль о необходимости создания какого-то объединения провинциальных журналистов. Союз журналистов СССР с годами выродился в элитное собрание столичных деятелей прессы. Это была профессиональная корпорация, где все знали друг друга. Они постоянно общались в Центральном доме журналистов, на больших пресс-конференциях, приёмах и раутах, устраиваемых иностранными посольствами и торгпредствами. Они же в основном ездили за границу на всевозможные форумы и симпозиумы, они же с семьями или любовницами заполняли номера международных домов отдыха журналистов.

Прокушев не раз обсуждал эту идею со мной и, наверное, с другими провинциалами. Так что разговор за столом шёл заинтересованный и предметный. С программой было всё ясно - защита интересов региональных журналистов, организация их поездок в столичные музеи, театры, выставки, вовлечение в активную международную деятельность.

Споткнулись на названии. В конце концов Прокушев предложил так и назваться: ассоциация "Российская пресса". На том и порешили. Встречу оформили как собрание инициативной группы по созданию ассоциации.

Поначалу нашу идею поддержал и министр Полторанин, но со временем они разошлись с Ельциным в каких-то принципиальных вопросах, охладел Полторанин и к провинциальной прессе, да и в некогда самом демократическом министерстве вместо журналистов-практиков, мало приспособленных к подковёрным играм, стало всё больше появляться карьерных московских чиновников. Намекнули и Володе, что он становится лишним со своим всегда открытым для редакторов кабинетом и с прелестной секретаршей Ингой, которой строго-настрого было запрещено держать в приёмной кого-либо более пятнадцати минут и принимать какие-то, даже самые незначительные, подарки.

Поэтому создание ассоциации пошло форсированными темпами. В сентябре нового года состоялся учредительный съезд, на котором сформировали руководящие органы и утвердили региональных секретарей. Президентом единогласно избрали Прокушева. Меня утвердили региональным секретарём по Красноярскому краю.

Я вернулся в Красноярск, но вскоре получил от Володи новый вызов в Москву. Оказалось, что правление ассоциации установило тесные контакты с первым послом ЮАР в России, и тот пригласил журналистов побывать в этой далёкой африканской стране. Новая ЮАР, где впервые президентом стал чёрный человек, легендарный борец против апартеида Нельсон Мандела, стремилась поближе познакомиться с демократической Россией и её первым президентом Борисом Ельциным. Интерес был взаимным. Поэтому визиту с обеих сторон придавалось большое значение, и руководителем нашей делегации утвердили Сергея Ястржембского, одного из близких соратников президента России, его будущего пресс-секретаря, а состав её скорректировало министерство иностранных дел.

По замыслу правления ассоциации, в ЮАР должны были ехать всего два московских журналиста-международника. Остальные - руководители региональных отделений. МИД усилил делегацию ещё тремя известными столичными представителями, а от регионов оставил только троих сибиряков, в их числе и меня. Буквально за день до отъезда выяснилось, что Нельсон Мандела не сможет нас принять - ему предоставилась возможность именно в эти дни выступить с трибуны ООН.

Вероятно, по этой причине Ястржембский не поехал в ЮАР, а руководство делегацией поручили Володе Прокушеву. Поездка увенчалась успехом, была масса публикаций в африканской и российской прессе, выступления по телевидению ЮАР и по российскому Первому каналу. Через месяц несколько групп южноафриканских журналистов и издателей приехала в Россию с ответным визитом. Пятерых принимали и мы, показали им Красноярск, устроили встречу с одним из заместителей губернатора, поездку на теплоходе до Енисейска и возвращение через Лесосибирск на поезде.

Так и повелось, что основной деятельностью ассоциации стала организация взаимных поездок российских и иностранных журналистов. За два года десятки работников провинциальных СМИ из самых далёких регионов России побывали в Германии, Японии и других странах мира. Руководителями всех этих делегаций были Прокушев или его заместитель в ассоциации Валерий Тамарин. Планировались другие интересные мероприятия - совместно с МИДом и при активном привлечении региональных журналистов.

Но времена менялись. Окрепшие во власти младодемократы всё меньше нуждались в независимой и зубастой прессе. Сначала у журналистов отобрали Дом печати - без помещений оказались более ста газет и журналов и ассоциация "Российская пресса". Совсем отказалось от неё министерство печати. Обложили налогами наравне с рыночными торговцами. Ассоциация региональных журналистов, да и вся независимая пресса России были, как нам тогда казалось, обречены.

Московский звёздный период журналиста Прокушева закончился. А стиль московской жизни был ему всегда чужд, приспосабливаться он не хотел и вернулся в Красноярск. Где и доработал тихо-мирно в различных газетах до пенсии. Несколько лет бережно ухаживал за тяжело заболевшей женой Галиной. Похоронив её, ещё успел написать и издать книгу-исповедь "Варварин ключ". И покинул этот мир.

...Красноярск. Редакция газеты "Красноярский комсомолец". Середина 1966 года. Начинающий литературный сотрудник отдела сельской молодёжи Виктор Коморин мучительно ломал голову: где добыть для свежего номера десяток информушек о жизни сельской молодёжи. Сообразил обзвонить районные газеты. В Иланской редакции трубку взял заведующий сельхозотделом Володя Прокушев, сходу продиктовал несколько интересных заметок. Так мы познакомились заочно. Раз в неделю он стал готовить и передавать мне информационные подборки.

Через несколько месяцев я спросил: "Не посоветуешь ли, Володя, в какое из хозяйств поехать, чтобы написать о жизни молодёжи?" - "В колхоз "Седьмой съезд Советов",- с ходу ответил Прокушев,- там председатель толковый, молодёжи много". Через день я был в Иланске, и мы вместе направились в колхоз, председатель которого Виктор Петрович Усс привыкал в эти дни к недавно полученной звезде Героя Социалистического Труда. Это был отец нынешнего председателя Законодательного Собрания края Александра Усса.

А с Володей Прокушевым после той совместной поездки стали встречаться всё чаще. Он был интересным собеседником и надёжным товарищем. И он был журналистом, а не журналюгой. Даже если бы в жизни он ничего не написал, кроме статьи в "Правде" о делах башкирских, он и тогда бы был достоин называться золотым пером России.

***

Владимир Иванович Прокушев - уроженец села Большая Уря Канского района Красноярского края. Начинал литературным сотрудником районных газет, вырос до корреспондента главной газеты страны - "Правды". Избирался народным депутатом СССР. Один из создателей и руководителей министерства печати России. Организатор и президент ассоциации "Российская пресса". Лауреат премии Союза журналистов СССР.


Виктор КОМОРИН.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ИРБА ВНОВЬ ЗАРАБОТАЛА
Деятельность Ирбинского рудника возобновлена со 2 января, все рабочие возвращены на производство.

ПРОПАЛ ПОСЛЕ КОРПОРАТИВА
В Красноярске после новогоднего корпоратива пропал 26-летний парень.

ЭКОЛОГИ ТРЕБУЮТ БОЛЕЕ ПУБЛИЧНЫХ СЛУШАНИЙ
На 25 января намечено проведение общественных слушаний по вопросу строительства опытного корпуса электролизёров с инертными анодами на территории ОАО "РУСАЛ Красноярск".

НА АЧИНСКОМ НПЗ ДВА ЧЕЛОВЕКА ПОГИБЛИ, ТРОЕ ТРАВМИРОВАНЫ
Вечером 10 января на территории Ачинского НПЗ в строящемся коксовом цеху при проведении монтажных работ произошло обрушение балки.

КАНСКИЙ ЛЕСОРУБ РИСКУЕТ ПОПАСТЬ В МЕСТА НЕ СТОЛЬ ОТДАЛЁННЫЕ
В Канском районе возбуждено уголовное дело по факту незаконной вырубки деревьев в особо крупном размере.

ПЕНСИОНЕР ОТВЕТИТ ЗА ЛОЖНОЕ МИНИРОВАНИЕ САМОЛЁТА
В среду вечером в аэропорту Емельяново из-за звонка о минировании самолёта был задержан вылет рейса Красноярск - Москва.

РЕЙТИНГ
Такое хрупкое спокойствие








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork