СЛУЖБА В СПЕЦНАЗЕ - ГОРДОСТЬ И ЧЕСТЬ
Эти люди - элита Вооружённых сил страны. В спецназ не зовут, туда просятся...

Так было и в судьбе Дениса Чугуева, ныне 27-летнего красноярца, в прошлом спортивного пловца-подводника. Мечта парня сбылась - он в числе единиц со сборного пункта призывников Красноярска попал в одно из самых боеспособных подразделений - в армейскую разведку. Затем два года тяжелейшей службы, один из которых - на войне. Вот уже несколько лет Денис - гражданский человек, но до сих пор армейские будни вспоминает как самые яркие страницы своей жизни.

Меня с Денисом познакомил случай. И первый же наш разговор по душам был о том, как служилось. Всё-таки армия всегда оставляет в мужской судьбе глубокий след. И шрамы, разумеется. Но ведь они, как известно, украшают настоящих мужчин. Мне повезло вдвойне - в контртеррористических операциях участвовать не довелось, так как служба прошла между первой и второй чеченскими войнами. А вот у Дениса командировка была. Он не привёз оттуда наград, однако в полной мере ощутил вес боевой дружбы, долга, повседневного мужества, испытал невосполнимую горечь утрат и глубокой человеческой боли за погибших и раненых товарищей - боли, которая с годами не проходит. Но закаляет и делает из желторотых юнцов крепких волевых мужчин - настоящих защитников Отечества.

Спецназ - дорога в жизнь

Денис рассказал, как ещё с детства, ведомый примером родного отца - десантника, воевавшего в Афганистане,- хотел стать солдатом. Решил готовить себя морально и физически. С головой ушёл в спорт, в 12 лет совершил первый прыжок с парашютом. Когда пришло время отдать святой мужской долг служения Отчизне, без патетики в душе на тему патриотизма, а просто с огромным юношеским желанием стать воином и крепким мужиком пришёл на призывной пункт. В мае 2003-го. Так как за плечами были годы занятий подводным плаванием, попросился в уникальное для российской (да и не только) армии подразделение подводных военных пловцов в Приморье (бойцы этого подразделения выполняли секретные боевые задания ещё во время войны во Вьетнаме). Удача улыбнулась - отобрали в спецназ. Правда, не в подводный, но и в не менее элитный - в спецназ Главного разведывательного управления (ГРУ) Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации.

Овеянная славными легендами летучая мышка на шевроне (ещё не так давно именно этот символ отличал армейскую разведку) - предел мечтаний многих мальчишек с твёрдым характером. Не удивительно. Даже в среде самих спецназовцев из разных подразделений и силовых ведомств армейские разведчики - на особом счету. Они выполняли одни из самых сложных задач в Афганистане, во время активных фаз контртеррористических операций на Северном Кавказе, несут нелёгкую боевую вахту в напряжённых точках страны и сегодня, когда, казалось бы, о внутренних военных конфликтах не вспоминают даже в средствах массовой информации. Иногда бойцов спецназа ГРУ называют партизанами, так как на боевых выходах или даже в базах дислокации в определённых условиях они не носят знаков отличия, чтобы враг не распознал их принадлежность к российской "зубастой" воинской элите.

- Ярким пятном в памяти - мой первый день в расположении 67-й бригады спецназа ГРУ в Бердске под Новосибирском (тогда ещё Сибирского военного округа),- улыбнулся мой собеседник, обратившись мысленно к своим армейским впечатлениям.- Первое, что увидел, попав в часть рано утром,- как один из батальонов выполнял упражнения физзарядки. До сих пор помнится стук по плацу десятков подошв армейских ботинок, как мы, молодые новобранцы с завистью смотрели на прокачанные тела бойцов в тельняшках. Хотелось поскорее стать такими же. В свой первый день мне довелось увидеть, как вся часть занималась воинской подготовкой. Слонявшихся без дела бойцов не было. В расположении шли занятия по тактико-специальной подготовке (ТСП), на площадке инженерного городка бойцов обучали минно-подрывному делу...

Армейская школа

Денису с первых минут стало ясно - скучать на службе не придётся. Так и случилось. Первые полгода, рассказал Денис, ходить пешком практически не удавалось - чаще бегом, на занятиях по физподготовке - гуськом или ползком. Распорядок дня был куда плотнее и напряжённее, чем у школьников или студентов в учебные будни. Всё расписано буквально по минутам. Весь первый год службы - бесконечные занятия. Обучение минно-подрывному делу, военной топографии (где учили ориентироваться на местности днём и ночью, с компасом и без), общефизическая подготовка, занятия по ТСП, уроки рукопашного боя и владения холодным оружием, огневая подготовка. А в качестве "отдыха", для разнообразия, по выходным - марш-броски по 12-30 километров с выкладкой (когда боец тянет на себе до 40 кило полезного груза). По ночам в казармах нередко ребятам устраивали армейский "аттракцион" - "подъём - отбой" с духоподъёмными речовками о непобедимости русского спецназа и вообще воинства. И "ловить ворон" было чревато, ведь наставники - офицеры, прапорщики и сержанты - объясняли всё только один раз. Воинскую науку требовалось схватывать на лету.

- На командиров мне везло на протяжении всей службы,- признался Денис.- Мужики были жёсткие, но справедливые и, что важно, участливые к судьбам солдат. Они знали всё, что касалось подчинённых им бойцов. Помнится, один из моих командиров разделил съедобную часть посылки, пришедшей к его коллеге-офицеру из дома, между всеми ребятами подразделения. Такое отношение лучше любых агиток сплачивало воинский коллектив. Позднее тот командир получил тяжёлое ранение во время одной из своих служебных командировок, но, благо, выжил и сейчас преподаёт в военном институте Новосибирска.

Офицеры воспитывали примером, боевым авторитетом. У всех за плечами не одна служебная командировка. Комбат у нас слыл очень интересным человеком. Мне рассказывали, что он бывал в жесточайших боях. Однажды его с группой из ещё 11 человек вертушкой бросили в горы прямо на головы боевикам, которых оказалось раз в десять больше. Но отряд разведки сумел уйти по горным перевалам, в жутком холоде, от врага и выполнить без потерь все поставленные боевые задачи. А на скопления моджахедов навели артиллерию и армейскую авиацию. Противник был уничтожен.

Все ребята в подразделении, по словам Дениса,- как одно целое. От командировок в таком коллективе отмахиваться не принято. Хотя всё это - без показного геройства. Более того, есть правило, которому тоже учат командиры: если на войну не зовут - не напрашивайся, но если позвали - не отказывайся.

- Наши понюхавшие пороху офицеры не гнали нас, простых солдат, в командировки и даже где-то успокаивали юношеский пыл, объясняли, что война - это не остросюжетный фильм с обязательным хеппи-эндом, а тяжёлая, изматывающая работа круглыми сутками, с неизвестным концом,- рассказал Денис.- Да и унизительной дедовщины у нас в части не было. Отдельные армейские традиции, вроде дембельской сотки для первогодков (когда молодой боец отсчитывает своему дембелю дни до приказа о демобилизации) или уборки - это другое дело. Но никаких унизительных стирок за старослужащих или беспредела в туалетах. Более того, для каждого спецназовца считается за честь самому содержать в чистоте свою воинскую форму и прежде всего тельник и берет. А что касается уборки, дежурств и нарядов, я считаю,- это лучшая жизненная школа, которая заставляет мальчишек взрослеть и становиться самостоятельными. То, что сейчас в армии стали нанимать гражданских уборщиц и поваров - палка о двух концах...

Денис рассказал, что армейское питание пусть и не отличалось разнообразием, но было настолько сытным, что за два года службы он сумел набрать почти 25 килограммов собственного веса. И это при изнурительных каждодневных тренировках и боевой учёбе. Даже сухпайки для боевых выходов запомнились своим качеством. Хорошим было и обмундирование, в том числе зимнее. В камуфляжах своего времени службы Денис чувствовал себя уютно в любой сезон.

На войне

...Моздок. Сентябрь 2004-го. КП "Кавказ", потом полевой лагерь близ Ачхой-Мартана. Тепло. Орешник радует глаз. Тяжёлый ноющий гул винтов боевого вертолёта, приземляющегося на бетонку соседнего военного аэродрома. Распахнувшаяся дверь борта. На носилках выносят груз 200 - тела погибших ребят. Вмиг растворившуюся военную романтику сменяет саднящее чувство страха, ощущение близости холодного дыхания войны...

Таким запомнился Денису его первый командировочный день на базе. А потом потянулись суровые будни - там, на Кавказе, для спецназовцев они всегда фронтовые. Выброски в горах с вертушек, автономные разведвыходы по две недели, ночёвки в ущельях, когда спиной за ночь примерзаешь к походному коврику, а негнущиеся от сырости и мороза ботинки отогреваешь "таблетками" сухого горючего (ведь жечь костры, кроме сигнальных, нельзя), постоянное напряжение.

- Меня Бог миловал - в жёсткие боестолкновения не попадал, но доводилось слышать в густой зелёнке крики "Аллах акбар!" или на ломаном русском - "Во славу ислама!", замечать фигуры вооружённых до зубов боевиков. Признаюсь, от таких картин бросало в дрожь,- рассказал Денис.- После подобных впечатлений я перестал брать с собой в разведку лишние банки тушёнки, стал таскать запас боекомплекта. Психологический напряг доводил до комичного. Однажды, когда после очередного разведрейда мы жгли на макушке горы сигнальный костёр в ожидании вертушки, один из бойцов нашей группы решил согреть на огне содержимое фляги. И слегка отвлёкся. В итоге раскалившаяся фляга взорвалась. В последующие несколько минут, среагировав на хлопок, мы "расчехлили" в воздух вниз по склону немалое число боезарядов. Из всех стволов устроили хороший "фейерверк". Думали, что противник атаковал наши позиции, и потому ответили шквальным огнём. Да и были ещё с африканскими лицами - чёрными от горного загара (сверкающий своей белизной снег в горах великолепно отражает солнечные лучи, так что многие бойцы отличались загоревшими лицами).

Денис рассказал мне о подлой минной войне, когда сослуживцы подрывались не только на вражеских, но и на собственных минах (на такие "подарки" можно было наткнуться где угодно, ведь минирование в боевых условиях производится согласно оперативной обстановке), как вместе с товарищами выносил на плащ-палатке раненого бойца, как ходил пулемётчиком в головной дозорной группе (а "головняки" у спецназовцев - по сути, те же смертники, так как они первыми попадают под удар врага, причём в числе главных мишеней у бандитов - именно пулемётчики). Рассказал о том, как, уже вернувшись в родной Красноярск, долго привыкал к городской суете и динамичному автомобильному движению, как однажды в автобусе заступился за обиженную хулиганами беременную женщину.

Денис не жалеет об отсутствии на своём кителе наградной колодки. Говорит, для него гораздо важнее иметь возможность собраться иной раз вместе с боевыми товарищами, вспомнить армейские будни, погрустить о тех, кто уже не вернётся в мирный быт...

- Локальные войны - сегодня удел немногих. В остальном армия - та школа, без которой, уверен, мальчишке труднее стать мужчиной. Служить стоит. С другой стороны, очень хочется, чтобы общество ценило своих защитников,- завершил разговор Денис словами, к которым сложно что-то прибавить.

***

Такая работа

От 75 до 80 процентов эффективности всех боевых действий в составе 40-й армии в Афганистане - на счету спецназа ГРУ, а состав спецназа - это лишь около 1 процента от общей численности личного состава армии. В ходе этой борьбы спецназ потерял за десять лет кровопролитных боевых действий (1979-1989 годы) более 700 человек (включая небоевые и санитарные потери), уничтожив при этом более 17 тысяч душманов, захватив 825 пленных. За героизм и мужество семеро военнослужащих спецназа были удостоены звания "Герой Советского Союза", четверо - посмертно. Около 9 тысяч спецназовцев награждены боевыми наградами. Свой воинский подвиг бойцы спецназа ГРУ совершают и сегодня - в контртеррористических операциях на Северном Кавказе.


Василий КАСАТКИН.

На фото: Спецназ ГРУ - всегда на передовой.

Фото предоставлено краевым военным комиссариатом.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
НАВСТРЕЧУ УНИВЕРСИАДЕ-2019
Лев Кузнецов обсудил с ректорами высших учебных заведений края заявочную кампанию на право проведения в Красноярске XXIX Всемирной зимней Универсиады.

НОВОЕ ЛИЦО В КОМАНДЕ АКБУЛАТОВА
Главное управление образования администрации Красноярска возглавил бывший глава администрации Саянского района 37-летний Алексей Храмцов.

КРАСИВАЯ ЖИЗНЬ ЗА СЧЁТ ДОРОГ
Руководство государственного предприятия "КрайДЭО" подозревается в злоупотреблении должностными полномочиями.

ОГОНЬ "ПОХОЗЯЙНИЧАЛ" В ЖИЛОМ ДОМЕ
Идёт подготовка к ремонтно-восстановительным работам в пострадавшем от пожара 8-квартирном жилом доме на улице Полярной, 112, в Красноярске.

КОРОТКО
Берёзовская ГРЭС отметила 25-летие пуска первого энергоблока станции. Её спроектировали как часть масштабного энергетического проекта КАТЭК.

ИНДЕКС ИНФЛЯЦИИ
Красноярскстат сообщает об основных ноябрьских показателях, характеризующих инфляционные процессы в крае.

РЕЙТИНГ
Сибиряки проявляют характер










Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork