БУДЬ СЫНОЧКОМ МОИМ!
Лет десять, как деревня Талая в Емельяновском районе неожиданно для себя приобрела международную известность. Почтальоны сюда привозят конверты с письмами из разных уголков России и дальних стран, нередко появляются иностранцы. Причиной тому расположенный здесь Тальский детский дом, стараниями его руководства участвующий в различных программах по усыновлению воспитанников. В том числе и международному.

В этом году стали домашними, для кого-то родными 6 детей, один из них - для иностранной семьи. В ближайшие дни уезжают ещё двое, усыновлённые иностранцами.

Ради "Солнышко, вставай!"

Тема международного усыновления сегодня одна из будоражащих и дискуссионных. Позиции "за" и "против" раскалывают ряды юристов, правозащитников, да и всё общество. Больше, пожалуй, "против" - с доводами о потере генофонда, позоре державы, таким образом расписавшейся под ненужностью детей, спихиванием с плеч ответственности за их судьбу.

А вот директор Тальского детского дома Владимир Свалов - "за". И горячо отстаивает свою позицию:

- Конечно, как гражданин России, как патриот я бы всех детей оставил в России. А уж своих, родненьких, и вовсе бы никуда не отдал. Но одиннадцать лет работы директором детдома меня убедили в важности и нужности усыновления. Неважно, какого - международного, российского.

Этот детский дом и впрямь как цветущий островок, как оазис детского благополучия. Красочная игровая площадка во дворе. В группах великолепие поделок, мини-выставок и вернисажей детских работ, журчащий фонтанчик в коридоре, спортзал со множеством снарядов. Казалось бы, свою задачу руководитель и коллектив выполнили сполна - деткам здесь хорошо, не убогий приют. Почему же так печётся Свалов об усыновлении, бьёт во все колокола? Что же за "странность" - такая активность директора ради семейного будущего малышей, оказавшихся ненужными своим родителям? За это ведь ни надбавки к зарплате, ни каких-то поощрений, больше хлопот и попрёков. Владимир Ильич такие вопросы встречает восклицанием:

- Нет и не может быть счастливой судьбы у детдомовцев! Это ж как с подрезанными крыльями из гнезда вылететь! Почвы-то нет под ногами, когда выходят во взрослую жизнь. Ещё и немилосердная система, когда ребёнок, часто с рождения оставшийся без попечения родителей, проходит через три ведомства, а стало быть, и три казённых учреждения - Дом ребёнка, "младший" детдом, как наш, и "старший". Вот у нас ребятишки с 3 до 6 лет находятся. Далее направляются в другие КАЗЁННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ. Какое сознание дома, семьи останется в их памяти и душе?

- А не останавливает то, что произошло с несколькими российскими детьми, усыновлёнными иностранцами? Не случайно же ужесточается международное усыновление, вопросы эти вышли на межгосударственный уровень.

- Что касается несчастных случаев с усыновлёнными детьми, и особенно за границей, то в большей степени это происходит с теми, кого усыновили в обход законных схем. С нашими воспитанниками, а их уже десятки ушли в семьи, в том числе и иностранные, такого не было. И я твёрдо верю, что не будет. На самом деле система подбора родителей, рамки усыновления очень строгие. Да и сразу видно, что представляют собой будущие родители. Не раз бывало, что мы сразу отказывали, какие бы блага ни обещали. Строгая система контроля и на Западе за семьями усыновителей. Такую семью курируют четыре контролёра от разных ведомств.

Мы обходим все группы, по ходу Владимир Иванович поясняет принцип устройства: у каждого ребёнка не одна кабинка, как в детсаде, а три, на весь комплект одежды. В спортзале многое сделано руками самого директора, как, например, шведская стенка и тренажёр из берёзовых жёрдочек для профилактики плоскостопия. Здоровье, красота закладывается сызмала, а спорт, физкультура тому лучшее подспорье - отцовскую убеждённость Владимира Свалова поколебать ничто не сможет. Он утверждает, что успех усыновления, счастливая судьба ребёнка в прямой зависимости от условий воспитания в малолетстве, в данном случае в детдоме, от педагогического мастерства и добросовестности персонала. Чтоб ни в коем случае никогда не произошло отмены усыновления из-за невоспитанности, неразвитости детей, их "ужасного" поведения.

- Да, по-отечески, по-человечески очень переживаю за наших ребятишек, особенно когда их увозят из страны. Часто думаю, представляю, ну как они там... Но вот каждое утро прихожу на работу, захожу в группу, вижу, как встают, одеваются... Нет, всё хорошо, всё по правилам, и няни, и воспитатели к ребятишкам ласковы и внимательны. Но вспомните, как просыпались ваши дети, когда были маленькими, как вы брали их на руки, заглядывали в глаза, расцеловывали каждый пальчик, одевая носочки, и тогда поймёте мою позицию - неважно где, в какой части света, но у ребёнка должна быть семья! У него будет мама и папа!

В спальных комнатах это как-то особенно понимается. Нет, здесь всё замечательно устроено, удобные красивые кроватки, застеленные красивыми покрывалами, мягкие коврики. Всё хорошо и умиротворённо. Но именно в казарменной геометрии спальни - в ровных рядах кроваток - остро прокалывает сиротство ребятишек. В самые сокровенные моменты - когда спать и вставать, - так нужна мама! Нет у детдомовцев того, что наполняет счастьем (неосознаваемым, конечно) каждого домашнего ребёнка, когда ему одному поют на ночь песенку, шепчут на ушко ласковые слова. А эти сладостные минутки потягушек под нежное: "Солнышко, вставай!.." Так ли важно, на каком языке это будет сказано? Главное, что это будет сказано с той любовью и заботой, которую ребёнок не может получить в самом лучшем детдоме.

"Ты за кем, тётя?"

Ребятишки каждого пришедшего в группу встречают невысказанным вопросом, так и плещущимся во взглядах - к кому, с чем? "О, это же великие психологи! - с улыбкой комментирует Владимир Иванович минуту напряжённой тишины, что установилась, как только мы вошли в среднюю группу.- Если кто-то из взрослых появляется у нас, значит, либо кого-то заберут в семью, либо спонсоры с подарками. Вот они и вычисляют, с чем вы пришли".

Видимо, подумали, что к Даниле. С ним первым я начала разговор о любимых игрушках. Но коль заинтересовалась и трансформером Саши, то нет. Мальчишки как выдохнули - эта тётя пришла ко всем! Выпорхнула из своего домика Вика - единственная девочка в группе, по праву Принцессы имеющая свой "дом" - огороженный тюлевыми шторами уголок, в котором она подолгу просто сидит, заворожённая собственным пространством.

Окончательно разрядил обстановку вёрткий малыш. Хватая меня за руки, он начал буквально карабкаться по мне с лепетом: "Возьми меня!" Ему обязательно надо побывать на руках, рассказывает воспитательница, за Владимиром Ивановичем так он вообще волчком. Семёну 5 лет, но выглядит он моложе остальных. Проблемы в умственном развитии налицо. Однако в детдоме на него рукой не махнули, дурачком не считают. Специалисты - а здесь полный штат из психолога, логопеда - с ним ещё и больше занимаются. "До коррекционной школы, но дотянем! Будет наш Сёмка читать и писать!" - энергично уверяет директор. Верится!

"А это и есть наш "итальянец",- представляют Никиту, славного русоволосого мальчишку. Хотя уже немного не "нашего", не "своего" - в скором будущем гражданина Италии. Никитка-итальянец, косоглазя, ходит по группе этим будущим озадаченный. В отличие от егозливых друзей он более спокойный. Ему не надо стараться понравиться новой тёте, он не заглядывает в глаза вопросительно-ожидающе, как другие. Большая мечта маленького человечка сбылась месяц назад. Нарядная тётя и дядя, что приезжали в детдом, будут его мамой и папой. И брат будет с ним. Жить они будут в своём доме. Своём! Пока это счастье непредставимо и незнаемо. А сердечко тук-тук в ожидании тревожном - вдруг не сбудется, вдруг те тётя и дядя больше здесь не появятся, и сказка, нарисованная в воображении, не сбудется.

Я невольно сравнивала этих детдомовских трёх-четырёхлеток с их родительскими сверстниками по внуку и ребятишкам из его детсадовской группы. Совсем другие! Взрослее, разумнее. Хотя Славкины "коллеги" так же дружно выбегают навстречу, когда я прихожу за ним в садик. Но чтобы сообщить, что "моя мама тоже придёт", "мой папа скоро приедет", "меня дедушка заберёт, и мы поедем в парк". То, чего детдомовская ребятня сказать не может и не знает этого острого чувства "я - самый любимый, я - центр Вселенной".

И они совсем по-разному играют. Так же в домик, в магазин, парикмахерскую, доктора - по единой системе дошкольного образования Васильевой. Только для детсадовских это игра, переложение опыта виденного, знаемого. А для детдомовцев - познание неведомого большого мира, прикосновение к той жизни, что в какой-то неясной круговерти за забором. О том, что у человека должны быть мама и папа, бабушка и дедушка, "какая-то" семья, они узнают из книжек и от воспитателей. Это мой внук в три с половиной года после игр с девочками в детсаде как-то раз на даче деловито объявил: "Пойду к машине, посмотрю, не выпал ли ребёночек", - а эти ребятишки кукол не качают, в колясочках их катают только после того, как покажут им это воспитатели.

- Мы специально объясняем им, что такое семья, родители. Ведь от нас они выходят в другой интернат, идут в школу, где учатся с родительскими детьми. Чтобы разность положения не стала шоком, не травмировала, не вселяла комплекс неполноценности,- рассказывают воспитатели.

В средней группе тоже есть будущий иностранец. Уже и состоялся краевой суд по усыновлению гражданами Франции трёх братьев. Младшие находятся в Доме ребёнка в Сосновоборске, а вот старший пока ещё "тальский".

Виталя-"француз" занят шашками. Вообще-то они их с Димой только расставляют по клеточкам. Беленькая, будто сметанная, головка сосредоточенно склонилась над доской. Быстро свои синие ему расставить не удаётся, Дима опережает. А Виталик проигрывать не любит, сразу в рёв. "Ну сейчас Дима выиграл, а в следующий раз ты",-успокаивает воспитательница.

Может быть, он вернётся когда-нибудь на эту тихую улицу, в этот дом. Так ещё не было, но ведь и бывшие тальские питомцы, усыновленные за границу, ещё не выросли до взрослости. Так что, может быть, Виталик, хотя уже с другим именем, и приедет сюда или в ту деревню в Дзержинском районе, откуда вывезли его совсем крохотулей, спасая от голода, холода и вечно пьяной матери. Может быть, месье захочет увидеть мадам - ту женщину, что на самом деле его мать (зарубежные усыновители не скрывают неродства, за детьми остаётся российское гражданство). Но что скажет он ей, что ответит она ему, почему всё счастье детей променяла на пьянку и весёлую жизнь?..

- Что тебе здесь нравится? Что любишь кушать? - спрашиваю, стараясь отвлечь от переживаний проигрыша.

- Пирош-шки с капустами!

Директор угадывает мой вопрос: а будут ли там, в далёкой Франции ему печь такие пирожки, как вообще проходит адаптация ребёнка в совершенно других условиях, в чуждой языковой среде?

- Язык ребятишки схватывают очень быстро. Свой, конечно, теряют. Будущие родители-иностранцы обязательно изучают и нашу кухню. Конечно, блинчики и ватрушки от наших поваров превзойти невозможно. Но, когда приезжают сюда, учатся готовить и борщи, и щи. На семьдесят процентов усыновители бывшие советские граждане, поэтому больших проблем с этим нет. Много и россиян-усыновителей. С теми, конечно, проще. Но в целом пристрастия в еде - вопрос серьёзный. У нас в детдоме нет обеденной усредниловки. Мы подстраиваемся под вкусы ребёнка, как и дома. Если ребёнок не любит, не ест уху, то специально варят борщ. Аллергия на апельсины - значит, будет ему яблоко. Но чтобы ребёнок был сыт. Усыновителям мы составляем длинный список пунктов для ребёнка. И "про еду" их несколько.

Система подготовки ребёнка к отъезду в семью усыновителей здесь отлажена. К этому подходят всем коллективом очень серьёзно. Но, признаются сотрудники детдома, хоть и радуются за усыновлённых ребятишек, - как увозят кого или переводят в старший детдом, долго в себя приходят. Все родными становятся. За Никиту не беспокоятся: "В Италии своим будет. Он и правда как настоящий итальянец - подвижный, музыкальный, с отличным слуховым вниманием. А уж как любит яркие зрелища, праздники! Когда первый раз свозили его в цирк, он потом долго ещё вспоминал, играл "в клоунов".

Конечно, родная семья предпочтительнее, нужнее. Но это вопрос не однозначный. Вот, рассказывают в детдоме, одного мальчика хотела усыновить порядочная супружеская пара. Уже и начали оформлять документы. Но тут нашёлся биологический отец, который не дал согласия на усыновление. Дело расстроилось. Об этом все говорят с явным сожалением, потому что папа этот сейчас в заключении, ему 53 года. "Сидеть" ещё шесть лет. Не факт, что после освобождения ему отдадут сына, что ребёнок обретёт семью (только какую?) и будет счастлив.

- Ребятишки наши развитые, рано начинают читать и считать. И кругозор широкий, ведь с ними плотно занимаются и психолог, и логопед, и музыкальный работник, и инструктор по физкультуре. Кажется, они знают всё! Нет только понятия о семье. Как ни силится их воображение, не могут представить, что это такое. Мы рассказываем, что у каждого человека должна быть мама, семья. Как-то я попросила их нарисовать дом и маму. Фантастические получились рисунки. Лес, медведи... А вот мама почти у всех была солнышком,- рассказывает Ольга Медведева, воспитательница с 20-летним стажем, ставшая второй мамой для многих и многих малышей.- Свой дом, семью мало кто помнит. Ведь если их и забирали из семьи, то совсем маленьких. А может, память сознательно стёрла все воспоминания. Редко у кого они светлые. Изымают из семьи в крайних случаях, когда ребёнок оказывается в опасности, когда мама ведёт аморальный образ жизни. Много у нас детей осуждённых женщин. И даже есть те, кто родился в колонии. Сроки немалые, за убийства, но чаще за распространение и сбыт наркотиков. А вот в родительскую семью вернулся всего один. Недавно проводили Лику в родную семью и деревню в Сухобузимском районе.

Эти странные иностранцы

Что же это за странные иностранцы - итальянцы, американцы, французы, австралийцы, почему ищут детей за тридевять земель, почему именно маленьких россиян хотят взять себе в семью?

За одиннадцать лет работы в детдоме, как говорит Владимир Ильич, ему стало понятно "непонятное" движение души людей из разных стран:

- Наверное, это то общечеловеческое, что объединяет все народы,- потребность добра, семейные ценности. И высшее счастье - дети. Мир, насытившись, набегавшись за благами, понял, что надо поделиться, что богатство только тогда имеет ценность, когда отдаёшь. Это то библейское "дай Бог давать".

А дети-россияне активно пошли на усыновление в путинское время, когда вырос престиж нашей страны в мире. Я уверен во всех усыновителях - берут от души, это не сыграть. Помню, была одна американская пара. Женщина - просто голливудская красавица, была мисс штата. Вела шоу на телевидении. Эта американская пара забрала у нас двоих детей. А после усыновления женщина ушла в детей и пишет, что только теперь по-настоящему счастлива.

В директорском "арсенале" есть пухлая папка с отзывами всех посетителей детдома. Стоит заметить, с восхищёнными, благоприятными. Много в этой папке листочков, исписанных не по-русски. Некоторые с переводом. Думается, в них и есть ответ - почему?..

"Сегодня, 5 мая 2004 года, было обычным днём для всех людей, но не для меня. Когда я первый раз встретился с Катей, я отчётливо увидел, что каждая комната наполнена любовью к детям: очень удобные кроватки, стулья для учёбы, наполненные любовью голоса воспитателей, поющих и хлопающих в ладоши вместе с детьми.

И я очень рад, что Бог выбрал нашу семью, чтобы мы продолжили ту работу, которую вы начали. Паул Ванленли. Штат Техас, США".

"Мы проснулись рано утром с желанием и нетерпением поскорее увидеть Катю. Наши ожидания сбылись - то, что мы видели на плёнке, "в идеале", мы увидели в реальной жизни: счастливый ребёнок с волшебными глазами и очаровательной улыбкой. Мы были так рады взять Катю на руки, согреть её своим теплом, и она ответила нам такими же чувствами. Мама была так тронута, когда Катя сидела у директора на коленях и украдкой посматривала на неё.

Папа весь сгорал от эмоций, когда-то он переживал подобные ощущения после рождения двух сыновей - Эрика и Джейка. Катя, естественно, стеснялась папу, но мы уверены, что со временем всё уладится, стоит только проявить папе нежность.

...Наша встреча подтвердила, что Бог позаботился о нас, найдя ребёнка для нашей семьи. У неё сильный характер, изобретательный ум и любовь к музыке - всё это присуще нашей семье.

Мы были удивлены, насколько директор творческий человек, насколько он осведомлён о развитии ребёнка. Воспитатели дружелюбные, и само здание напомнило школу наших детей. На нас произвели впечатление чучела животных, фонтан, сцена и стульчики в игровой, спортивные снаряды, декорации для театра. Чарльз описывает детский дом как островок тепла, любви, безопасности и творчества, несмотря на то, что людям здесь живётся нелегко.

Чарльз и Марджори Гунноэ. Мичиган, США. 25 мая 2004 года".

"Сидя здесь, я хочу, чтобы вся работа с документами закончилась, и я думаю о том, как изменится моя жизнь, и обо всём прекрасном, что произойдёт. Каждую ночь последние 9 месяцев я молилась о Никите и его воспитателях. Никита мыслящий, вежливый, заботливый и рассудительный. Я знаю, что это передалось ему от вас и ваших работников, за что я всегда буду благодарна.

Кэтлин Гуглислио. Штат Нью-Йорк, США. 11 апреля 2005 года".

"На меня произвела впечатление русская система обучения, которая поддерживает ваших детей. Ваша работа очень важна, и вы к ней относитесь со страстью.

Беркли Канн, Виктория, Австралия, 5 мая 2007 года".

А потом в Тальский детдом приходят письма. С фотографиями бывших воспитанников, взрослеющих год от года и, конечно, изменившихся. В совсем другом интерьере, уже "стопроцентных" американцев, итальянцев... И таких счастливых, весёлых. С совсем другим взглядом, который бывает только у домашних детей, маминых сыночков и папиных дочек. Такие фотографии рассматривают всем детдомом несколько дней, вспоминают, какими у них появились теперь Джон или Майк, Кэт или Мари.

Двое из директорского списка

Каждая детская судьба у Владимира Свалова зарубкой на сердце. Но две истории, признаётся, его потрясли особенно, "перевернули и педагогическое, и человеческое сознание".

Первая - Вовчик. Так как-то сразу назвали мальчика, потому что близко к слову "живчик", соответствующему темпераменту новичка. Его привезли после звонка из министерства. Замявшись в разговоре, сотрудница осторожно сообщила, что мальчик - инвалид. Ему четыре года. Сирота. Мать умерла. Отец - прочерк в свидетельстве о рождении. Привезли его прямо из детской краевой больницы, где он практически и обитал всю свою маленькую жизнь с тяжёлой инвалидностью.

У него не было одной почки и мочевого пузыря. Ходил с привязанным калоприёмником на боку. Да что ходил - носился! Подобный ему шустрик, вспоминают и воспитатели, только Петька-цыганёнок, дитя солонцовского табора. Зашёл Вовчик в группу, огляделся и с восхищением сказанул: "Ни фига, сколько книжек!" Видимо, книжки, что оставляли соседи по больничным палатам, и были его первыми и единственными игрушками. В детдоме он пробыл несколько месяцев. И всё это время неунывающий живчик всё твердил про тётю, которая была с ним в одной палате в больнице. Женщина лежала со своим ребёнком, ухаживала и за Вовчиком. "А где Нина?" - встречал он Владимира Ивановича каждое утро.

Как рассказывает Свалов, ему очень хотелось увидеть, узнать про ту женщину, что оставила такой добрый след в душе ребёнка. И он "сорвался" в краевую больницу. Озадачил весь персонал поиском бывшей пациентки. Целый день перелопачивали все списки, чтобы установить эту тётю, о которой всё твердил Вовчик. Нашли данные, адрес. Неблизкий от Красноярска район. Владимир Иванович написал ей. Как говорит, в надежде, что, может быть, хоть когда-нибудь в гости приедет. Но вскоре эта Нина приехала, с уже готовыми на усыновление документами. И она не могла забыть мальчишку. В семье не было большого достатка, были свои маленькие дети. Но Вовчика приняли как родного.

- Какие бы экономические неурядицы ни были, какой бы материально трудной ни была жизнь, в людях остаётся та душевная высота. И это не вытравить ничем, не поколебать. Это материнство высшей категории, когда для женщины чужих детей не бывает.

К счастью, одни из иностранных усыновителей, бывшие в детдоме, узнав о проблеме со здоровьем Вовчика, помогли ему с операцией. Возила за границу мама. И не раз. При такой сложной врождённой патологии потребовалось несколько операций. Сейчас ему 10 лет. Вполне нормальный, здоровый ребёнок. Хорошо учится. Если бы не операции, а главное - семья, забота,- пропал бы парнишка,- замечает Владимир Ильич. И улыбается:- Наверное, и в новой семье Вовчик самый шустрый. В этом ему и у нас равных не было. Но он хороший, добрый мальчишка, и в хорошей семье у него будет счастливая судьба.

Вторая история - с Дашей. Всё произошедшее с ней для директора Свалова было таким потрясением, каким-то новым открытием детской души. Так долго не отпускало, что неожиданно для себя взялся за перо. Признаётся, что не мог не выложить это (да и все скопившиеся наблюдения педагога) на бумагу. Свой рассказ-повествование пережитого он так и назвал - "Дикарка".

В самой сибирской глубинке, в небольшой деревеньке, вокруг которой простирались поля, а за околицей началась настоящая тайга, тихо и размеренно текла обычная жизнь.

Пара небольших магазинчиков, почта, клуб, сельсовет, школа и детский дом - вот и все места, где местный люд мог найти себе работу. Когда-то существовал совхоз, но, как и везде, был умышленно обанкрочен, технику и здания быстро растащили, мужское население по причине поголовного пьянства за несколько лет вымерло. В основном остались доживать свой век пенсионеры. Женщины же большей частью нашли себе работу в школе и детском доме, где воспитывались дети от грудного до школьного возраста.

Маленький детский дом был каким-то обособленным островком. Местное население не могло принять то, что дети пьяниц, матерей-"кукушек" жили, казалось лучше деревенских - питались очень хорошо, одевались во всё лучшее, ездили в город на все праздники, в цирк, театр, своим же детям зачастую на свою заработную плату не всегда удавалось купить даже фруктов.

Конечно, людей можно было понять, ведь в детский дом постоянно приезжают журналисты, телевидение, краевые начальники и депутаты, особенно перед выборами, а деревенские жители не всегда видят и районных чиновников. Никак наш человек не может понять, что ребёнку в детском доме, кроме родительской ласки, никакие подарки не нужны. Дети, часами глядя в окно, ждут, а вдруг из изредка подъехавшей машины выйдет та, единственная, и заберёт его отсюда навсегда.

В детском доме шла своя, расписанная по минутам жизнь. В трёх группах, в каждой из которых не более десятка детей, были и свои любимцы. Так, в младшей была двухгодовалая Даша - своими голубыми, широко открытыми глазами она сразу притягивала к себе внимание. Год назад, когда её, ещё совсем крошечную, привезли в детский дом, она, как загнанный зверёк, забилась в угол и с ужасом смотрела на воспитателей, будто кругом одни враги. Даже подходившие к ней с любопытством ребятишки не могли понять, почему она всех боится.

Прошёл год, но Даша по-прежнему признавала лишь одну из воспитательниц, других сотрудников просто игнорировала. А если пытались с ней заговорить, сразу пряталась за воспитателя и ещё долго осторожно выглядывала оттуда, за что и получила прозвище Дикарка. Любимой её игрушкой стала небольшая невзрачная кукла, Даша всегда держала её с собой, а ложась спать прятала куклу под подушку. Никто ни разу не слышал от неё плача, даже на прогулке, случайно упав, поцарапав до крови коленку, она лишь морщилась и крепко сжимала губы. Редко принимала участие в общих играх, больше играла одна или часами могла смотреть в окно, будто там, в другом мире, кто-то её ждал.

Мы знали, что в свои два года она может отлично говорить, лепить из пластилина зверушек, рисовать различные картинки. И во всех её рисунках было солнышко. На вопрос: "Что это?" - всегда был ответ: "Мама!" Мама, которую она, вероятно, и видела лишь один раз - при рождении.

В то утро в моём директорском кабинете раздался телефонный звонок, это звонили из районного отдела опеки, предупреждали, что сейчас подъедет супружеская пара, которая хочет посмотреть детей, и со временем, может, усыновит кого-нибудь. Для учреждения это как праздник, а вдруг кому-то из детей ещё повезёт, ведь как бы ни было хорошо в детском доме, а в семье всё равно лучше. В таких случаях волнение передаётся от директора к каждому работнику, хотя было время, что из двадцати пяти детей, живущих в детском доме, за один год двадцать были усыновлены, но к этому невозможно привыкнуть.

И в этот раз к подъехавшей машине, новой, сверкающей на солнце, устремились взоры всех сотрудников. В кабинет вошли двое: впереди высокая женщина средних лет, одетая по последней моде, в дорогой шубке, следом мужчина под стать ей, - сразу видно, что семья не из бедных. Познакомились. На вопрос, кого бы они хотели посмотреть - мальчика или девочку, какого возраста, - женщина пожала плечами, а мужчина сказал, что сами ещё не знают кого, видно будет. Но сразу предупредили, что основные документы на усыновление у них с собой, так, на всякий случай, ведь им пришлось уже более десятка детских домов объехать, а того единственного всё нет. Принимаем решение подняться на второй этаж, там две группы детей четырёх - шести лет, и, вероятно, есть шанс из многих выбрать кого-либо. Проходя на первом этаже мимо дверей младшей группы, женщина вдруг остановилась, словно наткнулась на преграду, показала рукой на дверь и спросила: "А что там?" - "Да тут несколько детей младшей группы, пойдёмте лучше на второй этаж, там детей больше",- пытаюсь объяснить я.

"Можно мне только краем глаза взглянуть, и пойдём дальше?" - почему-то шёпотом сказала женщина, мужчина нерешительно топтался сзади всех. Почти неслышно приоткрыли дверь. В группе шли "бои местного значения": кто строил из кубиков дом, кто листал книжку, и лишь Дикарка сидела, как обычно, на диване, у окна, в конце игровой комнаты. Казалось, никто из детей даже не заметил, что в приоткрытую дверь на них смотрит несколько пар глаз. Но вдруг Дикарка с громким криком, бегом через всю комнату, падая и спотыкаясь об игрушки, кинулась к дверям, распахнула их на всю ширину, уткнулась в колени совсем незнакомой женщине и сквозь всхлипы, приговаривая, повторяла: "Это моя мама, моя мама! Где же ты так долго была, я так долго тебя ждала!"

В нависшей тишине было даже слышно тиканье часов на стене, всегда шумные дети, побросав всё, с удивлением смотрели на плачущую Дикарку, ведь не то что слёз - громких слов от неё никто не слышал.

Первая от шока пришла в себя женщина. Повернувшись к мужу, она громко сказала: "Вот и всё, это и есть наша дочь, хочешь ты этого или нет". Мужчина, подойдя к ним, погладив девочку по голове, сказал: "А это я, твой папа, мы тебя обязательно заберём прямо сегодня". Он отвернулся и как-то неловко смахнул слёзы с глаз. Отведя его в сторону, я сказал, что за один день невозможно оформить все документы на удочерение, есть ряд инструкций, да и решение районного суда потребует времени, на что он сказал, что это их проблемы.

Дашу невозможно было отнять у женщины, обе, словно сиамские близнецы, никак не могли насмотреться друг на друга, слёзы ручьем лились у обеих, словно Дикарка два года копила их для этого. С большим трудом удалось Дашу увести в группу, она всё оборачивалась на закрытые двери, словно вновь они откроются, и там появится она, её единственная и неповторимая мама.

День заканчивался, вечерние сумерки за окном, казалось, разделили весь мир на две части: там, за окном - пустота, а тут, в комнате, где тепло, яркий свет - кипит жизнь. За целый день Дикарка не проронила ни слова, молча делала всё, что предписывалось режимом - обед, двойной сон, прогулка и прочие дела, но каждый раз, будто ненароком, она оказывалась у двери, где ещё утром произошла незабываемая встреча. Другие дети пытались как-то досадить ей за то, что это не к ним приезжали, исподтишка говорили: "Никто тебя отсюда не заберёт". Хотели увидеть, как она будет плакать, ведь детская жестокость и ревность может в десятки раз превосходить взрослую. Но убедившись, что она на их вызов не отвечает, быстро оставили её.

Рабочий день закончился, но, как обычно, нужно было подготовить ряд документов для поездки на следующий день в город и пришлось задержаться. За окном появились первые звёзды, в детском доме утихла суета, дети начали готовиться ко сну, в тишине работалось легко, но внутри оставался какой-то осадок после утренней встречи, что-то беспокоило, словно какое-то дело осталось незавершённым.

Неожиданно окна ярко осветились фарами подъехавшей машины, из которой вышли двое. Они почти бегом дошли до крыльца. Войдя в кабинет, запыхавшись, утренние гости с гордостью и облегчением выложили на стол объёмистую папку. "Тут всё, что положено по закону об усыновлении",- сказала женщина, мужчина же только молча кивнул. Как им удалось за день оформить документы в райцентре за сто километров от детского дома, история умалчивает.

В этот день взбудораженные сотрудники, торопясь, собирали в дорогу Дикарку, которая, словно клещ, неотрывно сидела на руках мамы, гладила её руки и тихо повторяла: "Я знала, знала, что ты за мной вернёшься". Провожать счастливую семью вышли все оставшиеся в этот вечер сотрудники. Стоя на крыльце, воспитатели не скрывали своих чувств: кто плакал, кто молча крестил вслед отъезжавшую машину, а в окна детского дома смотрели десятки пар детских глаз с надеждой, завистью и мечтой - когда-нибудь и на их улице будет праздник, и им скажут: "Счастливого пути в жизни!"


Татьяна АЛЕКСЕЕВИЧ.

Фото автора.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
УРОЖАЙ НУЖНО СОБРАТЬ И СПАСТИ
К середине этой недели, 26 сентября, сельхозпроизводители Красноярья убрали 74 процента посевных площадей, намолотив 1 миллион 518 тысяч центнеров зерна при урожайности 20,5 центнера с гектара.

КРАСНОЯРСК БОРЕТСЯ С ДЕФИЦИТОМ
Администрация Красноярска объявила сразу пять конкурсов на привлечение кредитных ресурсов с общим лимитом 922 миллиона рублей для финансирования дефицита муниципального бюджета и погашения уже существующих долгов.

КОРОТКО
Сегодня во Дворце спорта имени Ивана Ярыгина открывается II Фестиваль студенческого спорта: 450 студентов из девяти федеральных университетов будут соревноваться по волейболу, мини-футболу, баскетболу, а также состязаться в фитнес-аэробике, плавании, комбинированной эстафете.

"ЛЕНГИДРОПРОЕКТ" СДЕЛАЛ РАБОТУ НАД ОШИБКАМИ ДЛЯ ИРКУТЯН
Иркутская область получила заключение государственной экспертизы на проектно-сметную документацию мероприятий по подготовке ложа водохранилища Богучанской ГЭС (БоГЭС) к затоплению после устранения "Ленгидропроектом" сделанных ранее замечаний.

КРАСНОЯРСК - ТОЖЕ НЕ ИСКЛЮЧЕНИЕ
Во вторник, 25 сентября, поздно вечером на 23-м километре автодороги между Минусинском и Курагино Honda Saber сбила стоящего на проезжей части дороги мужчину.

РЕЙТИНГ
Стерпится - слюбится?

НОВЫЕ ЗАРПЛАТЫ
С 1 октября на обновлённую систему оплаты труда (НСОТ) перейдут 38 краевых учреждений. Как пояснили в региональном министерстве финансов, данные учреждения были отобраны на конкурсной основе. Победителями признаны образовательные учреждения для детей-сирот и для детей, оставшихся без попечения родителей, учреждения среднего профессионального образования, а также подведомственные краевым министерствам культуры и здравоохранения, санаторно-курортные учреждения с общей численностью работников свыше 4,5 тысячи человек.

НАШИ ПОЭТЫ В КОКТЕБЕЛЕ
Красноярские поэты Марина Саввиных, Сергей Кузнечихин и Иван Клиновой приняли активное участие в юбилейном Х Международном научно-творческом симпозиуме "Волошинский сентябрь", который проходил в легендарном Коктебеле, расположенном на восточном побережье Крыма.

КОДЕИН ПРОДАЛИ БЕЗ РЕЦЕПТОВ
Прокуратура Кировского района Красноярска совместно со специалистами министерства здравоохранения края и наркоконтроля проверила соблюдение требований лицензионного законодательства в девяти аптечных учреждениях на своей территории.

В ЕРМАКОВСКОМ РАЙОНЕ - НОВЫЕ ЭПИЗОДЫ
Заместителя главы Ермаковского района Андрея Канина заподозрили в новых эпизодах взяточничества, сообщили на этой неделе в Следственном комитете по Красноярскому краю.

"ПАТРИОТ" ВЪЕХАЛ В ДЕРЕВО
Водитель УАЗа, четверо пассажиров которого погибли и девять пострадали, явился в полицию, после чего его направили на освидетельствование на предмет алкоголя, сообщили в пресс-службе Главного управления МВД по Туве.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork