СВОБОДЕН, КАК СОЛНЕЧНЫЙ ЗАЙЧИК
"Мир ловил меня, но не поймал..." Григорий Сковорода.

В чём тайна поздеевского таланта? И в чём суть тех уроков, которые преподал он нам своим творчеством и своей жизнью?

До последних дней жизни художник сохранял юношеское простодушие и чистый, незамутнённый взгляд на действительность. Он смотрел на мир широко распахнутыми глазами. Любил жизнь, умел по-детски радоваться жизни и заражал любовью окружающих. Но при этом был мудрым человеком, и картины его не только радуют глаз, но и тревожат душу, заставляют задуматься о смысле жизни, о смерти, о предназначении человека на земле.

Легенды и мифы сопровождали его на протяжении всей жизни. "Сибирский отшельник", "чудак", "формалист", "примитивист"... Каких только ярлыков не навешивали на него друзья и недруги! Но Поздеев не поддаётся однозначным определениям и не укладывается в рамки. Внешне покладистый и добродушный, в творчестве он никогда не подчинялся диктату идеологии, не поддавался поветриям моды и конъюнктуры, оставаясь верным лишь своему призванию, своему дару. Однажды художник Владимир Капелько ("Капеля", как звали его друзья) с шутливой нежностью назвал Поздеева "солнечным зайчиком" - и мне этот образ кажется очень точным. Таким он и был, Андрей Геннадьевич - светлым, неуловимым, свободным... Как солнечный зайчик!

Начало

Андрей Поздеев родился 27 сентября 1926 года в селе Нижний Ингаш, в трёхстах километрах к востоку от Красноярска. Он был третьим ребёнком в семье Геннадия Даниловича Поздеева, начальника местной почты, и его жены Евдокии Ивановны, крестьянки родом с Ангары. Семья часто меняла места жительства - Енисейск, Хакасия, Эвенкия, Новосёлово...

Самые первые и самые светлые воспоминания о детстве у Андрея Поздеева были связаны с миром природы. "Осознал я себя маленьким лет с трёх, - рассказывал он спустя много лет. - Сижу на попе, смотрю в небо - и у меня текут слёзы. А почему? Сам не знаю. В памяти остались картинки... зелёная-зелёная травка, синее-синее небо... и блаженное состояние души! А главное - ощущение связи с землёй и небом, ощущение простоты и простора..."

Одно из светлых воспоминаний осталось о посещении вместе с бабушкой Катериной храма: "...Тепло, тихо, грустно и как-то тревожно. Двери открыты в храме, людей нет, мы входим, и я начинаю медленно поднимать голову. Господи! Это настоящее чудо: всё бесконечно струится и переливается серебром ввысь. И нет конца и края, а я такой маленький, только помню свою руку, тянущуюся к бабушке, и шёпот: "Господи! Господи!.."

Тягу к рисованию Поздеев почувствовал с раннего детства. Когда ему было ещё лет пять, Андрей нашёл в старом домашнем сундуке оставшиеся от деда-краснодеревщика пигменты (основы для красок) - и тут же принялся рисовать, хотя был ещё совсем несмышлёныш. Первый публичный успех пришёл к юному художнику в 1937 году, когда он учился в третьем классе школы. Тогда вся страна шумно отмечала столетие со дня смерти Пушкина, и вот на краевом конкурсе в честь этой даты были отмечены призом и денежной премией (тридцать рублей!) сразу два рисунка Андрюши Поздеева. После этого многие советовали родителям отправить мальчика на учёбу в Новосибирск или куда-нибудь ещё. Но как-то ничего из этого не вышло.

В школе он учился неровно, в пятом-шестом классах увлёкся блатной "романтикой", рано начал курить, научился играть в "зоску" и в "чику". Узнав о его таланте художника, дружки заставляли его делать рисунки для наколок. Так и себя Андрей украсил татуировками, и когда отец как-то в бане обнаружил это, то нещадно его потом высек. Эти наколки, оставшиеся на его теле до конца жизни, Поздеев, смеясь, называл "выставкой, которая всегда со мной"...

Когда началась Великая Отечественная война, семья Поздеевых жила в Тюхтете. Отца взяли в армию, и Андрей совсем отбился от рук. Связался со шпаной, пропускал уроки. Не закончив семь классов, поступил на Красноярский завод комбайнов, где работал токарем, вытачивал детали для мин. Как-то у него разболелся зуб, и Андрей самовольно уехал в Тюхтет, покинув рабочее место, а по законам военного времени это считалось преступлением. Так он загремел на шесть месяцев в СИЗО-1, где в ту пору были камеры для малолетних. Там он оформлял стенгазеты и прочую наглядную агитацию.

После освобождения его направили на учёбу в ремесленное училище (железнодорожное ФЗУ) на станцию Енисей, где готовили сцепщиков вагонов и составителей поездов. Кстати, в этом же ФЗУ, правда, в другое время, учился и юный Виктор Астафьев. Поселившись в общежитии, Андрей сразу понял, что это настоящая воровская "малина", обитатели которой быстро нашли применение его художественному таланту. Поздеева заставляли рисовать игральные карты, делать фальшивые "ксивы" и трафареты для татуировок. У него тогда было прозвище "Хударь". "Мои татуировки пользовались успехом, - с улыбкой вспоминал Поздеев. - Даже воры в законе доверяли мне свои спины и плечи. Однажды устроили что-то вроде худсовета. Одобрили! Так что после этого никакие другие худсоветы были уже не страшны..."

"Слава богу, никого не убил..."

В 1943 году семнадцатилетний Андрей Поздеев сам явился в военкомат и добровольцем попросился на фронт. Служил он на Дальнем Востоке, в Маньчжурии, в дальнобойной артиллерии, связистом. Участвовал в боевых действиях по разгрому Квантунской армии в конце 1945 года. Спустя много лет не раз говорил, вспоминая ту пору: "Слава Богу, никого не убил!.."

Война произвела на него ужасное, неизгладимое впечатление своей жестокостью, бесчеловечностью. По словам вдовы художника Валентины Михайловны: "Андрюша ещё через много лет после войны орал по ночам, просыпался весь в поту от жутких кошмаров..." Мне он не раз говорил, что самое отвратительное в войне это то, что она раскрепощает всё худшее в человеке, пробуждает самые низменные его инстинкты. И поэтому Поздеев терпеть не мог какой-либо романтизации этого массового безумия, взаимного уничтожения людей друг другом. Все его воспоминания о войне были абсолютно лишены пафоса, зато в них было много трагизма и мрачного гротеска. Андрей Поздеев был на всю жизнь травмирован этими впечатлениями.

Так что нечего удивляться ничтожно малому числу созданных им произведений на военную тему. Их можно перечислить по пальцам одной руки. Это картина "Война", на которой жертвы бесчеловечной бойни и впрямь похожи на "пушечное мясо", кошмарный фарш из дьявольской мясорубки. Это печальный поминальный триптих: "Женихи", "Невесты" и "Реквием". И, наконец, это гротескные портреты ветеранов... И, вроде бы, всё. То есть можно сказать, что военная тема не вдохновляла, а скорее отвращала Поздеева. По словам Валентины Михайловны, в 1995 году, к 50-летию Победы, он неслучайно ведь написал холст "Победитель", на котором изображён яростный бык, вскинувший на рога матадора...

"Домашний импрессионист"

Из армии Поздеев был демобилизован по болезни (на острове Кунашир он заболел туберкулёзом). Вернувшись домой, подлечившись и слегка окрепнув, он сразу занялся рисованием. Первая выставка, в которой он принял участие, состоялась в 1948 году. Это была выставка минусинских художников, а Поздеев в ту пору жил в Минусинске, работал художником в знаменитом Мартьяновском музее и вёл кружок рисования в Минусинском дворце пионеров.

Представленные на этой выставке работы Поздеева привлекли внимание местного педагога П. Ф. Костромитина, который первым отметил незаурядные живописные способности молодого художника. Он не только поддержал Поздеева, но и настоятельно посоветовал ему серьёзно работать над собой. Окрылённый этими словами Андрей Поздеев в 1950 году отправился в Красноярск, где познакомился с местными профессиональными художниками, был принят в товарищество "Художник". Особенно поддержал его Андрей Прокопьевич Лекаренко, который порекомендовал ему поступить в художественную школу имени В. И. Сурикова. "Парень ты талантливый, - сказал мэтр, - но, чтобы скинуть свой "домашний импрессионизм", надо тебе поучиться..."

"Помню, я не сидел на месте, - рассказывал мне Андрей Геннадьевич, - из класса в класс бегал, спешил наверстать упущенное. Всему сразу учился - и с натуры рисовать, и с гипса..." Забывая об отдыхе и еде, он днями пропадал на этюдах - за городом, на берегу Енисея, в заповеднике "Столбы", просто на городских перекрёстках.

Суриковскую школу Поздеев закончил с отличием. А вот больше учиться так и не довелось. Он всегда с благодарностью вспоминал своих первых учителей, старших товарищей по цеху, даже тех, кто не очень его признавал и поддерживал. А тот юношеский "домашний импрессионизм", за который его некогда журил Лекаренко, не исчез, слава Богу, остался и в зрелых работах мастера. Поздеев рассказывал о своём учителе: "Лекаренко, бывало, любил повторять, глядя на мою мазню: "Холстики бери поменьше, красочки клади потоньше!" И, смеясь, Андрей добавлял: "Плохим я оказался учеником - всё делал наоборот!.."

Гадкий утёнок

Конечно, Поздеев не вписывался в рамки соцреализма, не поддавался попыткам втиснуть его в прокрустово ложе идеологических норм. Но отмахнуться от него было уже невозможно. И вот в 1961 году он был принят в Союз художников, а в 1964-м состоялась его первая персональная выставка.

На той выставке было представлено более ста живописных и около десятка графических работ. Особенно были отмечены критиками городские пейзажи. "Поздеев - художник лирического плана, - писала автор предисловия к каталогу Г. Гусятникова. - Он является, пожалуй, наиболее поэтичным художником среди красноярцев..."

"После открытия выставки к нам домой нагрянула куча народа, - вспоминает Валентина Михайловна. - Угощать особенно было нечем - огурчики, помидорчики... А когда в квартиру ввалилась толпа, я пришла в ужас - яблоку упасть негде! Художники, архитекторы, девушки с телевидения..." "Это было потрясение! - вспоминала позднее о первой поздеевской выставке Евгения Кузнецова, будущая (теперь уже бывшая) хозяйка "Пикры". - В Красноярске, "во глубине сибирских руд", и вдруг - Париж! Яркий, колоритный, модерновый, ни на кого не похожий и одновременно что-то напоминающий. От его работ было необычайно хорошо, почти сказочно, и хотелось творить что-то радостное, хотелось жить, и жизнь казалась прекрасной".

Впрочем, эта выставка прошла довольно спокойно. А вот вторая персональная выставка Поздеева, открывшаяся спустя десять лет, в 1974 году, сопровождалась скандалом. Сам Андрей Геннадьевич мне позднее об этом рассказывал: "Наши администраторы и искусствоведы собирались устроить мне на обсуждении выставки критический разгром! Но затея не удалась: среди приглашённых на обсуждение оказалось вдруг слишком много добрых и умных людей, любящих мои картины. Начальство потом меня же и обвинило, что якобы я сам всё это подстроил..."

Прошли годы - и персональные выставки Поздеева стали открываться не только в Красноярске, но и в других городах края, и в соседнем Новосибирске, и в далёком Таллине, и в столицах - Москве и Санкт-Петербурге. А потом и за рубежом! Так, одна из лучших работ Поздеева, "Цветы Земли", хранится в одной из картинных галерей Токио. Впрочем, некоторые чиновники от искусства ещё и сегодня, по совковой инерции, называют Поздеева "спорным" художником... А чего тут спорить? Давно уже ясно: нам, красноярцам, повезло дважды - в девятнадцатом веке у нас был Суриков, а в двадцатом - Поздеев, которым мы точно так же можем гордиться.

Поздеев и Астафьев

Они познакомились очень поздно, хотя в их биографиях есть много общего. В детстве оба беспризорничали, оба учились в одном и том же - железнодорожном - ФЗУ, оба были на фронте и с одинаковым отвращением вспоминали потом о кровавой бойне...

Но характеры были разные. Астафьев - шумный, открытый, распахнутый, громогласный, куда более компанейский, подчёркнуто простой в обращении, подчас грубоватый. В отличие от Поздеева с его настороженностью, ранимостью, мнительностью. Да и художественные пристрастия у них не очень-то совпадали. Астафьев всё-таки был приверженцем реализма, и формальные поиски обычно оставляли его равнодушным. Но одарённость и уникальность Поздеева для него была очевидна, он это ощущал, чуял своим звериным нюхом.

Астафьев бывал в мастерской у Поздеева всего раза три. Об одном из этих визитов рассказал мне известный красноярский художник Валерий Кудринский. Астафьев подошёл к свежему холсту, на котором только что была изображена обнажённая женская фигура, и, похохатывая, спросил: "Андрюха, можно, я эту бабу за коленку пощупаю?" - "Ой, не трогай! Не трогай!" - закричал Андрей Геннадьевич, но Астафьев уже коснулся пальцем её колена - и смазал краску.

Но Виктор Петрович знал цену Андрею Геннадьевичу. Вот какую запись оставил он в книге отзывов на юбилейной поздеевской выставке в октябре 1986 года: "Поздеев - это факт существования его искусства, ни у кого не занятого, яркого. "Это искусство ребёнка, ничем не запятнавшего свою душу", сказала при мне умная женщина, и я с нею совершенно согласен. Быть может, этот "ребёнок" намного вперёд ушёл от нас и ближе к будущей мысли и восприятию сложного современного мира находится, чем мы..."

Когда умер Поздеев, я ничуть не удивился, увидев сидящим возле его гроба, в Доме художника, Виктора Петровича Астафьева.

Последняя "Сирень"

В последние годы жизни Поздеев увлёкся эзотерической литературой, читал книги Блаватской и прочих подобных авторов. Его это так сильно захватило, что он даже рассказывал о своих "полётах", "выходах из тела". Признавался в этом застенчиво, доверительно. Описывал, что он видел во время этих "полётов" - облака, луга, цветы, людей... Говорил, что боится улететь слишком далеко, так как может потом не найти обратную дорогу...

Не случайно есть у него картины, по которым можно судить, что тема "полётов" волновала его с давних пор. Особенно это касается живописного диптиха "Пространство", где изображены человеческие фигуры, парящие в окружении розовых и фиолетовых кругов и спиралей. А незадолго до смерти он начал большой холст, который так и назывался "Летящие", но работа эта осталась незавершённой...

Все последние десять лет он чувствовал себя неважно, "катастрофически худел" (по выражению Валентины Михайловны, да и окружающие это замечали), быстро уставал, хотя работать не переставал ни на один день. В марте 1998 года Поздеев лёг в больницу на обследование, где и был поставлен страшный диагноз: рак лёгкого с метастазами.

Сломленный болезнью он особенно тосковал по работе. За окном царило лето, всюду в городе цвела сирень, так любимая Андреем Геннадьевичем. И он попросил Владимира Ваганова, своего друга, чтобы тот принёс ему розовой сирени. Ваганов выполнил просьбу, принёс в мастерскую огромный букет сирени - и Поздеев тут же собрался его писать, несмотря на протесты медсестры. Попросил выдавить ему краски из тюбиков (собственных сил на это уже не хватало), а потом всех выпроводил из мастерской - и, оставшись один, написал свой последний "Букет сирени". Сделал его минут за сорок. Потом обессилел - и уже не смог холст подписать. С того дня эта "Сирень" так и стоит в его мастерской на мольберте, неподписанная...

Последними его словами была просьба: "Положите со мной чистый лист белой бумаги и кисточку..."

Без Поздеева

Спустя два года в центре Красноярска появился памятник Андрею Поздееву, созданный скульптором Юрием Злотей. Открытие памятника состоялось 27 сентября 2000 года, в день рождения Андрея Геннадьевича.

В этот же день в Абакане умер Владимир Капелько, Капеля - талантливый художник, поэт, друг Поздеева, нежно его любивший... Тот самый, что ласково назвал когда-то Поздеева "солнечным зайчиком".

Красноярцы быстро привыкли к бронзовому Поздееву, поставленному в центре города, в слишком уж бойком и многолюдном месте. Памятник вполне современный, оригинальный, но слишком уж доступный для обывательских рук, стремящихся его непременно похлопать по плечу, потереть по носу, сфотографироваться с ним в обнимку. Бронзовый художник, который и при жизни избегал суеты, прикрывается теперь своим зонтиком не от дождя и не от солнца - от всех нас, от толпы, от базара, от шумного мира, который "ловил его, но не поймал"...

За последние годы в Красноярске и других городах страны состоялось немало выставок произведений Поздеева, вышло много альбомов и книг, посвящённых его жизни и творчеству, снято несколько документальных фильмов. Работы Поздеева не стареют и не тускнеют от времени. Даже самые ранние, бесхитростные его пейзажи и натюрморты и сегодня поражают своей свежестью, гармоничностью, лёгкой точностью композиции и яркостью колорита. Я уж не говорю о его зрелых философских работах, таких как "Чаша", "Голгофа", "Жизнь человека". А как красивы его декоративно-символические панно, его "Раковины" и "Корабли"!

И сегодня, в смутные и тревожные дни нового века и тысячелетия, на пороге новых проблем и новых непредсказуемых потрясений живопись Андрея Поздеева помогает нам выжить, сохранить душевное спокойствие и надежду.


Эдуард РУСАКОВ.

На фото: художник в молодости; А. Поздеев "Театральные люди" (холст, масло); А. Поздеев "Чиновники" (холст, масло); А. Поздеев с автопортретом. 1996 г.; художник в кругу друзей отмечает 60-летие. 1986 г.

Фото из архива автора, из книги "Мир Андрея Поздеева".



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ПЛАМЯ НАД ОСТРОВОМ
В минувшее воскресенье в Красноярске, в Свердловском районе, загорелся двухэтажный бревенчатый 8-квартирный дом с печным отоплением.

ТРЕВОГА ВОСКРЕСНОГО ВЕЧЕРА
Воскресным вечером в Туве произошло землетрясение магнитудой 4,6 балла.

ПОКЕР ВМЕСТО ШАХМАТ
Оперативники проверили деятельность шахматного клуба, расположенного на улице Молокова краевого центра, поскольку от местных жителей в полицию поступило сообщение, что за дверьми заведения проводятся совсем другие игры, сообщает пресс-служба ГУ МВД по Красноярскому краю.

ОТКУДА НА ДЕРЕВЕ ЧЕРЕП?
В Абакане проводится проверка по факту обнаружения на дереве человеческого черепа, сообщает Следственное управление СК РФ по Республике Хакасия.

"МАРГОШУ" ВСТРЕЧАЛИ КАК КОРОЛЕВУ
Телеканал СТС определил победителей в ежегодном конкурсе партнёров "Лучшая станция Сети-2011" и присудил телеканалу СТС-Прима первый приз в номинации "Промо-акция года" за комплексную акцию "День Маргоши в Красноярске".

ШАРЫПОВО - МЛАДЕНЧЕСКИЙ РАЙ
По данным Красноярскстата, из всех городских округов и муниципальных районов наиболее высокий коэффициент рождаемости в 2010 году отмечен в Шарыповском районе.

ТРАГЕДИЯ В СТИРАЛЬНОЙ МАШИНЕ
В Ачинском районе проводится проверка по факту утопления годовалой девочки в стиральной машине.

СОСТАВЫ И ПАРОВОЗЫ
Самые популярные материалы - по версии посетителей интернет-сайтов "Красноярского рабочего".








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork