ЯПОНСКАЯ ЗАГАДКА ЦАРЯ НИКОЛАЯ II
Перебирая страницы жизни Николая II, я заметил одну странность. В мае 1891 года он вступил на русскую землю во Владивостоке после девятимесячного путешествия на яхте "Память Азова" по странам Индийского бассейна и получил Высочайший рескрипт отца Александра III, где было поручение старшему сыну произвести торжественную закладку сплошной через всю Сибирь железной дороги. 19 мая великий князь Николай Александрович в точности выполнил указание родителя, свёз к полотну будущей железной дороги тачку земли, после чего отправился по суше из Владивостока в Петербург и больше уже никогда не удосужился, не пожелал побывать ни во Владивостоке, ни в Сибири.

В этом, кажется, не было бы ничего необычного. Императоров и прежде не больно тянуло из Петербурга к восточным рубежам своих владений. Со времён Империи, с правления Петра I, только Александр I в 1823 году коротко побывал на Урале.

Если бы будущий царь Николай II только заложил самую длинную в мире, в семь тысяч вёрст длиной, железную дорогу, и она была построена в рекордные девять лет от Урала и до Тихого океана, до Владивостока (через Маньчжурию), - уже одно это было бы куда как почётно. Но участие в строительстве Транссиба царя Николая II было много большим.

Вскоре после возвращения наследника цесаревича в Петербург по совету графа С. Ю. Витте Александр III назначил его председателем комитета по сооружению Сибирской железной дороги. И в этой должности Николай пребывал вплоть до 1899 года, причём все эти годы был не декоративным председателем. Стройка рельсового пути при председателе-наследнике, а с октября 1894 года - императоре, бурно кипела на всём необъятном пространстве от Урала до Тихого океана, рабочие вопросы на заседаниях комитета решались оперативно при регулярном присутствии августейшего председателя. И когда отдельный комитет по строительству Сибирской дороги влился в общий комитет по сооружению российских железных дорог, царь продолжал ревностно следить за своим детищем, помогал быстрому завершению самой масштабной в мире стройки.

Сибирь в последнее десятилетие XIX века преображалась на глазах буквально по дням. На всём семитысячевёрстном пути от запада на восток на диких сибирских, забайкальских, дальневосточных просторах возникали новые большие и малые города, посёлки, заводы, учебные заведения, ставили мосты и рыли тоннели, взрывали горы и отводили от направления пути воды болотных топей, на новые земли хлынул поток переселенцев из центральной России.

В 1891 году за Уралом железная дорога представляла собой лишь путь, построенный в 1886 году путь до Тюмени, а уже в самом начале XX столетия от северной столицы до Владивостока можно было добраться по рельсам Транссиба поездом всего за каких-то три недели.

Мелькали на заседаниях комитета названия городов, озёр, рек, которые царь проезжал когда-то, которые осматривал, в которых ночевал, - Хабаровск, Благовещенск, Иркутск, Красноярск, Мариинск, Томск, Омск, Тара, Златоуст...

Но странно при этом, бросается в глаза, что председатель комитета ни разу не изъявил желания лично сесть в поезд и прокатиться на восток - до Оби, до Енисея, до Байкала, чтобы взглянуть своими глазами, как же изменилась Сибирь с тех пор, как он в 1891 году после завершения океанического путешествия с заездами в Индию, Цейлон, Китай, Японию добирался в 1891 году от Владивостока по суше до Петербурга. В то время, как вице-председатель комитета Н. Х. Бунге, министр путей сообщения князь М. И. Хилков, его заместитель Н. П. Петров, руководители отдельных участков строящейся дороги К. Я. Михайловский, Н. П. Меженинов, князь О. П. Вяземский, проектировщики и строители мостов через реки то и дело выезжали на места, где кипела работа, царь довольствовался докладами, изучением чертежей будущих сооружений, разглядыванием картин, альбомов, открыток, в великом множестве создаваемых в обустраиваемом с рекордной скоростью крае.

В двадцать два года наследником престола проехать по всей России, увидеть воочию её дикую, необустроенную, особенно в обширной азиатской части, а потом, когда началось стремительное её освоение, ни разу не пожелать пуститься поездом в стремительно осваиваемые восточные земли?

Хороший повод был выехать в Сибирь, в Красноярск, когда на Всемирной Парижской выставке 1900 года железнодорожный мост через Енисей был удостоен золотой медали. Поводом было побывать на Байкале и в Забайкалье вместе с князем М. И. Хилковым, когда в 1905 году наконец была построена Кругобайкальская железная дорога, был вбит серебряный костыль, и отпала надобность поездам переплывать озеро Байкал на паромах.

Но самым, пожалуй, веским поводом отправиться к восточным рубежам Империи было начало Русско-японской войны. Чем ближе были рельсы Сибирской дороги к берегам Тихого океана, тем больше русские интересы и интересы дальневосточного островного соседа схлёстывались. Япония настаивала на разграничении границ влияния в Маньчжурии и на всём Дальнем Востоке. Первый год нового XX века русские и японские дипломаты, деловые круги сидели в Петербурге за столом переговоров. Переговоры продолжились и в 1902, и в 1903 годах. А закончилось тем, что 27 января/9 февраля 1904 года Япония напала на Россию, а 28 января объявила ей войну.

Россия, конечно, была сильнее островного восточного соседа. Но беспечность просто изумляет: на гигантском пространстве от Читы и до Владивостока, от Благовещенска и до Порт-Артура было вместе с погранслужбой всего около 125 тысяч человек войска, менее двух сотен орудий, восемь (!) пулемётов. Не было превосходства и на море. И нужно было перебросить сотни тысяч воинов из центральной России в Маньчжурию, переправить по морям и океанам за многие тысячи километров к местам боевых действий десятки военных судов с экипажами. А пока не подтянулись силы, противостоять японцам на море и на суше всеми имеющимися малыми силами. Шла спешная мобилизация, готовились к отправке на Дальний Восток гарнизоны войск, расквартированных в европейской части России, на Урале, в Сибири.

Николай II счёл своим долгом с началом войны отправиться по городам, где были расквартированы войска, которым скоро предстояло схватиться с врагом, чтобы своим видом, словом благословить отправляющихся на поля брани на подвиги. В литерном поезде в сопровождении свиты он перемещался от города к городу, от одного воинского подразделения к другому.

Как проходили встречи царя с полками и дивизиями, отправляющимися на войну с Японией, можно видеть на примере визита в город русских оружейников Златоуст, где были расквартированы 214-й Мокшанский и 282-й Черноярский пехотные полки. Сохранилась книжка лесничего Златоустовской казённой горнозаводской дачи В. Е. Бокова "Посещение высочайшими особами г. Златоуста 30 июня 1904 года", написанная по горячим следам после визита императора и вышедшая в Уфе в 1904 году. В ней рассказывается о подготовке к встрече, о пребывании царственных особ в городе и торжествах по этому случаю. Город красили, мыли, украшали флагами, зеленью. Для приёма высочайших особ приготовили пять экипажей. В Златоуст приехали жители окрестных сёл, рабочие Кусинского, Миасского, Саткинского заводов...

Царя сопровождали великий князь Михаил Александрович (цесаревич Алексей ещё не родился, и наследником престола был он), министр двора Его Величества генерал-адъютант барон В. Б. Фредерикс, военный министр генерал-адъютант В. В. Сахаров, помощник командующего главной квартирой генерал-адъютант граф А. В. Олсуфьев, командующий войсками Казанского военного округа генерал А. И. Косич, начальник штаба округа генерал А. Л. Зандер и другие.

На вокзале Николая II встречали хлебом-солью. Среди встречавших были уфимский губернатор И. Н. Соколовский, начальник уральских горных заводов П. П. Боклевский, начальник Златоустовских заводов А. А. Зеленцов, городской голова А. А. Зотов и другие. Чтобы приветствовать царя, был на вокзале и народ.

Николай II с наследником и свитой проследовали в экипажах к плацу, там император пересел на коня. Мокшанский и Черноярский полки уже построились. Начался объезд войск, потом полки прошли церемониальным маршем. Царь благословил оба полка иконами. 282-му Черноярскому передал образ Святого Николая Чудотворца, а Мокшанскому - икону Спасителя.

После парада в Свято-Троицком соборе отслужили краткий молебен и вернулись на вокзал. Царь и свита осмотрели выставку изделий Златоустовского и Кусинского заводов, оружейной фабрики. Императору, великому князю и свите горное начальство поднесло подарки: золочёные шашки, кинжалы, ножи, клинки и тонкой работы вещи чугунного литья. В 10.30 утра они уже уехали из Златоуста, пробыв там всего около двух часов.

Николай II так описал в дневнике своё посещение Златоуста: "После встречи поехали на парад, на котором представились отлично полки: 214-й Мокшанский и 282-й Черноярский. Место положение было очень красивое - горы кругом и площадки парада. Дождь прошёл, и даже показалось солнце. Заехав в собор у самого завода, вернулись на станцию, где осмотрели оружие и предметы, изготовляемые на заводе".

Кажется, логично было бы, если бы царский литерный поезд из Златоуста двинулся на восток - к Челябинску, Кургану, Петропавловску, Омску, Новониколаевску, Томску, Красноярску, Канску и далее, далее на восток. Там тоже были расквартированы войска, которым предстояло принимать участие в сражениях за Порт-Артур, Ляоян, Южную Маньчжурию... Но нет, литерный не пошёл далее на восток.

И в 1904 году императору не захотелось побывать ещё раз во Владивостоке, проехать по Великому Сибирскому пути, председателем строительства которого он был, не посмотреть, что построено вдоль 7-тысячевёрстного пути, не захотелось побывать на берегу Тихого океана, увидеть хотя бы издали войска и флот неприятеля. Или, если не во Владивостоке, то ближе - на Байкале или на Енисее, ещё ближе - на Оби...

Как будто Николай II в 1891 году ещё дал себе зарок не въезжать больше в пределы Сибири, как будто чувствовал, что произойдёт что-то недоброе, опасное для него, для его семьи, если он ещё когда-нибудь хоть раз в жизни пересечёт Урал... Что-то подобное тому, что уже было с ним в Японии 29 апреля1891 года, когда японский полицейский Тсудо Тсансо из охраны ударил его саблей по голове. По счастливой случайности цесаревич остался жив: полицейский на миг обернулся, и поэтому прямого поражающего насмерть удара лезвием сабли не вышло, только ранение. И второй удар полицейскому нанести удалось, он тоже вышел скользящим. Наследнику пришлось выпрыгнуть из коляски и метров 50 бежать от охранника-полицейского, пока того не сбили с ног, не скрутили...

Трудно заподозрить императора в суеверии, в том, что он решил впредь во избежание бедствий никогда больше не ездить за Урал. Тем более трудно заподозрить в трусости. Но факт остаётся фактом. Восточнее Златоуста царский литерный поезд не двинулся в 1904 году. Не двинулся он на Дальний Восток и в 1916 году, когда гигантская дорога от Петрограда до Владивостока протянулась уже не через Маньчжурию, а по русской земле. Не было на торжествах по случаю завершения строительства Транссиба царя Николая II. С 1891 года и до конца своего правления так он и не был восточнее Златоуста. Случайно или нет - остаётся только гадать.


Валерий ПРИВАЛИХИН.

На снимках: Великий князь Николай Александрович в коляске, г. Нагасаки, 1891 год. Николай II в вагоне литерного поезда. Царь со свитой и встречающими лицами на перроне вокзала в Златоусте.

Фото из архива автора.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ПЕЛЛЕТЫ ДАЮТ ТЕПЛО
Восточно-Сибирский банк Сбербанка России открыл деревообрабатывающему предприятию Лесосибирска "Новоенисейскому ЛХК" кредитную линию на два миллиона евро.

"ЕНИСЕЙ" - ГРОЗА АВТОРИТЕТОВ
Красноярские футболисты одолели одного из лидеров "Нижний Новгород" - 2:0.

РЕЙТИНГ
Все звёзды к нам

СМЕНА ЛИДЕРА В ЕРМАКОВСКОМ РАЙОНЕ
Новым главой Ермаковского района стал Владимир Юрьев, занимавший до этого должность председателя местного совета депутатов.

ПОЕДУ Я В ГОРОД АНАПУ
На юбилейном экономическом форуме в Сочи красноярцы намерены заключить соглашение о сотрудничестве с этим городом-курортом.

КРИМИНАЛЬНЫЕ БОТАНИКИ
В рамках оперативно-профилактической операции "Мак-2011" сотрудниками краевого наркоконтроля изъято около 10 килограммов марихуаны.

ДЕЛО "АРХАРОВЦЕВ" ПРОДОЛЖАЕТСЯ
Кош-Агачский районный суд Республики Алтай перенёс на 30 ноября начало слушаний по делу о вертолётной VIP-охоте на архаров в горах Алтая в связи с болезнью одного из обвиняемых.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork