НЕЛЕПЫЕ ЗАКОНЫ И ДРЕМУЧИЕ ИНСТРУКЦИИ ОБОРАЧИВАЮТСЯ БЕДОЙ
Продолжаем разговор о том, как красноярцы справляются с огненной стихией в Нижнем Приангарье и какие выводы при этом делают.

Миниатюрная 9-местная "Сессна" почти весь полуторачасовой путь до Богучан летела в серой мгле. Дым лесных пожаров закрыл небо над Приангарьем, стлался над Тасеевским, Казачинским и Большемуртинским районами.

Беда, которую ждали, втайне надеясь, что пронесёт, всё-таки пришла. Не пронесло, и уже в конце мая - начале июня Красноярский край стал упоминаться первым в скорбных сводках по лесопожарной ситуации в России, весьма тревожной для нынешнего сезона. К началу второй недели первого летнего месяца в крае бушевало 64 лесных пожара на общей площади свыше 22 тысяч гектаров. И больше всего горело Нижнее Приангарье, Кежемский и Богучанский районы, на долю которых приходилось сразу 29 очагов природных пожаров. А в Кежемском районе даже пришлось вводить режим чрезвычайной ситуации.

Как раз с целью на месте разобраться в ситуации полетели в Богучаны начальник департамента лесного хозяйства по Сибирскому федеральному округу Александр Гура, руководитель агентства лесной отрасли Красноярского края Михаил Малькевич и директор лесоустроительного предприятия "Востсиблеспроект" Виктор Скудин с самой свежей картой региона и с нанесёнными на ней координатами лесных пожаров.

Впрочем, руководство агентства лесной отрасли две последние недели, когда резко обострилась пожарная обстановка, не выезжали из Богучан и Кодинска. Заместитель руководителя Виктор Подгорнов, начальник отдела Лесопожарного центра Александр Слюняев на местах ежедневно отслеживают ситуацию, вместе с руководителями лесничеств и администраций районов определяют стратегию и тактику борьбы с каждым пожаром, планируют, куда и сколько направить единиц техники, людей.

Самое трудное - правильно распорядиться весьма скромным, если сравнивать с прежними временами, штатом главных огнеборцев - бойцов парашютно-десантной службы авиалесоохраны. Видимо, жить красноярцам вдали от дома придётся ещё долго. Напряжение не спадает, метеосводки безнадёжны насчёт дождей, а людские ресурсы и силы не беспредельны.

-За те 36 лет, что я отдал службе охраны лесов и борьбе с лесными пожарами, 2011 год можно смело считать самым непохожим на все предыдущие, - рассказывает заместитель директора Богучанского лесничества Фёдор Кузнецов. - Никогда мы не начинали гореть раньше 20 апреля, а вот нынче первый пожар вспыхнул в Чунском лесничестве 11 числа. И как раз с тех пор два месяца подряд на нашу землю не упало ни капли дождя. Первая крупная волна пожаров прокатилась в начале мая, но она была связана с праздничной активностью местного населения, и бороться с возникавшими на берегах рек возгораниями - последствиями пикников - не вызывало особого труда. Пожарные машины легко добиралась до них и гасили огонь. Сейчас, - поясняет Фёдор Илларионович, - пошла череда пожаров по северным территориям, их причина - сухие грозы, когда гром и молния есть, а дождя нет. Вот с такими пожарами основная проблема, туда, как правило, нет дорог, добраться можно только по воздуху, выбрасывая с самолётов парашютистов или высаживая с вертолётов бойцов лесопожарного центра. Это требует времени, и пока огнеборцы доберутся к месту дислокации, пожар часто выходит из-под контроля и разбегается по тайге на сотни и даже на тысячи гектаров. Таких крупных очагов в регионе сейчас насчитывается шесть-семь.

Самый крупный пожар под номером 24 в Гремученском лесничестве распространился на площади свыше 6 тысяч гектаров. На него брошено свыше 70 человек, в основном мобилизованных рабочих местных предприятий - мостостроителей, железнодорожников, лесозаготовителей. С воздуха было видно, как огненный вал они пытаются взять в кольцо, с одной стороны сдирая дёрн бульдозерами, а с другой не давая огню перемахнуть через узкую полоску лесовозной дороги. Исход этой борьбы ещё был неясен.

-Дело в том, что с крупными лесными пожарами бороться способны только настоящие специалисты. А их осталось не так много, слишком уж покромсали в последние годы лесоохранные службы, - сетует Фёдор Кузнецов. - Когда-то в Богучанском районе постоянно дислоцировалось 165 бойцов авиалесоохраны, а в начале нынешнего сезона в строю насчитывается всего 35 обученных и подготовленных человек на ту же огромную территорию. И вот приходится отцам-командирам, ответственным за борьбу со стихией, каждый день думать, куда этих ребят направить, ибо только от них можно ждать настоящей отдачи.

Именно из-за нехватки специалистов приходится обращаться к услугам местного населения. Однако и тут не всё так просто. Приказом поднять жителей района на борьбу с огненной стихией можно только при объявлении режима ЧС, а пока "чрезвычайка" не введена, можно лишь попросить поучаствовать в тушении пожара за весьма умеренную плату. Причём даже арендатор лесного фонда, если лес горит не по его вине, не обязан тушить свой же лес. Именно так велит закон. Корни подобного казуса заложены в политике ведения лесного хозяйства. И не только этого.

Так, все минувшие три года после начала реформы сравнительно немногочисленные лесные пожары в Приангарье в основном тушили лесопользователи-арендаторы. И действительно, они как могли боролись с огнём, выделяли людей, технику, тратили собственные деньги на горючее, продукты, веря государеву слову в виде закона, что понесённые затраты им будут все до копеечки возмещены. Лес-то всё-таки остался казённым.

Однако когда пришла пора расчётов, то вместо денег им стали предлагать вначале ознакомиться с рекомендациями по возмещению затрат, написанных на 74 страницах убористого компьютерного текста. Составлены они были так, что выполнить все параграфы, особенно в горячке борьбы с огнём, весьма трудно, и сотрудники казначейства с удовольствием тычут пальцем в какой-нибудь пунктик и на ясном голубом глазу отказывают местному огнеборцу в законной компенсации понесённых затрат.

И если работяга-лесоруб, отмотавший пару недель в борьбе с огнём, немытый, небритый, с ночёвками в палатке с мошкарой, нередко рискуя жизнью, получил в итоге шиш с маслом вместо денег, то он будет смотреть на своего ни в чём не повинного работодателя совсем другим взором. А в следующий раз сто раз подумает, стоит ли ему бросаться на огненную амбразуру или послать начальника куда подальше. Для многих тот самый раз и наступил.

Поэтому мне не раз приходилось слышать, что за три года накопилось столько неоплаченных государством счетов, что нужно быть высочайшим авторитетом в районе, чтобы дать уговорить себя ещё раз бросить всё и мчаться в тайгу воевать с огнём. Особенно глумливо выглядят сейчас, когда воздух страны напитан исключительно думой о деньгах, призывы тех, кто не чувствует в них недостатка, поработать "за фук". Причём главный лесовод Сибирского федерального округа Александр Гура обратил внимание именно на тот факт, что самый крупный арендатор Нижнего Приангарья, далеко не самое бедное ООО "Краслесинвест", почему-то допустило больше всего пожаров на подконтрольной территории и не проявило нужной расторопности в борьбе с огнём.

Выявилось, что слишком мало оказалось в распоряжении руководителей лесного хозяйства времени, чтобы воссоздать не ими порушенную систему охраны леса, профилактики пожаров и борьбы с огнём. Всегда долгожданная весна пришла слишком рано и успеть по-настоящему развернуться многие просто не успели. А новобранцы-огнеборцы, сменившие бойцов-ветеранов, в большинстве люди малоопытные, необстрелянные и потому беспомощные.

В самом деле, не менее трёх лет огневой практики требуется любому специалисту, чтобы понять суть борьбы с лесным огнём и принимать верные решения. Это относится и к лётчикам-наблюдателям, и к парашютистам-десантникам, и к работникам пожарно-химических станций в лесничествах. Простыми методами, ранцевыми огнетушителями или лопатами погасить такие пожары, какие бушуют в Сибири, невозможно. Необходимы совершенно иная стратегия и тактика. И смелость, граничащая с безрассудством. И это не преувеличение и не перебор.

Так, принять решение провести профилактический отжиг или пустить встречный огонь в нынешних условиях означает просто-напросто нарваться на статью уголовного кодекса. Докажи следователю-дознавателю потом, когда всё стихнет, что ты не совершил умышленный поджог, а создал непреодолимую для огня опорную полосу методом отжига, хотя для этого пришлось увеличить площадь лесного пожара на 20-30 процентов. Принявший подобное решение юридически становится виновником пожара, хотя фактически он - отважный и профессиональный борец с огнём.

Однако у нас как нигде буква закона сильнее его духа. Поэтому можно понять, когда вставший перед такой дилеммой руководитель пожара просто махнёт рукой - да гори оно всё огнём. За непринятое решение в худшем случае снимут с работы, а после протокола следователя или дознавателя обязательно сошьётся дело. Все же слышали, как на всю Россию-мать прозвучали слова московского вельможи: сколько есть крупных пожаров - столько должно быть заведено уголовных дел. И первый вопрос любого проверяющего из центра всегда один: кого будем наказывать, суть - сажать. Хотя за принятые нелепые законы и дремучие инструкции многим из депутатов и членов правительства, если использовать недавние слова президента, не мешало бы самим потрудиться на свежем воздухе с большей пользой для Отечества.

Как раз в те трудные дни в Кежемском районе была введена чрезвычайная ситуация. Огненный вал со стороны Иркутской области дотла сжёг более десятка опор линий электропередачи, дававших ток с Братской ГЭС в город Кодинск, питавших населённые пункты района и строящуюся Богучанскую гидростанцию. Однако тут как раз меньше всего виновен лесной пожар и лесоводы. Просеки ЛЭП изначально принадлежат энергетикам, отчуждены от лесного фонда и служат вроде оболочки кабеля для голых проводов высокого напряжения.

Но за просеками надо следить, в противном случае они зарастают травой, молодыми деревьями и каждую весну-лето превращаются в настоящий пороховой склад протяжённостью в сотни вёрст посреди тайги. Чтобы не доводить до беды, следует хотя бы раз в год опахивать контур просеки, выжигать и вырубать растительность. Однако монополисты-энергетики считают выполнять подобные работы ниже своего достоинства, а выделять деньги тем же лесникам, за скромную плату готовых оградить лес от опасного для них богатого соседа, видимо, жаба давит.

Все войны кончаются миром, и лесные пожары, где волей человека, где божьей милостью в виде дождей, а где сами по себе, обессилев, гаснут. Будут ли извлечены уроки из нынешней ситуации, или как обычно всё ограничится взаимными упрёками, наказанием невиновных и награждением непричастных - покажет время. Хотя повода для оптимизма почему-то не предвидится, создавать себе трудности, чтобы потом биться головой о стену, давно стало национальной забавой.


Геннадий МИРОНОВ.

На снимках: "Куда полетим?" (слева направо: Виктор Скудин, Александр Слюняев, Виктор Подгорнов, Фёдор Кузнецов). Когда горит просека ЛЭП, только стальные опоры выдерживают огонь. Опытный лётчик-наблюдатель с воздуха определит тактику борьбы с огнём.

Фото Геннадия МИРОНОВА и Ильи НАЙМУШИНА.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ПО НАКАЗУ ПУТИНА
Сегодня губернатор Лев Кузнецов вернулся из Норильска.

КРАЙ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЙ
В 17 районах нашего края из-за лесных пожаров введён режим чрезвычайной ситуации.

АТТЕСТАЦИЯ ПОЛИЦИИ УЖЕ НАЧАЛАСЬ
В Красноярском крае продолжается аттестация сотрудников органов внутренних дел.

ЗИМНЕГО ВРЕМЕНИ БОЛЬШЕ НЕ БУДЕТ
На этой неделе президент страны Дмитрий Медведев официально подписал указ об отмене зимнего времени.

ГРУЗАМ ДЛЯ ГЭС - ЗЕЛЁНЫЙ
Хакасия получит 385 миллионов рублей из федерального бюджета на реконструкцию дороги Абакан-Саяногорск, по которой будет осуществляться доставка оборудования для Саяно-Шушенской ГЭС.

РЕЙТИНГ
Одинокий голос человека








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork