РЫЦАРЬ КРАСОТЫ И ЕГО МУЗА
Об ушедшем недавно из жизни замечательном скульпторе, заслуженном деятеле искусств России, почётном гражданине города Красноярска Борисе Ильиче Мусате (1932-2011) мы беседуем с его вдовой Раисой Павловной.

Не случайно, мне кажется, самые известные работы Мусата расположены в непосредственной близости к храмам. Так, созданный им памятник воинам-интернационалистам находится неподалёку от Троицкой церкви, а памятник легендарному хирургу и богослову В. Ф. Войно-Ясенецкому (Святому Луке) стоит рядом с церковью архиерейского дома. Жизнь и творчество Бориса Ильича были одухотворены высоким служением красоте и человечности, добру и милосердию.

Как подлинный рыцарь искусства, он всегда стоял на страже профессионализма и хорошего вкуса, выступая против халтуры и китча. Часто звонил в редакцию нашей газеты, возмущался безвкусными поделками иных бойких коллег, бил в набат, отстаивая сохранность мастерских в Скульптурном городке. А ещё Борис Мусат был прекрасным педагогом, профессором СФУ, Учителем с большой буквы (как назвала его одна из безутешных учениц)...

А ещё он был красивым мужчиной, верным товарищем и любящим мужем. Об этом лучше других может рассказать вдова мастера, Раиса Павловна Мусат, кандидат искусствоведения, доцент кафедры информационной технологии в культурных и креативных индустриях Сибирского федерального университета.

- Мы познакомились с Борисом Ильичом 27 лет назад, накануне открытия его персональной выставки "25 лет творческой деятельности в Красноярске", - вспоминает Раиса Павловна. - Я тогда работала искусствоведом в выставочном зале, который располагался в здании Покровской церкви. Борис Ильич пришёл и попросил меня написать статью для каталога его выставки. Я согласилась, но сказала, что по скульптуре ничего никогда не писала и мне надо прийти к нему в мастерскую. Приходила, садилась возле него, он работал, а я писала. Когда пришла в третий раз, смотрю, он какой-то торжественный, мы с ним поужинали, и вдруг он мне говорит: "Я так устал от одиночества, оставайся со мной..." Он был старше меня на двадцать лет, с первой семьёй у него, как и у меня, не сложилось...

- И сразу - в загс?

- Нет... Конечно, он был обаятелен, артистичен, и я чувствовала к нему симпатию, но поженились не сразу. Мы открыли его выставку, сделали большую телепередачу, и я заметила, что он волнуется, общаясь со мной... И я поняла, что уже не могу без общения с ним. У меня всегда было трепетное отношение к его искусству. А он был разный - то философски серьёзный, то ироничный, а то романтичный, нежный...

- С годами он изменился?

- Очень изменился. Стал внутренне более спокойным. Ему нужен был тыл, и не только в бытовом смысле. Мы же постоянно общались, обменивались мнениями. Это были бурные перестроечные годы, а потом тревожные 90-е... И мы вместе всё это переживали, обсуждали. И в Союзе художников было много всяких собраний, Борис Ильич очень близко принимал всё к сердцу, а я его успокаивала, старалась помочь... Старалась сберечь его для главного - для работы. Всегда удивлялась, как он много работал. Ведь работа скульптора - это очень тяжёлый труд!

- Вам приходилось быть его моделью?

- И не раз. Есть мои скульптурные портреты, есть работа "Гамак", фонтан "Музыка" (напротив магазина "Баджей"), работа "Солнышко" (женщина с ребёнком) - она была на выставках, а сейчас у меня дома.

- А спортом он занимался?

- Да. И боксом, и лёгкой атлетикой. Ещё когда в Симферополе учился, жил впроголодь, голодным ходил на тренировки... И болельщиком был азартным, по телевизору смотрел бокс, штангу, реагировал очень эмоционально.

- Каким Борис Ильич был в быту?

- У нас с ним была договорённость, что когда он работает в мастерской, я туда не захожу. Это для него было свято. А вне работы, особенно в домашних застольях, он был очень раскрыт, общителен, у него было хорошее чувство юмора, мудрое остроумие, сами собой возникали шутки, и я заражалась, спонтанно ему отвечала. Мы всегда друг друга поддерживали, и он мне очень помогал, особенно когда я защищала кандидатскую диссертацию. Критиковал мой академический язык, я сердилась, но потом сама поняла, что надо писать проще и лаконичнее. Когда живёшь с таким человеком, хочешь ему соответствовать. Он мне как-то сказал, показывая сцепленные в замок руки: "Мы с тобой - вот как крепко вместе!.." После 65 лет Борис Ильич стал менее общителен, встречался с людьми избирательно, только с самыми близкими. А ещё он очень любил петь! Рассказывал, что когда служил в армии, то был запевалой. Отличался чувствительностью, мог прослезиться в кинотеатре...

- А внешне казался обычно суровым, строгим...

- Это он нередко напускал на себя. И ещё - он был очень наблюдательным, подмечал в людях характерные чёрточки, детали...

- Вероятно, эта его наблюдательность пригодилась ему в работе над малыми скульптурами, которых так много хранится в его мастерской...

- Конечно! У него был постоянный, активный интерес к людям. Очень любил детей, говорил: "сахарные детки"... Своих детей у нас не было, но у него есть два сына, один живёт в Германии, тоже художник. А ещё Борис Ильич очень любил животных. У нас был кот Сурик, в честь Сурикова, он 18 лет прожил, и Борис Ильич, помню, вздыхал: "Ох, ведь скоро уйдёт..." Этот кот его всегда встречал на пороге.

- Мне кажется, у Бориса Ильича было здоровое честолюбие, которого он и не скрывал. А не было в его отношениях с коллегами чувства ревности, конкуренции?

- Нет. Он же постоянно осознавал, что за плечами у него - ленинградская школа. Как у Ишханова, Зеленова, Харламова, которые тоже оканчивали Репинский институт... Это всё очень мощные, сильные по характеру мастера. Кстати, Юрий Ишханов его пригласил в Красноярск. Они были знакомы ещё с Симферопольского художественного училища.

- Творческое наследие Бориса Ильича велико, но, к сожалению, ему не удалось реализовать все свои замыслы...

- Да. Особенно он жалел о своём проекте памятника Астафьеву. Когда проводился конкурс, он в нём не участвовал, говорил: "Я ещё не готов..." И потом сделал модель, где изобразил Астафьева сидящим на бревне, на берегу Енисея - очень органичная работа, выражающая связь писателя с природой. Осталось также несколько вариантов проектов памятников Сурикову, Дубенскому, Пушкину, первому губернатору Степанову...

- Кто были его кумиры в монументальной скульптуре?

- Он восхищался М. Аникушиным, своим учителем. Особенно же преклонялся перед Микеланджело, говорил: "Это ж надо, в 20 лет сделал Давида!" Очень любил Гудона, Родена, Мухину, Голубкину - всех их он высоко ценил, жадно впитывал, перелистывая альбомы.

- Педагогическая работа его не тяготила?

- Наоборот, он подходил к этому с артистизмом и на каждой встрече со студентами так загорался, что невозможно было оторвать глаз! Он старался не повторять то, что в учебниках, стремился, чтобы всё это было и ему самому интересно. И сейчас, я знаю, многим его не хватает...

- Что вы можете сказать о его гражданской позиции, о постоянной готовности откликаться на всё хорошее и плохое, что происходит в монументальной скульптуре?

- Больше всего его возмущали безграмотность, непрофессионализм. Нередко он дома, глядя на телеэкран, говорил по поводу какой-нибудь новой скульптуры: "Эта безграмотность просто кричит о себе!" Он повторял, что пластика должна быть мудрой. И не должно быть спешки, халтуры. Во всём, что касалось творчества, он был очень принципиален. Например, он отстоял, чтобы памятник Войно-Ясенецкому не загнали в угол сквера, а поставили там, где он сейчас стоит. Для скульптуры очень важно место, освещение.

- Насколько я знаю, творческое наследие Бориса Ильича (а это множество камерных работ и скульптурных портретов) хранится сейчас в его мастерской, где условия для хранения далеки от идеальных. К тому же вас могут попросить освободить помещение, разве не так?

- Вопрос пока остаётся открытым... А ведь там триста работ! Как говорил сам Борис Ильич, "эти работы меня вытесняют". Есть идея - превратить мастерские Мусата и Ишханова в отдельный музей скульптуры, куда можно было бы водить экскурсии. А убирать всё это в фонды нельзя - там совершенно нет условий для хранения, и всё это будет пылиться, разбиваться. Произведение живёт, когда оно на зрителе - это безусловно.

- И тут вновь возникает вопрос о художественном музее...

- ...которого у нас до сих пор нет. В огромном городе! На родине Сурикова! Где живут и работают столько замечательных мастеров, где имеются все ступени художественного образования... В нынешнем здании художественного музея, на Мира, 12, хранить работы нельзя - их постоянно топит, это же первый этаж жилого пятиэтажного дома. Уж сколько лет я работаю в этой сфере, с 80-х годов, и всё время слышу разговоры о том, что Красноярску нужен, нужен, нужен художественный музей...

- А ведь в других сибирских городах такие музеи есть! Так почему же у нас не могут построить большое, современное здание по спецпроекту, где нашли бы приют живописцы и скульпторы, реалисты и модернисты, где бы можно было отдельный зал посвятить Борису Мусату?

- Зато сколько строится торговых домов, торговых центров...

- Никакой MixMax не сможет компенсировать отсутствие настоящих выставочных площадок!

- Художественный музей должен быть подлинным храмом искусства. Чтобы можно было туда водить детей, чтобы молодёжь знакомилась с сокровищами живописи и скульптуры, с произведениями таких замечательных мастеров, как Ряннель и Ряузов, Довнар и Капелько. Кстати, Борис Ильич очень ценил живопись Ряузова.

- А как он относился к современному искусству, которое часто называют актуальным?

- Он был категорически против абстрактного искусства. Как-то я прочитала про Эрнста Неизвестного, который не был реалистом, но даже он возмущался, приехав в Америку, что "в искусство пошли все, кому не лень". А как так вышло? В годы депрессии в США поддерживали людей, которые занимались искусством, им сразу давали работу. А сейчас эти вещи называют арт-практикой, которая характерна для человеческой природы, начиная с первобытных времён. Игра, самовыражение... И сейчас мы видим движение в эту сторону.

- В том числе и у нас, в Красноярске, где на базе музейного центра на Стрелке хотят создать музей современного искусства...

- Оно бы неплохо, но в таком музее должны быть не только игра и забава, не только площадки для творческих экспериментов, но и постоянные экспозиции, где будут представлены серьёзные, философски насыщенные произведения. Ведь такие художники, как наш Поздеев, или далёкие от реализма Малевич и Кандинский, писали не ради эпатажа или забавы, они серьёзно добивались нового. Это были мудрые мастера.

- Мне довольно часто приходилось встречаться с Борисом Ильичом, разговаривать с ним по телефону... И ни разу не слышал я от него жалоб на здоровье!

- А ведь он в последние годы перенёс десять операций... В мастерской он оживал! Многие были удивлены, когда он умер - так это было для них неожиданно. Он не раз говорил, когда речь заходила о его болезни: "Людям об этом не надо знать". Так и ушёл. Ни слова о смерти, ни слезинки на глазах.

...Ушёл Борис Мусат - и некому теперь одёрнуть зарвавшихся халтурщиков и ленивых чиновников, некому заступиться за братьев по цеху, за тот же Скульптурный городок, пребывающий в жалком состоянии... Впрочем, быть может, я излишне пессимистичен? Вот сказал же мне недавно Сергей Ануфриев, руководитель Красноярской организации Союза художников, что к Дню города на доме, где жил Борис Мусат, будет установлена мемориальная доска. Он же заверил, что будет сохранена творческая мастерская Бориса Ильича с находящимися там работами. Очень хочется в это верить.


Эдуард РУСАКОВ.

На фото: Ваятель и его муза; Борис Мусат в мастерской (рядом - модель памятника Николаю II).

Фото из семейного архива скульптора.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ПОМНИМ И ГОРДИМСЯ
В Норильске стартовала патриотическая акция "Георгиевская лента" под лозунгом "Повяжи, если помнишь!".

ЧЕЛОВЕК НЕ ТАК СИЛЁН, ХОТЯ МОЖЕТ МНОГОЕ...
Губернатор Лев Кузнецов встретился с ликвидаторами аварии на Чернобыльской АЭС.

"КРОВНОЕ" ДЕЛО
Завтра проезжающим через центр Красноярска водителям-нарушителям ПДД будет предложено сдать кровь.

РЕМОНТ, КОТОРОМУ НЕ ВИДНО КОНЦА
По данным Красноярскстата, в 2010 году общие затраты на капитальный ремонт жилых домов сократились в регионе по сравнению с 2009 годом более чем в 2 раза и составили почти 1,5 миллиарда рублей.

КАК БОРОЛИСЬ СИБИРСКИЕ МЕДВЕЖАТА
Краевой турнир с забавным названием "Сибирский медвежонок" провёл спортивный клуб "Полярная звезда" специально для новичков по каратэ киокусинкай.

С МИНИСТРОМ ПОЗНАКОМИЛСЯ, НО НЕ С ПОДЧИНЁННЫМИ
В понедельник главному полицейскому края Вадиму Антонову удалось встретиться с главой МВД России Рашидом Нургалиевым.

ПЕРВАЯ ПОБЕДА "ЕНИСЕЯ"
Футбольный "Енисей" на своём поле взял первые 3 очка в этом сезоне - повержена грозная "Мордовия" (2:0) - один из лидеров нынешнего чемпионата.

ВЕСНА ТОРОПИТ
На юге края засеяно уже четыре тысячи гектаров.

БЕГ НА МЕСТЕ
Индекс промышленного производства в Красноярском крае по итогам I квартала 2011 года составил 98,9 процента от показателей января-марта 2010 года, сообщает Красноярскстат.

РЕЙТИНГ
Страсти человеческие










Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork