ЗВЁЗДНЫЕ МОСТЫ ЕВГЕНИЯ КНОРРЕ
"Строил так, дабы Бог и потомки никогда не сказали худого слова обо мне..."

Фамилия Кнорре в дореволюционной России и в Западной Европе была знаменита и на слуху. В энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона о роде Кнорре сказано: "Семья астрономов. Эрнст Фридрих-Кристоф (1759-1810) - первый директор обсерватории в Дерпте. Кнорре Карл Фридрихович (1801-1880) был директором морской обсерватории в г. Николаеве, руководил гидрологическими работами на Чёрном море. Участвовал в составлении "берлинских" звёздных карт. Его сын Виктор (род. в 1840 г.) теперь работает в Берлине. Произвёл много наблюдений комет и планет, известен как конструктор астрономических инструментов".

Младший из рода обрусевшей "звёздной" династии, Евгений Кнорре (родился в 1848 году) должен был, кажется, тоже пойти по пути деда, отца, брата, однако он выбрал другую профессию, очень-очень земную - стал мостостроителем. Ему выпало строить мосты через такие крупные русские реки, как Днепр, Волга, Даугава, Томь, Чулым, Обь, Енисей... Тем он и приумножил славу фамилии Кнорре как выдающийся мостостроитель.

Из первых двадцати двух лет жизни Евгений Карлович Кнорре добрую половину провёл за границей. Учился. Сначала в Берлине окончил профессиональное училище, затем уехал в Швейцарию, диплом инженера получил в Цюрихском политехникуме (Высшая политехническая школа).

Зато вся дальнейшая его жизнь, начиная с 1870 года и далее почти полвека, прошла в служении России. Учился Е. К. Кнорре не на медные деньги, слушал лекции учёных с мировыми именами, ум имел пытливый, потому и образование получил блестящее. Воспитанный в семье, где все работали очень много и добросовестно, Кнорре-мостостроитель с первых шагов следовал этой фамильной традиции.

Центральная Россия со второй половины ХIХ века стремительно покрывалась сетью железных дорог. Инженеры были на вес золота. Первым мостом, в строительстве которого принял участие техником по кессонным работам Е. К. Кнорре, был мост через Днепр в районе г. Кременчуга. Внеклассный, как называют специалисты мосты большой протяжённости. Следующим объектом молодого инженера был мост через Волгу в Самарской губернии в десяти километрах от г. Сызрани, в местечке Батраки.

Этот мост (проект Н. А. Белелюбского) был самым крупным тогда в Европе, длина его составляла 1450 метров. Освещавшие ход строительства моста-гиганта журналисты писали, что в промежутке между его опорами свободно мог бы пройти Зимний дворец. Возведением второго через Волгу (первый сооружён под Тверью на железнодорожной трассе Москва - Петербург) Сызранского имени императора Александра II моста руководил инженер Владимир Ильич Березин. Он был всего на семь лет старше Кнорре, но опыт имел уже огромный. Метод ведения кессонных работ, изобретённый Березиным при сооружении Александровского моста, взяли на вооружение мостостроители всего мира, он получил название "русский метод".

Под влиянием В. И. Березина Евгений Кнорре увлёкся проблемами усовершенствования ведения кессонных работ, спроектировал трёхкамерный кессонный шлюз, разработал совершенно новый метод шлюзования, подъёма грунта. Будучи на строительстве Сызранского моста одним из руководителей сборки и установки пролётных строений, молодой инженер Кнорре начал искать новые методы сборки и установки пролётных строений на быки.

Время работы на строительстве моста над Волгой, отмечу, было для Кнорре особенно важным. Ему, во-первых, очень повезло с начальником. В дальнейшем он, возглавляя строительства искусственных сооружений, во многом повторит те приёмы и методы работ, которые вел Березин. Но это будет не слепым копированием, а учёбой талантливого, склонного к творчеству, к изобретательству ученика у талантливого учителя. На этой стройке Кнорре перезнакомился практически со всеми лучшими в России инженерами, занятыми прокладкой железных дорог, проектированием и строительством искусственных сооружений: с Н. А. Белелюбским, К. Я. Михайловским, другими талантливыми инженерами, вписался в их среду, был оценён ими как талант и перспективный мостостроитель.

В 1881 году Кнорре по приглашению Березина принимает участие в сооружении Екатеринославского моста через Днепр в районе г. Екатеринослава (ныне Днепропетровск). Затем он работал по всей Центральной России, от Прибалтики до Урала - в Риге наводил переправу через Даугаву, в России - через Волгу, через Белую, другие крупные русские реки. Одновременно всерьёз и небезуспешно занимался проблемами кессонной болезни и возможностями искусственного понижения грунтовых вод. Слава его росла год от года. В инженерных кругах имя его в неполные 40 лет имело уже авторитет почти непререкаемый.

В конце 1880-х годов Кнорре был занят составлением проекта водоснабжения Москвы мытищинскими подземными водами. До конца 1930-х годов при въезде в Москву с 1-й Мещанской улицы, с северной Крестовской заставы, стояли две массивные, 30-метровой высоты каждая, Крестовские водонапорные башни. В них были резервуары с водой Мытищинского водопровода. Башни эти были своеобразным памятником деятельности инженера Кнорре по устройству и реконструкции Мытищинского водопровода. Крестовские башни, своеобразные ворота на въезде в старую Москву, разобрали перед войной при спрямлении Ярославского шоссе...

А с 1894 года начался "сибирский период" жизни мостостроителя Е. К. Кнорре, назначенного руководителем по сооружению мостов и других искусственных сооружений на 1789-вёрстной Средне-Сибирской строящейся дороге (правая Обь - станция Иннокентьевская (Иркутск). Томь, Яя, Кия, Кемчуг, Чулым, Енисей, Кан, Ока, Китой, 34 искусственных сооружения на 89-вёрстной Томской ветви, - вот очень не полный список поля деятельности мостостроителей.

Сибирский период жизни Кнорре начался с того, что 7 июля 1894 года на диком левом берегу Томи, близ нынешнего стотысячного города Юрги, высадились 200 рабочих, спустя ещё несколько недель к ним прибавилось ещё 100 рабочих. Задача была построить более чем полукилометровый мост через реку Томь и одновременно - мастерские по изготовлению конструкций мостов. И то и другое делалось быстро. Уже в декабре мастерские заработали, а в конце января следующего, 1895 года оборудование там работало круглосуточно. Спустя два года, к моменту сдачи в эксплуатацию моста через Томь (15 июня 1896 г.), мастерские были оснащены по самым совершенным меркам конца XIX века оборудованием, токарными, винторезными, сверлильными, фрезерными, пробивными и другими станками.

В сутки на таком оборудовании можно было обрабатывать до 32 тонн мостового железа, а это - возможность собирать одновременно конструкции сразу для нескольких мостов. С противоположного берега, из старожильческого села Поломошного, можно было видеть рядом с мастерскими 15 домов для служащих, 62 барака для рабочих, часовню, лечебницу.

Устройство мастерских для изготовления деталей мостов в сибирской глуши позволяло экономить время и деньги, на месте готовить нужных размеров пролётные строения, не везти их, громоздкие, собранные за тысячи вёрст, до места стройки из Центральной России, и это было замечательно. Не умаляя заслуг замечательного инженера Е. К. Кнорре, скажу, что построить мастерские на диком берегу Томи не было тогда новинкой. Несколькими годами ранее, строя железнодорожные мосты между Велюем и Уфой, В. И. Берёзин устроил подобные временные мастерские в Уфе.

Не так, впрочем, важно, кому первому в голову пришла мысль устраивать мастерские, где собирались пролёты, в глухоманных местах. Важно, что такие мастерские были необходимы, равно как и приехавшие для работы в мастерских из Центральной России слесари, токари, клепальщики... В Сибири квалифицированных, технически грамотных рабочих в то время было по пальцам пересчитать. Что уж говорить о квалифицированных местных рабочих, коли купцы, ворочавшие деньжищами в миллионы, в технике были дремучи. В Мариинске, когда приступали строить мост около 150 сажен длиной через полноводную и судоходную тогда реку Кию, к Кнорре пожаловала депутация местных купцов с просьбой отнести подальше от города мост. Местные купцы всерьёз боялись, что в весеннее половодье льдины будут наталкиваться на мостовые быки, грудиться, образовывая ледяные дамбы, и воды Кии тогда начнут затапливать Мариинск...

Мосты через реки Томь, Кию, Кемчуг, Чулым, Кан, Бирюсу, Большую Белую, Оку, ещё через многие десятки своенравных сибирских рек и речек, - строительство всех потребовало от инженера Кнорре приложения сил и незаурядного инженерного ума и опыта. И всё же самым серьёзным испытанием для него стал мост через Енисей. Испытание, которое главный инженер выдающейся в мировых масштабах стройки в Красноярске выдержал с честью.

Мост-гигант через реку-гигант, за сооружением которого следил весь мир, был сдан в постоянную эксплуатацию в 1899 году, а в 1900 году, на Всемирной выставке в Париже, удостоен Большой золотой медали выставки... В этот год, 2 августа, когда Е. К. Кнорре находился на гребне славы и почёта, умер в Париже от неизлечимой болезни его давний друг и учитель Владимир Ильич Березин... Отойдя по болезни от дел после завершения возведения мостов на Западно-Сибирском участке, В. И. Березин купил имение на Южном берегу Крыма "Суук-Су" по соседству с царской летней резиденцией, жил там...

Покинув Сибирь, Е. К. Кнорре ещё несколько лет продолжал строить мосты. В возрасте под шестьдесят начал читать лекции студентам Высшего технического училища в Москве. И изобретал. Изобретения касались борьбы с кессонной болезнью при очень глубоком погружении, дальнейшего усовершенствования методов искусственного понижения подземных вод путём откачки их из буровых колодцев, окружающих кессоны. Проблема, важная для мостостроителей, и не только мостостроителей, всего мира.

Свои изобретения талантливый инженер опробовал при строительстве моста через Обь близ станции Чесноковка (ныне Новоалтайск), под Барнаулом, патентовал за рубежом и в России. Другое дело, которое захватило Е. К. Кнорре, - это устройство... метрополитена в Москве. Именно его проект, завершённый уже к началу 1910-х годов, оказался наиболее перспективным. За год с небольшим до начала Первой мировой войны Кнорре подготовил окончательный проект московской подземки, тщательно просчитал цену его создания. Но процесс этот по понятным процессам затормозился.

Инженерная мысль Кнорре намного, на век, как бы не больше, обгоняла время. Он ратовал за соединение (закольцевание железными дорогами) подмосковных областных городов - Тверь - Ярославль - Владимир - Рязань - Тула - Калуга - Тверь, за развитие там научно-культурно-промышленных центров. Это давало бы, по мысли Кнорре, через десятилетия процветание всего прилегающего к Москве региона. Замечательный мостостроитель, видимо, чувствовал, что нагрузка на одну Москву, превращение её в мегаполис быстро превратит Первопрестольную в город сложнейшего в ней проживания.

Осуществись эта идея, столица сейчас не была бы так перенаселена. Сейчас, в аномальную жару, которая здесь, особенно ощущается дальновидность Кнорре, ратовавшего за развитие околомосковской инфраструктуры и развитие подмосковных городов...

Смерть Е. К. Кнорре, штатского генерала, награждённого за труды во благо России многими орденами, известного во всём цивилизованном мире строителя-железнодорожника, была трагичной и нелепой. В злой для России 1917 год он помогал выходить из трамвая раненому военному. Чрезвычайно революционно настроенные, нервные, нетерпеливые пассажиры трамвая выкинули замешкавшегося на выходе пожилого человека на камни мостовой. Через три дня после Октябрьского переворота замечательного сына России Евгения Карловича Кнорре не стало...

...После сдачи уникального моста через Енисей Е. К. Кнорре написал книгу-отчёт о его строительстве. Там есть такие его слова: "Строил мост так, дабы Бог и потомки никогда не сказали худого слова обо мне". Кнорре и все мосты строил, и жил так, что заслужил за труды низкий поклон и добрую память. В Красноярске, где знаменитый мостостроитель провёл несколько лет в конце позапрошлого века, имя его сохранилось в благодарной памяти горожан, окружено почётом по сей день. Портрет виднейшего русского мостостроителя можно видеть в строительном институте (университете) в Москве.


Валерий ПРИВАЛИХИН.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ЧП В ЕРГАКАХ
В природном парке "Ергаки" 15-летняя девушка во время восхождения сорвалась со скалы.

В КЫЗЫЛЕ ЗАПУСКАЮТ "ИСКУССТВЕННУЮ ПОЧКУ"
В Кызыле (Тува) запускают первый диализный центр для детей.

ОТЦЫ ВОЗВРАЩАЮТСЯ
В нашем крае в связи с отсрочкой отбывания наказания из колонии строгого режима впервые освобождён осуждённый, имеющий несовершеннолетнего сына.

В КРАСНОЯРСКЕ СНОСЯТ АЗС
В Красноярске судебные приставы приступили к сносу очередной незаконной автозаправочной станции.

"МЕТАЛЛУРГ" "ОТФУТБОЛИЛ" ЛИДЕРА
"Металлург-Енисей" разгромил лидера футбольного первенства "Радиан-Байкал" со счётом 4:1 и продолжил беспроигрышную серию из восьми матчей.

ФИЛИПП, НО НЕ КИРКОРОВ
В "Роевом ручье" появился новый питомец - лосёнок Филя.

РОЖАТЬ ИЛИ НЕ РОЖАТЬ?
Губернатор края Лев Кузнецов поставил вопрос о целесообразности существования железнодорожного роддома.

СЕВЕРЯНАМ ПО ДУШЕ МАСЛО И КОНСЕРВЫ
По данным Красноярскстата, в январе - июне 2010 года в районы Крайнего Севера завезено 103,6 тонны растительного масла, что в 7 раз больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Животного масла завезено в 5 раз больше - 63 тонны.

КОСИ, КОСА
В крае продолжается заготовка кормов.

ВЕРНУТЬ СОКОЛА
Сотрудники отдела МВД Хакасии по борьбе с правонарушениями в сфере оборота биоресурсов задержали в окрестностях посёлка Джирим двух граждан Сирии, занимавшихся противозаконным ловом соколов.

СЕМЬЯ БЕЖИТ К СЧАСТЬЮ
Самые популярные материалы "Красноярского рабочего" - по версии посетителей интернет-сайта www.krasrab.com.










Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork