МЫ В ДОЛГУ ПЕРЕД СЕВЕРЯНАМИ
Ровно пять лет назад на референдуме 17 апреля 2005 года жители Красноярского края, Таймыра и Эвенкии высказались за создание нового субъекта Российской Федерации

Когда после ельцинского парада суверенитетов началось путинское собирание земель, Красноярский край вышел на авансцену политической жизни страны. Именно с него решено было начать укрупнение регионов, столь необходимое для выстраивания так называемой вертикали власти, призванной усилить контроль над территориями, местными элитами и финансовыми потоками. К тому же именно в нашем крае почва была благодатная. Таймыр и Эвенкия в советское время мирно пребывали в его составе. "Самостийными" бывшие автономные округа стали в смутные 90-е, и начавшиеся трения не успели перерасти в вечный "развод".

Объединение края должно было решить несколько задач федерального и краевого масштаба. Для России было важно укрепить северное побережье, улучшить управляемость территориями и избавиться от правовых коллизий, которые порождало "матрёшечное" строение сложносоставных субъектов РФ. Также необходимо было выровнять уровень экономического развития регионов (читай: переложить бремя финансового обеспечения депрессивных территорий на плечи боле успешных субъектов РФ) и уйти от принципа административно-территориального деления по национальному признаку, который сыграл роковую роль в распаде СССР.

Краю же нужно было восстановить разор-

ванные экономические и социальные связи и избавиться наконец от головной боли из-за территориальной принадлежности Норильского промрайона Таймыру. Словом, здесь тесно переплелись интересы власти, бизнес-структур и общества. Формально цель объединения обозначил федеральный конституционный закон - оно проводилось ради "ускорения социально-экономического развития и повышения уровня жизни населения Красноярского края, Эвенкии и Таймыра". Достигнута ли эта благая цель? Сложный вопрос. Попытаемся дать на него объективный ответ по прошествии пятилетки со дня референдума.

Для начала немного статистики. Несмотря на то, что начиная с 2009 года край не получает от Федерации прямых бюджетных трансфертов на бывшие автономные округа, уровень поступлений как в Эвенкию, так и на Таймыр не только не сократился, но даже увеличился - соответственно с 3,9 до 4,4 миллиарда и с 4,8 до 5,6 миллиарда рублей. Причём до 3,5 миллиарда край прежде получал из Москвы, теперь же финансирует эти расходы за счёт собственных источников.

За прошедшие годы инвестиции в основной капитал увеличились на Таймыре в 1,77 раза, в Эвенкии - почти в 2,1 раза. Деньги идут на реконструкцию местных аэропортов, развитие дорожной сети, строительство социальных учреждений. К примеру, в Ванаваре возведена современная школа, рассчитанная на 600 учеников. В Дудинке построен просторный детский сад на 150 мест, может быть, даже слишком большой для такого количества ребятишек, если учесть длинную очередь желающих дать своим детям дошкольное образование. К слову, сегодня в крае по показателям рождаемости Эвенкия находится на первом месте, Таймыр - на четвёртом.

При ценах на молоко, хлеб и промтовары, сравнимых с красноярскими (очень дороги только овощи и фрукты) по величине номинальной зарплаты, начисленной работникам крупных и средних предприятий, Эвенкия и Таймыр находятся в верхней части "турнирной таблицы" - соответственно 30,4 тысячи и 37,3 тысячи рублей. Для справки: лидерство по зарплате в крае удерживает Норильск - 42 тысячи, Красноярск находится на 7-м месте - 23 тысячи рублей в месяц. Впрочем, не будем забывать, что все эти расчёты - нечто вроде средней температуры по больнице. Скажем, воспитательнице детсада такие заработки и не снились.

Тем не менее в целом картина вырисовывается довольно оптимистичная. Но это если не вдаваться в детали, которые, быть может, не всегда видны населению, но от которых страдает местная власть. Вот несколько показательных примеров. Когда Таймыр и Эвенкия были субъектами РФ, все местные законы они принимали сами, без каких бы то ни было проволочек. Теперь же, чтобы решить вопрос регионального значения, они выходят на край, где всё, как правило, надолго застревает по причине волокиты.

То, что раньше на Таймыре и в Эвенкии можно было решить в течение нескольких дней, порой даже не созывая сессии думы или суглана, теперь требует многих месяцев напряжённой работы. Просто управленческий порядок в крае сам по себе тягомотный, так уж повелось. Может, другие районы к этому уже привыкли, а вот для Таймыра и Эвенкии такой бюрократизм в диковинку.

Другая беда - край без спроса наделяет полномочиями северные муниципальные районы. Сам процесс возражений не вызывает - значит, центр осознаёт, что управление из Красноярска не всегда оперативно. За пять лет только Таймырскому району передано полсотни государственных полномочий - всего почти на полтора миллиарда рублей. Увы, большая часть законодательных актов не согласована с местной властью, в документах не всегда учтена местная специфика. Получается, северные муниципалитеты к этим решениям непричастны. Неужто кто-то не может (или не хочет) налаживать обычное в таких случаях взаимодействие?

Загвоздка в том, что раньше на том же Таймыре было четыре района. Сейчас район один, зато есть четыре поселения, но это уже иной, низовой уровень местного самоуправления. И начинается катавасия: не хватает штатов, комиссия по делам несовершеннолетних или по административным правонарушениям на весь район одна, всех не охватишь при таких-то расстояниях. В самом деле, непродуманно как-то получилось. До Хатанги от Дудинки 700 километров - не наездишься. К тому же все краевые целевые программы спускаются на районы, и тут уж от Дудинки зависит, сколько денег она даст поселениям.

Специалистам видятся два выхода из затруднительной ситуации. Либо надо создавать территориальные отделы, как в районах Красноярска (но это увеличит штат муниципальных чиновников), либо с учётом особого статуса Таймыра и Эвенкии спускать полномочия непосредственно в поселения (но при таком раскладе обиженным останется райцентр).

Кстати, об особом статусе. Как ни крути, он существует только на бумаге: упомянут в федеральном конституционном законе и обозначен - без расшифровки - в Уставе Красноярского края. Примерно год назад Эвенкия выходила с законодательной инициативой о придании ей особого статуса, просила ЗС ходатайствовать перед Федерацией. Есть мнение, что в этом муниципальном районе должны быть свои госслужащие, представительный орган власти. Но какие вопросы будут в их ведении? И не получится ли так, что мы придём к тому же, от чего ушли в 2005-м? В общем, инициативу "зарубили"...

Как видим, организационно-управленческих проблем на Таймыре и в Эвенкии выше крыши. Местные власти, чтобы избежать бумажной волокиты, вынуждены придумывать "хитрушки", искать лазейки в законодательстве, чтобы по-быстрому дать ответ на актуальные вопросы. Иной раз складывается впечатление, что сама краевая власть не настроена на решение упомянутых проблем. Все трудности нивелируются, мол, всё хорошо, перед Федерацией об объединении отчитались - и довольны. А северяне между тем остро нуждаются в законе об оленеводстве, закреплении статуса кочевых школ и прочих жизненно важных вещах, которые не всегда понятны тем, кто несёт трудовую вахту в тиши красноярских кабинетов.

Обо всём этом наделённые властью таймырцы и эвенкийцы поостерегутся говорить на камеры и диктофоны. Критика, как когда-то, сейчас не в моде. Принято разве что разбавлять бодрые доклады "отдельными недостатками". Но скрывать минусы объединения было бы нечестно, прежде всего по отношению к жителям Таймыра и Эвенкии. Воссоединение края - это, конечно, здорово. Но за бравурными реляциями по случаю пятилетней годовщины референдума негоже прятать целый ворох проблем, требующих незамедлительного решения.

***

Александр УСС, председатель Законодательного Собрания края:

- Я считаю, что решение, принятое 17 апреля 2005 года, было правильным. Объединение и референдум стали базисом для формирования новой политической атмосферы в крае. За пятнадцать лет это был первый опыт, когда все политические силы региона дружно работали, действовали единым фронтом. С этого момента мы научились вырабатывать и принимать решения единогласно.

Теперь у нас есть единое правовое пространство, законодательная база распространяется на весь край. При этом северным территориям уделяется особое внимание, В Законодательном Собрании появился комитет по делам Севера и коренных малочисленных народов, в структуре правительства края этими вопросами занимается специальное агентство. Есть у нас теперь и уполномоченный по правам коренных малочисленных народов.

У Большого Красноярья значимые перспективы. Думаю, если бы не объединительные процессы, Ванкорское месторождение осваивалось бы с большими трудностями. Не исключаю, что его запуск был бы отложен на один-два года. Сегодня серьёзные планы относительно Эвенкии имеет "Газпромдобыча". Дело ближайшего будущего - разворачивание большого объёма работ на Юрубчено-Тохомском месторождении, освоение Собинского месторождения. Ведётся активная работа по доразведке и поиску алмазов в Эвенкии.

В то же время проблем, связанных с объединением, конечно же, достаточно, и я далек от мысли рисовать картину только радужными красками. Сегодня Эвенкия и Таймыр теряют население, это настораживает. Безусловно, нам не удалось должным образом решить вопросы по защите интересов коренных малочисленных народов Севера. Я считаю, что поддерживать надо не территории, а родовые общины, персонально людей. Мы в долгу перед северянами. Оглядываясь назад и подводя итоги пяти лет с момента объединения, можно сказать, что это решение было однозначно правильным. Результаты в политической, управленческой и экономической сферах в основном имеют позитивную окраску. Но мы ещё в начале пути реализации того созидательного потенциала, который нам дал референдум.

***

Алексей КЛЕШКО, заместитель председателя Законодательного Собрания края:

- Если говорить в целом, то плюсов от объединения края, конечно, больше. На территории бывших автономных округов начали работать краевые целевые программы, принимаются единые краевые законы. В то же время есть серьёзные проблемы, над решением которых, безусловно, надо работать. Например, речь идёт о госполномочиях, которые передаются району и которые следовало бы опустить на уровень поселений.

Самой собой, необходимо учитывать территориальную развёрнутость северных муниципальных районов, удалённость друг от друга населённых пунктов, суровость климатических условий. Порой у людей возникают конкретные бытовые вопросы, на которые необходимо давать оперативные ответы. Нужно смотреть, с помощью каких инструментов мы сможем приблизить власть к людям.

К сожалению, ещё не до конца отлажена работа краевых органов исполнительной власти, чтобы должным образом реагировать на вопросы и предложения, которые поступают из Эвенкии и с Таймыра. Они привыкли работать по-своему, но эту привычку нужно менять. Нужно более чутко реагировать на их сигналы, и не потому, что это бывшие автономные округа, а потому, что это особые территории, где люди живут в тяжёлых условиях.

Пять лет назад референдум прошёл с большим подъёмом, но, к сожалению, за это время жители края и бывших автономных округов не стали ближе друг другу. Прежде всего потому, что многие красноярцы до сих пор не представляют, в каких условиях живут люди на Севере и что нужно сделать для того, чтобы им жилось лучше. В основе политики края в отношении "северов" не должна стоять одна лишь экономика. Если мы будем понимать специфику этих территорий, уважать Север, тогда мы действительно сможем организовать во всём крае единое пространство комфортной жизни. Это - наша общая задача.

Анатолий АМОСОВ, депутат ЗС от Эвенкии:

- Об итогах референдума 2005 года лучше спросить самих жителей Эвенкии и Таймыра. Многие депутаты Законодательного Собрания побывали в бывших автономных округах, и по итогам их поездок можно подвести итог: те договорённости, которых достигли накануне объединения Красноярский край, Таймыр и Эвенкия, выполняются практически в полном объёме, дополняются и развиваются. Главное - полностью сохранено бюджетное финансирование двух северных муниципальных районов, чётко определена программа развития коренных малочисленных народов Севера.

Только в Красноярском крае учреждён институт уполномоченного по правам КМНС. Наш положительный опыт в этой сфере перенимали субъекты Сибирского федерального округа и даже ООН. В части поддержки коренных малочисленных народов Севера мы благодарны бывшему губернатору края Александру Хлопонину. Это он ратовал за переход на грантовую поддержку - дать народам Севера не рыбу, а удочку, которой они смогут эту рыбу ловить.

Не все проблемы у нас решены, впереди ещё много дел. Развитие малой авиации, школьного обучения, обустройство кочевого образа жизни, недропользования - над всем этим предстоит серьёзно поработать. Вскоре должен быть принят закон о защите исконной среды обитания КМНС, а в ближайшее время совместно с властями Таймыра и Эвенкии мы приступим к определению особого статуса этих двух муниципальных районов.

Николай ФОКИН, депутат ЗС от Таймыра:

- Было бы неверно говорить, что все обещания, сформулированные в ходе референдума 2005 года, на сегодня выполнены. Есть вопросы, которые не решишь за один день. Ими должно заниматься и правительство края, и Законодательное Собрание, и органы местного самоуправления. Главный показатель - бюджет Таймыра остался прежним. Всем нам нужно работать над тем, чтобы привлечь геологов на территорию северных районов. Большая часть Таймыра не разведана, но ведь это природная кладовая, а значит, дополнительные доходы в бюджет, новые рабочие места. Особое внимание нужно обратить на занятость населения, строительство, создание перерабатывающих производств.


Степан ПРИХОДЬКО.

НА СНИМКЕ: Национальная самобытность северян нуждается в законодательной защите.

Фото Валерия БОДРЯШКИНА.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ДОРОГОЕ ЖИЛЬЁ
Плата за жильё в Красноярском крае самая высокая среди регионов Сибирского федерального округа.

РИСК - ЭТО ПО-НАШЕМУ
Самые популярные материалы "Красноярского рабочего" - по версии посетителей интернет-сайта www.krasrab.com.

КОЛЛЕДЖ ИСКУССТВ ОТМЕЧАЕТ ЮБИЛЕЙ
Вчера в концертном зале Красноярского колледжа искусств имени П. И. Иванова-Радкевича состоялся первый юбилейный концерт, посвящённый 90-летию этого учебного заведения.

БИТВА ЗА ЛОДОЧНОЕ
Минприроды планирует провести аукцион вместо конкурса на стратегическое Лодочное газонефтяное месторождение, расположенное на севере нашего края.

КТО ЗАПЛАТИТ ЗА РУСАЛ?
Руководители "МРСК Сибири" намерены до конца апреля обжаловать решение Арбитражного суда Москвы о понуждении ОАО "ФСК ЕЭС" к заключению договора на передачу электроэнергии Красноярскому алюминиевому заводу, сообщили агентству "Интерфакс-Сибирь" в МРСК.

РАБОЧЕГО ПРИДАВИЛО ПЛИТОЙ
При разборке здания на территории завода "Сивинит" в Красноярске погиб человек.

ЗАСЛУЖЕННЫЙ ПОЧЁТ
Указом президента РФ руководителю службы племенного животноводства края А. А. Рудко присвоено почётное звание "Заслуженный работник сельского хозяйства Российской Федерации".

МИЛИЦИЯ ЗАПЛАТИТ ИНФОРМАТОРАМ
Правительство края своим постановлением утвердило порядок и размер выплаты поощрения гражданам, оказывающим содействие милиции в охране общественного порядка и борьбе с преступностью.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork