НЕТ ДЫМОВСКОГО БЕЗ ОГНЯ
Проблемы российской милиции породили майора-обличителя Майор Алексей Дымовский прилетел в Красноярск 14 декабря. Тот самый Дымовский, видеообращение которого в Интернете к премьер-министру Владимиру Путину наделало столько шума - в стране вообще и в милицейском ведомстве в частности. А всё потому, что майор из Новороссийска, уволенный из органов вскоре после обращения к главе правительства, пожаловался на коррупцию в правоохранительной системе, на произвол начальства и призвал к реформированию МВД. В общем, вынес сор из избы.

При этом мнения о Дымовском и его заявлениях в обществе резко разделились. Кто-то поспешил поднять его на щит - как бескорыстного героя, в одиночку сражающегося с могущественной системой. Другие же, напротив, резко осудили опального майора за участие в нагнетании антимилицейских настроений в стране. И кто тут прав - навскидку разобраться непросто.

В Красноярске Алексей Дымовский был проездом. Накануне он участвовал в работе съезда общероссийского движения "За права человека" в Москве, а сразу с берегов Енисея отправлялся в Новосибирск, где у него была запланирована 15 декабря пресс-конференция. В Красноярске же Дымовскому с прессой толком пообщаться не удалось, поскольку ни одного свободного для этих целей помещения в городе 14 декабря не отыскалось. Так что пришлось ему, притопывая на лёгком морозце, общаться с журналистами прямо на улице - у входа в здание, где располагается краевая Гражданская ассамблея. После чего более обстоятельное общение было продолжено в редакции нашей газеты.

- Алексей, прежде всего скажите, пожалуйста, несколько слов о себе.

- Я родился 28 августа 1977 года в Благовещенске Амурской области. Затем жил в городе Свободном. В 1996 году окончил техникум железнодорожного транспорта. Потом служил в армии в Читинской области, в ракетных войсках стратегического назначения. После армии работал на заводе. Вскоре начал службу в милиции - с должности участкового. До 2004 года работал в Свободненском ГОВД участковым уполномоченным милиции. И уже в звании старшего лейтенанта перевёлся в Краснодарский край, в город Новороссийск - на должность инспектора по делам несовершеннолетних и по работе участковых уполномоченных милиции. Я работал в управлении. В мои функциональные обязанности входили проверки и практические занятия с участковыми инспекторами ПДН. Через два месяца я был назначен старшим инспектором, на майорскую должность.

- То есть служба на новом месте началась нормально?

- Приехав в Новороссийск, я начал искать правду, не мог согласиться с тем, как построена работа, стал предлагать свои решения проблем. На что мне ответили, что это, мол, не твоего ума дело, слишком молодой ещё, чтобы что-то предлагать. Иди, дескать, занимайся своим делом, пиши статистику, считай количество преступлений, и всё тогда у тебя будет хорошо.

- А дальше как карьера складывалась?

- В феврале 2005 года я написал рапорт на увольнение из органов. Но меня уговорили вернуться и через две недели восстановили в должности. Однако я отказался от должности старшего инспектора, потому что не было возможности получать реальные результаты работы. Ты приходишь и начинаешь что-то делать, а в итоге твой результат, все твои старания "сливают" в корзину. Поэтому и особого желания работать не возникало потом на этой должности. Меня перевели на должность оперуполномоченного в отделение по раскрытию убийств. Там я отработал полтора года, после чего перешёл в отделение по раскрытию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Получил звание майора. А итог таков: был уволен сначала 7 ноября 2009 года. Затем принудительно восстановлен и уволен 30 ноября - уже вроде как за прогул. Пока ещё точно не знаю формулировку.

- 7 ноября вас за что уволили из органов?

- С формулировкой "за клевету". Министр МВД Рашид Нургалиев велел отстранить меня. И приказ был исполнен ретиво. Наш отдел кадров уволил меня аж в субботу. Затем мне предложили восстановиться по собственному желанию и уволиться опять же по собственному желанию. Но я отказался, сказав, что только через суд. Тогда они заявили, что восстанавливают меня принудительно 30 ноября, выплачивают зарплату до этой даты, но я зато еду с ними на аттестационную комиссию.

Для меня всё это стало шоком. О принудительном увольнении я слышал, но о принудительном восстановлении - первый раз. Причём у меня на руках уже были военный билет, трудовая книжка, я расчёт получил, все долги отдал. И тут такой поворот. Меня решили уволить по отрицательным мотивам. Потому что аттестационная комиссия - это прогонка по всем приказам, вплоть до пунктов. И это нереально, чтобы кто-нибудь знал всё это полностью. Нужно ничего не делать, а только изучать приказы, чтобы пройти эту комиссию.

- А почему вы начали добиваться справедливости, искать правду, переведясь в Новороссийск? Там была хуже поставлена служба, чем на Дальнем Востоке?

- Намного хуже.

- В чём это выражалось?

- Возьмём, например, работу с ранее судимыми. Профилактику должны вести участковые. Они обязаны ходить по домам, профилактировать, раз в три месяца посещать каждого судимого. Так вот, я выбрал наиболее крупные статьи - 105-ю, 213-ю и пошёл по домам ранее судимых. Оказалось, что там участкового лет 10 уже не видели. Тогда я поднял этот вопрос - как раз перед коллегией по профилактике среди ранее судимых. Коллегию перенесли на месяц, но обстановка не изменилась. И я вынес решение о наказании за такую работу - вплоть до начальников милиции, подчинённые которых не выполняют свои функциональные обязанности, занимаются чем угодно, только не работой на своём административном участке. Однако когда я поставил вопрос о наказании, мне ответили, что на 2004 год план по наказаниям выполнен, превышать его нельзя. В итоге же получилось так, что я, предупреждая людей о наказании, просто сотрясал воздух. Естественно, после этого ко мне начали относиться так же, как и к другим сотрудникам аппарата.

- Что ещё не устраивало вас в работе? Ведь должны были существовать веские основания для того, чтобы пойти на такой серьёзный шаг, как открытое обращение к Путину?

- Да, конечно. К президенту страны Владимиру Путину я обратился в 2006 году по прямой линии с прямым вопросом: "Когда же закончится ментовский беспредел в Краснодарском крае?" У телефонистки, конечно, шок был. Я даже подумал, что она вообще трубку положила. Я представился: "Оперуполномоченный УВД города Новороссийска капитан милиции Дымовский". Она мне: "Ваш вопрос, пожалуйста". Я говорю: "Мне нужно лично встретиться с Путиным, а сейчас этот вопрос задать не могу". А телефонистка - нет, мол, всё равно задайте свой вопрос, а президент рассмотрит его и, возможно, встретится с вами. Вот я и спросил про ментовский беспредел в Краснодарском крае. Тогда телефонистка попросила меня ещё раз представиться и сказала, что мой вопрос записан.

Прошло пять месяцев, я уже забыл обо всём этом. И вдруг в 2007 году меня вызывает начальник и начинает выяснять, куда я звонил, зачем, какие вопросы задавал. После этого мне дали телефонный номер, велели позвонить в Москву и сказать, что никуда я не звонил и вообще не знаю, кто бы это мог сделать. В тот момент, поддавшись давлению, я позвонил в Москву какому-то генералу МВД, фамилию сейчас уже не помню, и сказал так, как мне было указано.

- Ну а дальше что было? Вы же понимали, что без последствий такие ваши действия не останутся.

- Потом всё стало накручиваться комом. После того как я обратился к президенту страны, а всё в итоге, как обычно, спустили на местный уровень, я почувствовал на себе прессинг. Наглядный пример: в 2008 году я предложил провести контрольную закупку у наркодилера полукилограмма амфетамина, но мне ответили, что таких денег на закупку нет, и предложили купить у барыги один грамм. Но это же просто смешно - подвести к оптовику человека, который по легенде даёт понять, что у него есть деньги на полкило амфетамина, а в результате купить всего грамм. А ведь можно было до конца отработать наркотрафик, выйти на поставщиков наркотиков - след вёл в Питер и дальше за границу.

Потом, помню, прошёл ещё месяц. Я снова говорю начальству: можно купить 80 стаканов конопли. Мне отвечают: зачем нам 80 стаканов, купи один коробок. И таких примеров было немало.

А последней каплей стала такая история. У меня на работе компьютер вышел из строя, и я принёс из дома собственный. А когда попытался забрать его назад домой, мне это не разрешили - вплоть до скандала. Я привёз документы, что это мой компьютер. Однако мне сказали, что у меня нет справки о том, что это имущество не принадлежит УВД. Дочка моя стояла рядом со мной в этот момент и расплакалась.

Из-за этого скандала мне стало плохо, и на следующий день я пошёл в больницу. Меня оттуда выпроводили, сказав, что мне нужно идти раскрывать преступления. И что, мол, на сей счёт есть соответствующее указание моего начальника. Тогда я с большим трудом прорвался в наш госпиталь УВД и лёг на лечение. Правда, врачи сказали, что вылечить меня не смогут, просто снимут болевой синдром.

- Почему последняя точка была поставлена именно в 2009 году?

- В сентябре я собирался пойти в отпуск и ехать к Путину. И примерно с февраля рассказывал своим знакомым, что поеду добиваться правды в Москве. А потом нашёл в Интернете видеоблоги президента Медведева и премьер-министра Путина. И подумал, а зачем ехать, если можно видеообращение отправить. Мне сделали сайт за три тысячи рублей. А рассылка была по 30-40 адресам - Медведеву, Путину, Нургалиеву, на телевидение - в "Человек и закон", в "Дежурную часть" и так далее.

- Стало быть, вы не верили, что можно добиться справедливости, действуя по команде, по инстанциям?

- Я с этим не раз уже сталкивался и прекрасно знаю, что все жалобы и обращения "сверху" возвращаются "вниз", на места. Пусть вот любой простой гражданин попробует обратиться в Генеральную прокуратуру. Через месяц его вызовут в местную прокуратуру и строго спросят, какого чёрта он туда обращался.

- Психологически вы были готовы к тому, чем это обернулось для вас?

- К тому, что это примет такой масштаб, - нет. Я не ожидал, что резонанс будет на всю Россию, думал, что всё ограничится Краснодарским краем. Думал, что приедет комиссия, выявит недостатки. Но для себя я понимал, что работать в милиции всё равно уже не буду.

- Как вы уходили из милиции?

- Мы отмечали День работников уголовного розыска. Я объехал все отделы (отмечали по разным ресторанам). Взял с собой три бутылки водки и закуску. Извиняюсь, что пьяный ехал за рулём, но - потихоньку. Подъезжал к ресторану и вызывал на улицу только близких мне по духу людей. Объяснял им ситуацию, что и как скоро будет. Они начинали говорить: "Лёха, мы тебя поддерживаем, мы за тебя горой..." А я отвечал: "Мужики, не надо так сейчас говорить, вы ещё не знаете, что будет дальше. А пока что не надо "ячиться".

- А когда началось служебное расследование, когда "копать" начали, наверняка же никто из них вас не поддержал?

- Нет. Более того, сейчас никто из них на связь уже не выходит, трубку не берёт. Последний звонок был о том, что их вызывали в ОРЧ-Ч (бывший РУБОП). Эта структура занимается борьбой с коррупцией. Потому как сейчас самый главный коррупционер России - это я. И этим сотрудникам предъявили обширный компромат, собранный на них, и сказали, что поступило указание "сверху" "закрыть" их до Нового года, если они не сфабрикуют дело на меня. То есть они должны втроём-вчетвером дать на меня показания.

- И как вы прогнозируете дальнейшее развитие событий?

- Если честно, то уже не знаю. Скрываться в дальнем или ближнем зарубежье мне предлагали, но не думаю, что это выход.

- Но если вы чисты перед законом, стоит ли так уж опасаться собранного компромата?

- Работник милиции не может быть абсолютно чист. Это касается всех без исключения. К примеру, тот же участковый взяток не берёт, но его заставляют составлять протоколы. И если их негде взять, он составляет их на трупах и так далее. Стоит копнуть любой протокол - будет поддельная подпись. А это уже фальсификация. А вслед за ней наша родная милицейская 286-я статья - превышение должностных полномочий.

- Какую-то конкретную пользу вашим коллегам вся эта история принесла?

- Да. Сейчас суббота и воскресенье - официальные выходные, как это и должно быть. Жёны новороссийских милиционеров мне постоянно звонят, благодарят. Начали оплачивать переработку, давать отгулы. Выходишь в субботу-воскресенье работать - пишешь рапорт, и тебе дают отгулы или оплачивают. Я понимаю, что нужно работать и в выходные, и ночами не спать, и сутками. Но и отношение к людям, занимающимся таким делом, тоже должно быть человеческое, а не бездушно-казённое.

- А главная цель ваших усилий какова?

- Моя конечная цель - добиться проведения реформы МВД. Сделать так, что сотрудников милиции не гнобили, как сейчас гнобят.

- В чём суть ваших предложений по реформе МВД?

- Я хочу предложить своего рода амнистию для всех сотрудников милиции, начиная с генералов, на которых на сегодняшний день ничего не "накопали". А после амнистии нужно сказать: то, что было вчера, мы забыли, но каждый знает свои ошибки. Так что давайте их исправлять. А если кто-то исправлять не захочет, то на каждого достаточно "компры". Я могу показать, где её взять.

Кроме того, в списке реформенных мер - улучшение социальных условий и непременное соблюдение законов всеми - от генералов до сержантов. А то сейчас мнение сложилось у генералов, что мы присягу давали не народу, а им, генералам. И эту порочную практику пора прекращать. Нужно оздоравливать систему.

***

P. S. А теперь каждый читатель волен сам для себя решать, кто он, майор Дымовский - герой или антигерой нашего времени? И что им на самом деле движет - прекраснодушный энтузиазм или холодный расчёт?


Беседовал Юрий ЧУВАШЕВ.

НА СНИМКАХ: Эстафета поколений: майор милиции Алексей Дымовский (на снимке слева) и полковник милиции Владимир Фёдоров (справа).Беседа с опальным майором в редакции газеты "Красноярский рабочий".

Фото Валерия ЗАБОЛОТСКОГО.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ТУЛЕЕВ ЗАСТАВИЛ ЧИНОВНИКОВ РАБОТАТЬ
Губернатор Кемеровской области Аман Тулеев объявил оставшиеся до Нового года выходные рабочими днями для сотрудников областной администрации.

НАХОДКУ УНИЧТОЖИЛИ, АВТОРА ИЩУТ
В посёлке Козулька в минувший понедельник искали взрывное устройство.

БЫТЬ МАМОЙ ТРУДНО, НО ПОЧЁТНО
Вчера Александр Хлопонин вручил почётный знак "Материнская слава" пятнадцати жительницам края, воспитавшим семеро и более детей.

ДОРОЖНЫЙ РИСК
Одиннадцать человек пострадали при столкновении автобуса с грузовиком в Мотыгинском районе.

КРЫША НЕ ВЫДЕРЖАЛА СНЕЖНОЙ ШАПКИ
В горняцком городе Бородине, не выдержав снежного напора, рухнула крыша трёхэтажного жилого дома по улице Нагорной.

ПАТРУЛЬ СПЕШИТ НА ПОМОЩЬ
Сегодня день рождения Красноярского полка патрульно-постовой службы милиции.

НОРИЛЬСКАЯ МЕТЕЛЬ
Два дня добирался до Норильска специальный корреспондент "Красноярского рабочего" Сергей Вахрушин: в понедельник, уже на подлёте к заполярному городу, его самолёт вернули в Красноярск, и только спустя сутки, примерно в 10.30 наш коллега добрался до места назначения.

КОРОТКО
Вчера в Красноярске состоялось собрание кредиторов авиакомпании "КрасЭйр", на котором было принято решение о продлении процедуры конкурсного производства ещё на 3 месяца.

ГЕНЕРАЛЬСКИЕ ЗВЁЗДЫ
Указом президента РФ от 12 декабря 2009 года начальнику Красноярской таможни Дмитрию Евгеньевичу Козаеву присвоено специальное звание генерал-майор.

КАТИТСЯ-КАТИТСЯ ЛЕДЯНОЙ ВАГОН
Ледяной вагон к Новому году установят в сквере имени Гагарина в Железнодорожном районе Красноярска.

НАШ СРЕДИ "ЧУЖИХ"
В Доме кино состоялся авторский вечер красноярского кинооператора, лауреата международных и всесоюзных кинофестивалей Святослава Чаплинского.

ПЕРЕВЁРНУТЫЙ МИР ГЕОРГА БАЗЕЛИЦА
В музейном центре на Стрелке при поддержке Немецкого культурного центра имени Гёте (Москва) открылась выставка графики немецкого художника-неоэкспрессиониста Георга Базелица.

КТО ЗАЖИГАЕТ ОГНИ?
Самые популярные материалы "Красноярского рабочего" - по версии посетителей интернет-сайта www.krasrab.com.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork