КОЛЧАК ПРОТИВ КОЛЧАКОВЩИНЫ
После ужина Колчак ушёл в своё купе. Надеялся просмотреть последние телеграммы с фронта и отдохнуть после шумных обсуждений военных дел в штабном вагоне. Телеграмм было немного, все он уже прочёл на станциях, по их получении. Отдохнуть не давала боль в суставах, особенно в коленях. Ревматизм - наследие полярных экспедиций. Стоило чуть остыть, как всего охватывала эта ноющая боль.

Он знал одно средство, не медицинское, оно не снимало боль, а только отвлекало от неё, и он переставал её остро чувствовать. Так и в эту февральскую ночь 1919 года. Колчак вынул письма обожаемой Анны Васильевны из Омска.

Вдруг вагон крепко тряхнуло, снаружи раздался тревожный перестук вагонных буферов, и поезд резко остановился. Ухватившись за ручки кресла, чтобы не слететь на пол, Колчак бросил тревожный взгляд в окно. Оно было плотно залеплено снегом.

Осторожно вошёл дежурный адъютант.

- Ваше высокопревосходительство, крушение: впереди лежит товарный состав.

В тамбуре были слышны голоса. Конвой на всякий случай занимал оборонные позиции.

Колчак набросил тёплую шинель и вышел на морозный воздух. В свете паровозного прожектора были видны перевёрнутые, разбитые вагоны. Такая судьба ожидала его поезд, но товарняк принял её на себя.

К утру выяснилось, что крушение было не случайным, а тщательно подготовленным террористическим актом. В крушение должен был попасть он, Колчак, со своим штабом. Мощный удар по верхушке Омского правительства.

В эту ночь он уже в который раз думал, кто же такие большевики, чем они руководствуются в своих преступлениях... Вообще-то Колчак давно размышлял, в чём правда жизни. Будучи командующим флотом, он не считал зазорным обращаться в монастырь под Севастополем, к тамошнему мудрому старцу. О чём вёл с ним беседы, в чём просил совета, мы не знаем, не было об этом записей, можем только догадываться. А вот в 1917 году, будучи в Петербурге, он пришёл за советом к первому русскому марксисту Г. Плеханову. Беседа продолжалась несколько часов, и её содержание неизвестно, но известна оценка Плехановым Колчака: офицер храбрый, деловой, не глупый, но политически совершенно невежественный.

Плеханов был прав. И спустя два года его оценку можно было полностью повторить.

Но были общечеловеческие нравственные ценности, которые Колчак воспринимал всей душой. Он никак не мог понять, почему большевики расстреляли царскую семью - женщин и детей. Это было за пределами его разума, как любого здравомыслящего человека.

В том же Екатеринбурге были расстреляны женщины из царской свиты. Начальник тюрьмы, разрешивший им покупать молоко, был расстрелян на другой день после их казни.

Колчак приказал провести тщательное расследование всех преступлений. Лично встречался со следователем Н. А. Соколовым.

Потрясённый и возмущённый до глубины души происшедшим, он и сам ожесточался до крайности. И когда в декабре 1918 года контрразведкой была разоблачена организация, готовившая восстание, он приказал расстреливать большевиков. Иной борьбы с этими нелюдями он не видел. Восстание, известное как Куломзинское (по названию железнодорожной станции), было разгромлено. По решению полевых судов было расстреляно более 160 человек, но историки утверждают: значительно больше.

Организатором и вдохновителем восстаний было Сибирское бюро при 5-й Красной армии, которым руководил Иван Смирнов. Это бюро направляло через фронт агентов, оружие, деньги. О его деятельности детально рассказал присланный из Москвы агент М. Оглоблин. Всего в тыл белой армии было заслано почти 180 человек, им же передано 10 миллионов рублей.

Был задержан контрразведкой интересный тип, чья подпольная кличка была Маруся, а настоящее имя Николай Образцов. Его внешность и душевные качества никак не соответствовали фамилии. Это он оказался одним из организаторов покушения на поезд Колчака. В начале своей партийной деятельности примыкал к левым эсерам, а когда почувствовал злую силу большевиков, переметнулся к ним. Будучи арестованным колчаковцами, изъявил желание сотрудничать с ними, выдал всех своих соратников и был зачислен в штат контрразведки.

Этот тип без каких-либо идейных убеждений, понимая свою ущербность, компенсировал её властью над беспомощными людьми, попадавшими в его руки. К сожалению, в дальнейшем ему удалось уйти от расплаты.

Через сутки поезд Колчака продолжал своё движение к Омску. По прибытии в эту столицу Белого движения Колчак никаких специальных решений не принимал, заявлений не делал. Во всяком случае, такие документы не обнаружены.

В первые дни после избрания Верховным правителем России в своих речах Колчак говорил:

- Мы ведём борьбу с немецким порождением -большевизмом, обратившим наше государство в залитую кровью и покрытую развалинами страну.

Откуда взялось выражение "с немецким порождением"? Оно появилось в его лексиконе ещё со времени Брест-Литовского мирного договора с Германией в марте 1918 года. Этот мир потряс многих россиян, он служил только укреплению Германии и разорению России. Такой мир мог заключить только немецкий агент. Была сдана огромная территория: Польша, Прибалтика, часть Белоруссии и Закавказья. Почти миллион квадратных километров. Сдавались даже территории, которые занимали части Красной армии. Всего в подданство врага отходило 56 миллионов человек. Россия должна была выплатить контрибуцию 6 миллиардов марок. (Успела передать в её счёт 93 тонны 536 килограммов золота). Должна была демобилизовать армию, а боевые корабли передать Германии. Но самое ужасное было в том, что договор не остановил наступление немецких войск.

Даже некоторые близкие соратники главы советского правительства были против такого мира. Но победил В. Ленин, договор разорял Россию, но укреплял его власть. Он сумел убедить 7-й чрезвычайный съезд РКП(б), что договор заключён только ради русского солдата, для мира, для сохранения тысяч жизней.

Куда там было моряку, офицеру додуматься до таких вывертов, до их понимания?

И хотя спустя девять месяцев Германия была побеждена Антантой и позорный договор был отменён, России был нанесён огромный экономический урон.

Колчак же говорил о том, в чём был глубоко убеждён, что лежало на поверхности:

- Российское государство умерло вместе со старой армией, когда она бросила фронт и обратила своё оружие на внутреннюю борьбу. Мы создадим новую армию и вместе с нею возродим Родину.

Гражданская война - это особенная война, когда враждующие стороны пропитаны взаимной ненавистью, как губка водой. Так, 6 мая 1919 года Колчак был вынужден издать приказ, чтобы ослабить эту злобу, об укреплении дисциплины и ответственности солдат и офицеров перед населением.

"Войска должны вести себя так, чтобы население относилось к ним с уважением и благодарностью, видя в каждом офицере и солдате защитника, войска и население должны видеть друг в друге братьев.

Необходимо, чтобы войска бережно относились к нуждам крестьян и вообще населения, бережно относились к их имуществу, ничего не разрушая самовольно и не позволяя себе ничем пользоваться даром, а тем более не посягать на личную неприкосновенность...

Начальникам и всем офицерам надлежит быть первыми в исполнении своих обязанностей и примером законных, справедливых отношений к населению и твёрдо и настойчиво требовать того же от своих подчинённых..."

Приказ разумный и гуманный, но когда в одной деревне под Красноярском начальнику отряда крестьяне попеняли на то, что он не выполняет приказ Верховного правителя, что порка и мордобой запрещены, он дал им такой ответ: "Приказ приказом, Колчак Колчаком, а морда мордой". Видимо, в этом начальнике погиб великий философ, который в нескольких словах так ёмко определил суть колчаковщины.

В другой деревне староста приклеил приказ Колчака на стенку дома, где находился начальник отряда, но тот велел бумагу сорвать, а старосту выпороть за "неуважение" к власти.

А сколько было случаев, когда колчаковцы, покидая селение, уводили для своих нужд всех лошадей. Что это значило для крестьянина, не приходится говорить.

В обращении Колачака к солдатам и командирам наступающей Красной армии Тухачевского были такие слова: "Пусть все, у кого бьётся русское сердце, идут к нам без страха, так как не наказание ждёт его, а братское объятие и привет".

И приходили, особенно бывшие офицеры, но им в спину, а то и в лицо кричали презрительное, а в той обстановке позорное: "Красноармеец!"

Особенно было враждебным отношение казаков к крестьянам. Останавливаясь в какой-либо деревне, в том доме, где приходилось ночевать, они на прощание делали хозяевам большое или малое зло, ломали скамью, на которой спали, бросали в колодец ведро, а в огороде, выбирая огурец, топтали весь урожай. Всё это делалось под тем предлогом, что, мол, "вы не воюете, за нашей спиной отсиживаетесь!"

Да-а, гражданская война особенная. Вспоминаются эпизоды из жизни Колчака во время Русско-японской войны. Дело было в Порт-Артуре, где Колчак командовал батареей. Японцы захватили русскую почту и во время перерыва между боями передали её через фронт.

После ранения Колчак попал в плен. Но сумел на попутном пароходе уехать в Канаду, а оттуда уже спокойно возвратиться в Россию.

Так что война войне рознь.

На места приходили и не столь благостные приказы, как приведённый выше. А совсем иного характера, правда, не за подписью Колчака, но со ссылкой на него. Вот пример из истории Красноярского края.

"Верховный правитель повелел покончить с Енисейским восстанием, не останавливаясь перед самыми строгими мерами в отношении не только восставших, но и населения, поддерживающего их". Этот приказ, полученный уполномоченным по охране государственного порядка и спокойствия в Енисейской и части Иркутской губерний генерал-лейтенантом С. Розановым, породил ряд его собственных приказов. "Правительственные войска ведут борьбу с большевиками, и безобразные факты, чинимые большевиками - крушение поездов, убийства лиц администрации - всё это заставляет отвергнуть те общие моральные принципы, которые применимы к врагу на войне".

Оказывается, это вступление только для того, чтобы в какой-то мере оправдать свои зверства. "Селения, население которых встретило правительственные войска с оружием, сжигать; взрослое мужское население расстреливать поголовно..."

И другой приказ: "Начальникам гарнизонов вверенных мне городов... содержащихся в тюрьмах большевиков из разбойников считать заложниками... за каждое преступление, совершённое в данном районе, расстреливать из местных заложников от 3 до 20 человек".

Такое развитие событий - тоже колчаковщина, уже на высшем уровне. Жестокость и произвол особенно царили на территории, подконтрольной "Гришке читинскому", как тогда называли атамана Г. Семёнова. Повсеместные порки мужчин и женщин, расстрелы, к которым прибегали его отряды, осуждались даже в штабе Колчака. "Пора покончить с атаманщиной". Но Колчак никак не мог усмирить лихого атамана, которого поддерживали японские войска. Он вообще Верховному правителю не подчинялся. Даже грабил золото из железнодорожных вагонов, которое Колчак отправлял во Владивосток для оплаты идущего оттуда военного снаряжения.

На всю Сибирь прогремела расправа Семёнова над политическими заключёнными. Их взяли из тюрьмы, вывезли на Байкал и там по одному выводили из трюма парохода, били по голове дубинкой и сбрасывали в воду.

Это также была колчаковщина.

Жестокость одних порождала жестокость других. В этой круговерти огня и крови было невозможно разобраться, кто прав, а кто виноват.

В руководстве Белой армией тоже не было всё гладко. Между командующим Сибирской армией чехословаков Р. Гайдой и начальником штаба Главнокомандующего, место которого он хотел занять, возник острый конфликт. При поездке по фронту в июле 1919 года Колчак даже хотел арестовать Гайду, но в его защиту выступили командующие других подразделений, напомнили о заслугах Гайды. Заслуги были велики, если Гайда из унтер-офицера, фельдшера вырос до генерал-лейтенанта.

Колчак, как обычно после гневной вспышки, смягчился и отпустил генерала под честное слово, что тот уедет из России. Колчака предупреждали, что Гайда обманет. И действительно, доехав до Владивостока, тот организовал противоправительственный путч, который был подавлен. А Гайда был разжалован и выслан из России. В Чехословакии он стал одним из руководителей местных фашистов, сотрудничал с гитлеровцами и в 1948 году по приговору суда был казнён.

Командующим чехословацким корпусом назначили Яна Сыровы, профессионального военного. Но и у него не сложились отношения с Колчаком. У них были разные цели. Один стремился вывезти из России свою армию, а другой - возродить Россию. Одно из подразделений Сыровы (очевидно, не без его согласия, а скорее по его указанию) и арестовало Колчака в Иркутске. Вероятно, это было засчитано через много лет в заслугу Сыровы. Он был в своей стране военным министром, а затем и премьер-министром. Умер он в своей постели в 1971 году.

В такой обстановке приходилось Колчаку править частью России и непосредственно делами в Сибири.

Если у Колчака выдавалась свободная минута, он в обществе своих ближайших помощников делился планами дальнейшей жизни. Это были увлекательные мечтания, искры которых долетели до наших дней.

Во-первых, считал он, нужно восстановить мир и созвать новое Учредительное собрание, чтобы народ сам мог определиться на будущее. А Колчак и его соратники должны отойти, лишнего дня не держаться за власть. Выборы провести на основе равного, всеобщего избирательного права. (В то время уже работала комиссия по выработке решений о выборах.)

Во-вторых, в международных проблемах на первом месте должен стоять вопрос о сокращении вооружений, предотвращении войны в будущем, для чего ориентироваться на Лигу наций. Все государственные решения от имени России - только через Учредительное собрание.

Россия будет демократическим государством, в котором всё решается представительным органом власти, то есть тем же Учредительным собранием.

В-третьих, следует признать самостоятельность Польши, признать правительство Финляндии. Следует подготовить решение о признании национальных группировок Эстонии, Латвии, Литвы, кавказских и закавказских народностей. В случае затруднений в решении этих проблем воспользоваться рекомендациями Лиги наций.

Что касается режима, существовавшего до февраля 1917 года, то возврата к нему не может быть. Многомиллионное крестьянство должно быть обеспечено землёй. Должна быть свободной деятельность земских и городских учреждений...

Так они думали о будущем, но для этого нужна была победа над большевизмом.

Колчак довольно часто ездил по фронтовым воинским частям, но при этом не упускал возможности побывать на хозяйственных объектах, встречаться с рабочими. Весьма благоприятное впечатление на него произвели пермские пушечные заводы. Хотя они в значительной степени были разорены за время пребывания под властью Красной армии: часть техники была вывезена, часть изломана, специалисты разбежались, тем не менее заводы работали, оказывая населению бытовые услуги: ковали лошадей, чинили сани и швейные машинки. Оказывали они содействие и войскам, ремонтируя артиллерийские орудия, лафеты, изготовляя запасные части к пушкам и гаубицам и пр.

По прибытии в Омск Колчак издал специальный приказ, в котором благодарил коллективы заводов и ставил их в пример другим.

Под впечатлением увиденного, принимая делегацию рабочих, он заявил, что поддерживает необходимость существования профессионального союза: "Вопрос этот стоит лишь в плоскости облечения его в законодательную форму".

Кстати, следует обратить внимание, что Колчак по любому поводу, в любом приказе не устаёт повторять: нужно действовать по закону, о подчинении всех уровней власти закону.

Теперь приведём оценку В. Лениным Колчака и колчаковщины, написанную со свойственным ему полемическим блеском.

"...Правда о Колчаке (Деникин - его двойник) раскрыта вполне. Расстрелы десятков тысяч рабочих. Расстрелы даже меньшевиков и эсеров. Порка крестьян целыми уездами. Публичная порка женщин. Полный разгул власти офицеров, помещичьих сынков. Грабёж без конца. Такова правда о Колчаке и Деникине. Даже среди меньшевиков и эсеров, которые сами были предателями рабочих, были на стороне Колчака и Деникина, всё больше находится людей, которые вынуждены признать эту правду.

Надо во главу угла всей агитации и пропаганды поставить осведомление народа об этом. Надо разъяснить, что либо Колчак с Деникиным, либо советская власть, власть (диктатура) рабочих; середины нет; середины быть не может..." (Полн. собр. соч. Т. 39. Стр. 47.)

И хочется спросить: а как сам товарищ Ленин? Действительно, он никогда не выступал за порку непокорных. Это слишком мягкая мера, она не рекомендовалась, а вот расстреливать, вешать, загонять в концлагеря - сколько угодно. Об этом уже упоминалось в предыдущем очерке "Обожаемая Анна Васильевна..." И этих своих действий Ленин нисколько не стыдился, а даже гордился ими. 12 января 1920 года, выступая на заседании коммунистической фракции ВЦСПС, вождь говорил о порядке изъятия хлеба у крестьян (продразвёрстка): "Если мы не остановились перед тем, чтобы тысячи людей перестрелять, мы не остановимся и перед этим и спасём страну".

В оценке Колчака и колчаковщины была поставлена точка. Эта оценка в России преобладала не только в произведениях правоверных большевиков, а всех без исключения историков. Когда говорили и "осведомляли" о нём, совершенно "забывали" о другой стороне деятельности Верховного правителя. И так до последнего времени.

А первая книга о Колчаке, "осведомляющая народ", вышла в свет уже в 1919 году. Её автором был некий В. Сибиряков (вероятно, псевдоним), написавший, от первой до последней строчки, сплошную клевету. Буквально следующее: "...свой чин он получил не за то, что он был умелым и способным офицером, а за то, что он умел хорошо прислуживать старшим по чину и был неумолимым "скуловоротом" по отношению к матросам, которых он гнул в бараний рог. На таких-то верных царских слугах ведь тогда и держался царский трон Романовых".

Повторюсь: десятилетия измышлений. Таким образом можно не только опорочить благородного человека, но и доказать, что белая стена вовсе не белая, а чёрная.

Приведу пример. Спустя 45 лет после описываемых событий вышла очередная книга о Колчаке "Быль о "золотом эшелоне" А. Клодта и В. Кондратьева. Авторы не удержались от того, чтобы не мазнуть дёгтем Колчака в очередной раз: "...в вагоны с золотом были перенесены 20 ящиков с монетой, которые хранились в купе Верховного правителя. Причём это было не всё золото, которое хранил у себя Колчак..."

А вот документ того времени, свидетельствующий, что в действительности было в купе Колчака. Привести его полностью невозможно из-за его размеров, в нём перечисляется всё, даже такие мелочи: "...семь штук яиц пасхальных, стеклянная чашка, коробка с семью орденами, открытки 228 штук, четыре штуки часов поломанных... 27 серебряных монет, 21 медная монета, чехол для ручки, вышитый бисером..."

В заключение хочу сказать, что многоголовый, злобный и лживый дракон большевизма не терпел спокойствия. Он мог существовать только во враждебной среде. И со временем он начал грызть и уничтожать самого себя, начал с собственных голов, сверху и постепенно опускаясь к хвосту, к наивным идеалистам, верящим в коммунизм, в свою партию.

Не будем перечислять всех убитых, отравленных, погибших в лагерях, это невозможно. Коснёмся судьбы некоторых, кто имел отношение к судьбе Колчака.

Тухачевский Михаил Николаевич (1893-1937). Командующий 5-й армией, разгромившей армию Колчака. Расстрелян.

Смирнов Иван Никитич (1881-1936). Член реввоенсовета 5-й армии, руководивший подпольем в тылу белых. В соответствии с указанием В. Ленина приказал убить Колчака. Расстрелян.

Чудновский Семён Григорьевич (1889-1937). Председатель чрезвычайной следственной комиссии по делу Колчака. Руководил его убийством 7 февраля 1920 года. Расстрелян.

В начале февраля 2007 года в печати прошла информация, что дело Колчака рассматривала Омская областная прокуратура и оснований для его реабилитации не нашла. Это юристы, законники так решили. Теперь следует ожидать решения Генеральной прокуратуры.

Если бы я был присяжным на суде над Колчаком, то с чистой совестью голосовал бы за его реабилитацию. Нельзя к событиям той поры подходить с нынешними мерками.


Леонид ШИПКО.

НА СНИМКАХ: Адмирал Александр Колчак. А на белом коне въехать в Москву не удалось. Адмирал считал белочехов союзниками, но именно они сдали его большевикам.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ДОРОГА В НИКУДА
Число жертв аварии на трассе Ачинск - Назарово увеличилось до семи человек. Все погибшие молодые люди - жители города Назарово.

ХОЛОДНО И АВТОБУСУ
Для большинства юных красноярцев закончились самые длинные зимние каникулы.

МАТЕРИ БУДУТ ГОЛОДАТЬ?
Многодетные матери Красноярска в Год семьи готовы пойти на голодовку.

ПОМОЩЬ ПОЛУЧАТ ВСЕ
Красноярцам, пострадавшим от аварии на ТЭЦ-1, выплачивают компенсации.

МИЛЛИОНЫ НА ХАБ
В правительстве решили, сколько денег потратить в этом году на развитие аэропортов Красноярского края.

ХЛЕБ ПО СХОДНОЙ ЦЕНЕ
Акция "Социальный хлеб для пенсионеров" продлена.

СИБИРСКИЕ ТАНЦЫ В КИТАЕ
Красноярский ансамбль танца Сибири имени Годенко отправился в Китай.

ВЕНИАМИН ЗИКУНОВ. НИКИШКИНЫ КРЫЛЬЯ
Новый сборник известного дивногорского писателя Вениамина Зикунова "Никишкины крылья" составлен из коротких рассказов, лирических этюдов и эссе. Все они рассказывают о красоте и поэтичности сибирской природы, о людях таёжного края, их нелёгкой жизни.

АЛЕКСАНДР МАТВЕИЧЕВ. КАДЕТСКИЙ КРЕСТ - НАГРАДА И СУДЬБА
Эта книга вышла в Красноярском книжном издательстве в последние дни 2007 года.

ЛЫЖНЫЕ ГОНКИ В "БОБРОВОМ ЛОГУ"
В фан-парке "Бобровый лог" стартовал чемпионат Красноярского края по горнолыжному спорту памяти В. И. Махова.

ЧУДЕСА ЗАКОНЧИЛИСЬ
Самые популярные материалы газет "Красноярский рабочий" и "Красноярская неделя" - по версии посетителей сайта www.krasrab.com.










Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork