"ОСОБЫЙ БАБИЙ БАТАЛЬОН"
Пилотируемую космонавтику исторически принято связывать с мужчинами. Однако история отряда космонавтов, состоящего из представительниц слабого пола, в нашей стране насчитывает уже 45 лет.

Тогда, в 1962 году, из тысячи претенденток было отобрано пять человек - инженер Ирина Соловьёва, математик-программист Валентина Пономарёва, ткачиха Валентина Терешкова, учительница Жанна Еркина и секретарь-стенографист Татьяна Кузнецова. Присутствовавший на заседании мандатной комиссии Юрий Гагарин возражал против кандидатуры Пономарёвой. "Космонавтика, - говорил он, - дело новое, трудное, неизвестное и небезопасное. Стоит ли рисковать жизнью матери?" Но её всё-таки зачислили в отряд. Сыграла роль рекомендация академика Мстислава Келдыша - директора института, в котором работала Пономарёва.

Звёздного городка тогда ещё не было. Местоположение центра подготовки держалось в секрете. Его территория была обнесена высоким забором, вдоль которого несли службу караульные собаки. За этим забором и предстояло испытать "факторы космического полёта" "особому бабьему батальону", как называл женскую группу космонавт Алексей Леонов.

Проверка устойчивости организма к воздействию высоких температур проводилась в термокамере. В лётном комбинезоне сажали в камеру с температурой 70 градусов и влажностью 30 процентов и держали в ней до тех пор, пока температура тела у испытуемой не подскакивала на 2,5 градуса, а пульс учащался до 130 ударов в минуту.

За "отсидкой" в сурдокамере - звукоизолированном помещении размером 2,5 на 2,5 метра наблюдали психологи. Справа и слева над столом размещались объективы телекамер, впереди - иллюминатор, через который испытуемый просматривался как на ладони, сам же он не видел никого. Каждую кандидатку отправляли "в полёт" на десять суток.

"За невесомостью" женский отряд летал на истребителе МиГ-15-спарка. За один полёт самолёт успевал сделать три-четыре "горки", на каждой из которых невесомость длилась около 40 секунд. На одной "горке" нужно было написать фамилию, имя, отчество, поставить дату и расписаться; на другой - попробовать поесть из тубы; на третьей - произнести по рации заданную фразу.

Парашютная подготовка рассматривалась как одна из самых важных, поскольку при посадке корабля "Восток" космонавт должен был катапультироваться и приземлиться на парашюте.

Тяжёлыми были и морские испытания для отработки действий космонавта в случае приводнения. Скафандр был один на всех - технологический, а не сшитый по мерке, причём большого размера, где-то на рост 168-170 см. Женская группа делилась на "длинных" - Терешкова, Кузнецова и Еркина - 164 см и "коротких" - Пономарёва и Соловьёва - они "дотянули" только до 161 см. При приводнении гермошлем съезжал вперёд, а шлемофон сползал на глаза. Нужно было имитировать отцепку парашюта, а замки уползали назад и куда-то вбок. И это в надутом скафандре и перчатках. До замков было трудно даже дотянуться, не говоря о том, чтобы открыть их. Уже при небольшой задержке начинался перегрев организма.

После госэкзамена по общекосмической подготовке состоялось официальное представление женского отряда генеральному конструктору Королёву. Сергей Павлович попросил всех по очереди рассказать о себе. Потом поинтересовался, как возникло желание лететь в космос. К концу разговора он стал хмурым, а потом в узком кругу выразил неудовлетворённость составом группы. По его мнению, все члены отряда были далеки от ракетно-космической техники.

По сложившейся традиции решение о том, кто же из женщин первой полетит в космос, объявили перед отлётом на космодром 21 мая 1963 года. К этому времени все уже знали, что решение принято, и знали какое, но надеялись: а вдруг случится чудо... Не случилось.

Перед отъездом на космодром начальник Центра подготовки космонавтов (ЦПК) Карпов решил поговорить отдельно с дублёрами Терешковой. "Утешая меня, Евгений Анатольевич сказал, что по политическим соображениям первым должен лететь "человек из народа", - рассказывала Валентина Пономарёва. - А я имела несчастье происходить из служащих. Что касается нашей подготовленности к полёту - тут мы, что называется, шли ноздря в ноздрю".

16 июня 1963 года на стартовую площадку в скафандрах прибыли двое - Терешкова и Соловьёва. Когда перед этим на Ирину надевали скафандр, порвалась гермооблочка в районе шеи. Пришлось срочно менять его на скафандр Пономарёвой. Если бы порвался скафандр Терешковой, его из-за разницы в росте заменить было бы нечем, и тогда первой в мире женщиной-космонавтом могла бы стать Ирина Соловьёва.

Трое суток, пока летала Терешкова, вся женская группа провела на космодроме. 19 июня корабль "Восток" и лётчик-космонавт Терешкова, каждый на своём парашюте, благополучно приземлились поблизости друг от друга. К этому времени в отряде все уже знали, что Терешкова в полёте чувствовала себя неважно и не все пункты полётного задания смогла выполнить. Но не признавалась в плохом самочувствии, бодрилась, пела песни, разговаривала с Хрущёвым, даже просила продлить полёт.

В сентябре 1964 года весь женский отряд поступил учиться в Военно-воздушную академию. Этой же осенью все вышли замуж. Парад свадеб открыла Валентина Терешкова.

В это время в ОКБ Королёва разрабатывался новый корабль "Союз", одновременно шла серия из пяти "Восходов", планировалась работа над несколькими "Востоками". В 1966 году намечалось выполнить девять полетов, в 1967-м - четырнадцать, в 1968-м - двадцать один. Однако Королёв заявил, что женский отряд ему не нужен, женщины себя не оправдали, и ему достаточно одного женского полёта.

Тем не менее летом 1966 года в Центр подготовки космонавтов приехал заместитель главкома ВВС Николай Каманин и объявил, что намечен полёт женского экипажа на корабле "Восход" продолжительностью 15 суток с выходом в открытый космос. Командиром планировалась Пономарёва, выходящей - Соловьёва. Дублирующие - Еркина - Кузнецова. Началась подготовка, которая велась вяло и ограничивалась тренажёрами. А вскоре умирает Королёв, и серию кораблей "Восход" закрыли. В октябре 1969 года "за невозможностью использования" первый женский набор в космонавты был расформирован.

Когда надежды на полёт рухнули, у всех в семьях родились дети, у Пономарёвой второй сын. Дочери Терешковой к этому времени уже исполнилось пять лет. Еркина, Пономарёва и Соловьёва остались работать в ЦПК, который вскоре преобразовали в научно-исследовательский центр. Кузнецова пошла на работу сначала в Заказывающее управление Главного штаба ВВС, а затем перешла в Институт медико-биологических проблем.

Лишь спустя двадцать лет после полёта первой женщины-космонавта у генерального конструктора НПО "Энергия" (бывшее королёвское ОКБ-1) академика Валентина Глушко появилась идея вновь запустить женщину в космос. В направленном им в инстанции письме указывалось, что кандидатки из первого набора уже проходили подготовку и к новому полёту их можно будет подготовить и быстрее, и дешевле. Валентина Терешкова и Татьяна Кузнецова успешно прошли медицинскую комиссию, но тут вдруг вспомнили, что у претенденток на полёт "вышел" возраст: в отряд космонавтов брали до 33 лет, а Терешковой в то время исполнилось 40, Кузнецовой - 36. Когда Кузнецова обратилась за помощью непосредственно к Глушко, он ответил, что уже пообещал маршалу авиации Евгению Савицкому, что в космос полетит его дочь, и не может нарушить данное слово. Тогда-то и стало ясно, почему вдруг вспомнили о возрастных ограничениях.

После расформирования женского набора в отряде космонавтов ЦПК осталась только Валентина Терешкова. Она пробыла в отряде до 1997 года (это пребывание, по сути, было формальным) и ушла в запас в звании генерал-майора. С тех пор в отряд космонавтов ЦПК женщины не зачислялись. Для полётов на орбитальных станциях в отряды РКК "Энергия" и ИМБП было набрано восемь женщин, но лишь двум из них - Светлане Савицкой - дочери маршала и Елене Кондаковой - жене Валерия Рюмина, космонавта и заместителя генерального директора НПО "Энергия", - посчастливилось слетать в космос. Последней женщиной в отряде космонавтов РКК "Энергия" оставалась Надежда Кужельная. Высокопоставленных родственников у неё не было, и, несмотря на то, что считалась высококлассным специалистом, в космос она так и не полетела.

* * *

Материал подготовлен при содействии Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.


Андрей КИСЛЯКОВ, политический обозреватель РИА "Новости".

НА СНИМКАХ: Валентина Терешкова. Жанна Еркина. Татьяна Кузнецова. Ирина Соловьёва. Валентина Пономарёва. Перед первым женским полётом. По трапу спускаются: Валентина Терешкова, Жанна Еркина, Валентина Пономарёва и Ирина Соловьёва. Валентина Пономарёва (дублёр N 2), Ирина Соловьёва (дублёр N 1) и Валентина Терешкова.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
В БРАТСКЕ УЖЕ ДОБЫВАЮТ ГАЗ
Церемония торжественного открытия Братского газового месторождения назначена на 25 декабря.

СПАСАТЕЛИ НЕ ОПОЗДАЛИ
Напряжённой выдалась прошедшая неделя для сотрудников главного управления МЧС России по Республике Хакасии.

ВЕРНУЛИСЬ В ПОРТ
В Богучанах совершил аварийную посадку вертолёт.

РОСТ ЦЕН ПОРА ОСТАНОВИТЬ
Премьер-министр Виктор Зубков встретился с красноярским губернатором Александром Хлопониным.

ЛЁД КРЕПНЕТ
В Красноярском крае открываются ледовые переправы.

ПОД КРЫЛО НАЛОГОВИКОВ
Со вступлением в силу Федерального закона "О внесении изменений в статью 1 Федерального закона "О некоммерческих организациях" (14 декабря т. г.) полномочия по регистрации ТСЖ будут переданы налоговым органам.

ГЕЙ, СЛАВЯНЕ!
Cегодня в Красноярске в Доме кино открывается неделя польского кино.

ПЕРЕПОЛОХ НА РЫНКЕ
Освобождать территорию ООО "Рынок" от имущества бывших владельцев пришлось с помощью группы специального реагирования службы судебных приставов.

С ОГЛЯДКОЙ НА КИТАЙ
Самые популярные материалы газет "Красноярский рабочий" и "Красноярская неделя" - по версии посетителей сайта www.krasrab.com.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork