ПРОЩАЙ, РАДАР!
Малая "Хиросима" на месте Красноярской РЛС

Признаюсь, грешна, - приложила руку к развалу Родины. Не удержалась от "приватизации" кусочка былой военной мощи и советского могущества, взяла крупную гальку и деталь от изолятора с руин Красноярской РЛС под Енисейском. Домашние от таких "сувениров" ошалели. Муж аж поперхнулся - в своём ли уме жёнка, коль припёрла из командировки такое? И правда, зачем?!

Трудно передать все те чувства, которые всколыхнулись, когда, стоя на замшелых бетонных плитах (вернее, их обломках), я оглядывала развалины некогда символа технического совершенства отечественной "оборонки". Вспоминалось, как идейно молоды мы были, как искренне любили свою великую и неповторимую державу, как верили в политическую значимость всего совершаемого в государственных верхах. И как гордились мощным Союзом и своим сибирским уголком, ведь это мы ракеты с замечательными спутниками запускаем и покорили Енисей. Вспоминались горячие партсобрания середины восьмидесятых, политзанятия с разговорами о значении СОИ, общая эйфория от прихода Горбачёва, вера, надежды...

И вот та эпоха лежит под ногами в развалах, в россыпи битого кирпича и стекла. Рука сама протянулась за осколком Советской империи и великого прошлого. Даст бог, доживу до внуков, покажу им раритет (к тому времени), расскажу про державу, что могла, как уже после заявляли военные, одной своей станцией низложить всю спутниковую группировку США и выбросить американцев из космоса.

ЧУТКОЕ ШАПКИНО

В этих местах как нигде чутко вслушиваются во все слова, сказанные политиками о противоракетной обороне. И когда в Хайлигендамме Путин помянул Габалинскую РЛС и предложил американцам с ними "поделиться" информацией, дабы они в Европе поумерили свой ракетный пыл, в селе Шапкино Енисейского района затаивали дыхание. Слово "РЛС" здесь всё так же на слуху, и что такое радары, системы дальнего обнаружения, знают хорошо и "просто гражданские".

Шепчутся мечтательно: а вдруг вновь начнут чего строить и восстановят, вернее, заново возведут подобный объект? Грандиозная стройка, что была развёрнута в восьмидесятые, стала бы не лишней для хиреющих окрестных сёл. Было б и местным девчонкам за кого замуж выходить - в годы массового наплыва военных множество свадеб здесь сыграли, немало шапкинских, абалаковских, новокаргинских, лесосибирских невест стали москвичками, ростовчанками, ленинградками...

В Шапкине до сих пор помнят, как зимой 1980 года появились первые военные строители. Сначала на место дислокации прибыл автобат. Начали с палаток в лесу. А вскоре, как раз на 8 Марта, появились на танцах в местном клубе лихие солдаты-кавказцы. И такую "ассу" танцевали в честь местных девушек! Позже каких только солдатиков и высоких чинов не видели в Шапкине, и то сказать - несколько строительных частей вели строительство важного стратегического объекта.

- Население, конечно, жило слухами, нам же ничего не докладывали, - рассказывает Иван Парилов, тогда юноша из местных, а сейчас председатель Шапкинского сельского совета. - Но значимость объекта сознавали. Да и как было не прочувствовать - огромное количество автотехники "утюжило" тайгу; как в сказке, буквально на глазах вырастали объекты, гигантом высилось главное сооружение среди леса и топей. С середины восьмидесятых сюда постоянно приезжали большие гости. Особенно запомнился космонавт Шапошников, он уже после закрытия был. На Горбачёва сильно ругался. Приезжали и американцы, им спецпалатку для еды готовили. Но они и не попробовали, говорят, ничего нашего. Тогда американцы, да и вообще иностранцы в диковинку были. А наших, местных, много работало на станции, вернее, её строительстве - в бухгалтерии, в столовых. Вот и рассказывали.

Да уж, Шапкину, рядовому посёлку лесозаготовителей в енисейской глубинке, за неполное десятилетие пришлось повидать многое и многих. Хотя высокие военные чины, а бывал среди них и тогдашний министр обороны Язов, прилетали сюда по-тихому, по своим стратегическим делам и задачам. В последние годы в основном бывают журналисты, причём чаще столичные. Видимо, как тема ПРО всколыхнётся, так Красноярскую РЛС вспоминают, всё же беспрецедентный случай такой доброй воли на сдачу обороны своей страны.

В Енисейске-15, бывшем военном городке, Ивана Николаевича сразу спрашивали: "А сейчас кого привёз?" Вопрос был с надеждой - а может, что-то опять начнётся, может, воспрянет их уголок.

ЩЕДРЫЕ РУССКИЕ

Военные, близкие к ракетной части "оборонки", до сих пор неуспокоенно качают головами, говоря о Красноярской РЛС. Многим из тех, кто был причастен к её строительству, закрытие и уничтожение вообще стоило потери здоровья. В конце восьмидесятых инфаркты и инсульты среди офицеров в Енисейске-15 были самым частым и распространённым заболеванием. Рвались сердца нещадно - для специалистов, воспитанных в духе державного патриотизма, уничтожение мощнейшего радиолокационного комплекса как щита Родины было концом света. Жалко было не только вбуханных миллиардов народных денег, огромных сил, потраченных на возведение массы сложнейших объектов среди болот и лесов, - понимающим суть происходящего было жаль страну, оставшуюся от Урала до Камчатки с "неприкрытым" небесным пространством. К тому же следом была демонтирована и взорвана такая же РЛС в Скрунде под Ригой. И каково военспецам сознавать, что в области развала мы впереди планеты всей...

А будь запущена станция, контроль космического пространства был бы за нами, не говоря уж о полном "закрытии" радиолокационным наблюдателем нашего неба. Не случайно американцы, начав переговоры по СОИ, так настаивали, так беспокоились, чтобы Красноярская РЛС не начала действовать. Со своей стороны они тоже пошли на демонтаж РЛС, только устаревших, отработавших своё. Уничтожать суперновые они вряд ли бы дали. На это способны оказались только щедрые русские. В упоении триумфом миротворца Горбачёв при поддержке "мудрого" Шеварднадзе и сделал поистине исторический подарок американцам.

И понеслось... Точнее, всё бесславно завершилось. В 1987 году росчерком золотого генсековского пера строительство станции было остановлено. В 1989-м она была законсервирована. Готовность же станции к 1987 году была на 90 процентов. С этим военные и ушли. В 1992 году по постановлению правительства станция была демонтирована. По сути - оставлена на разграбление. Хотя на демонтаж, по слухам, выделялись миллионы, доставшиеся специально созданному предприятию. Разбор "единички" и "двоечки" - главных корпусов в 16 ярусов (даже не этажей!), думается, тоже был прибыльным - кирпич, плиты и металл до сих пор вывезти не могут. Но неизвестно, чей бюджет пополнился от этих прибылей.

Впрочем, какие-то крохи достались местному населению, что тоже активно включилось в разборку. Поговаривают, немало гаражей в Лесосибирске построено из аэродромных плит, которыми были устланы вертолётные площадки. Их вообще разобрали за месяц. Владельцы, надо полагать, остались довольны - для военного ведомства материалы всегда делались суперкачественно. Сейчас разбор развалов, поставленный на поток ушлым предприятием, завершается. Выкопаны и все трубы водовода протяжённостью 15 километров, проложенного от подземного озера к объекту (Шапкинское месторождение подземных вод было разведано в 1982 году, возможная добыча оценивается в 10 тысяч кубометров в сутки). Большая часть бывшей территории станции, где были возведены различные здания, заросла лесом. Теперь здесь популярный в округе малинник.

В КОНЦЕ ВОЕННОГО ДЕЛА

Что народ и армия едины, и ныне, и прежде утверждали плакаты в каждой воинской части. Но на самом деле это так лишь до того момента, когда начинаются имущественные отношения и кончается военное дело. Далее почему-то строго по отдельности, как котлеты и мухи. По крайней мере, государству мало что достаётся от армейского приданого. Вот и Шапкино, и весь Енисейский район, в своё время изрядно вытянувший жилы на грандиозной стройке, немало претерпевший от разбитых дорог и строительной суеты, получили, в общем-то, пшик. По крайней мере, Шапкино так и осталось посёлком образца пятидесятых, деревянное, не шикарное. Воспользоваться удалось лишь современной школой, что была построена в Енисейске-15. Когда здание сельской девятилетки совсем обветшало, школы соединили.

В целом же, где и куда пролетели миллионы, выделенные на демонтаж, то бишь на разоружение, не знали, пожалуй, и краевые власти. Все ж всегда замолкают, когда касается "оборонки". Народу от бывшего колосса достался лишь офицерский городок в шесть пятиэтажек, сейчас - посёлок Енисейск-15. Но сказать, что муниципалитету он достался даром, нельзя. "Выцарапать" три недостроенных дома и детсад (почти готовый, с бассейном) гражданской власти не удалось. Полтора километра от трассы до посёлка теперь "экскурсионные", новичкам в этих местах старожилы охотно рассказывают: "Здесь всё было застроено. Вот здесь пожарная часть, склады... Офицерская баня, здание управления". А вот стела, хоть уже и без вывески и знака осталась. Вокруг неё сейчас лишь козы гуляют.

Наследство от военных, хотя и было царским для сельской округи, жилищного благоустройства не знавшей, но местным властям заботушки добавило.

- Дома, когда их принимали на баланс, в состоянии были ужасном, - вспоминает Николай Парилов. - Уезжая, квартиры просто обдирали. Причём дома освобождались не полностью, поскольку среди жильцов было и много гражданских, работавших на станции. Поэтому дома приходилось отапливать, даже если лишь треть квартир была заселена. Вскоре встал вопрос с котельной, которая работала на мазуте и обходилась дорого. А потом и с дорогой, организацией автобусного сообщения. Всё это нужно было решать в срочном порядке, да в условиях хронического безденежья. Для поддержания жилфонда в Енисейске-15 было создано предприятие ЖКХ, и ситуация начала выправляться. Но проблемы нескончаемые.

Пустующие в посёлке благоустроенные квартиры районные власти разумно решили использовать под переселение одиноких и престарелых из распадающихся деревень. Пятнадцать так называемых социальных квартир получили старики из деревни Верхнекемской, Тархово, Майского, Кривляка. Часть квартир "ушла" по программе "Север - Юг" для семей норильчан-пенсионеров.

Так и сложилось нынешнее население Енисейска-15 - как в Америке, отовсюду. Из бывших военных остались лишь единицы. Михаил Шинкович - один из старожилов первого заселённого дома. Квартиру, в которую привёл молодую жену, он получил как лучший прапорщик. Дочка родилась в только что открытом госпитале. На его глазах, рассказывает, всё строилось, поднималось на топях, и на его же глазах всё распадалось. Сегодня главная беда живущих здесь, считает он, - отсутствие работы. Народ здешний, сколько мог, зарабатывал на разборе кирпича. Но этим всю жизнь не продержишься, да и не наездишься отсюда - до тракта плохая дорога. Живут огородами, благо, земли давали, сколько захочешь. Коз разводят, их уже немало объедает траву во дворе. А норильчане почти все уехали - что "глушь такая", и не предполагали.

...Благодаря такой станции, какой была бы Красноярская РЛС, говорят, можно было бы увидеть футбольный мяч на расстоянии 15 тысяч километров. Интересно, а с американских РЛС в Гренландии и Великобритании шапкинские развалины советской военной мощи видать? Может, видели и то, как я "сувенир" подбирала. Вот, поди, смеялись! А может, янки сочувственно жевали свою жвачку, ведь специалисты сознают, какое загублено дело.


Татьяна АЛЕКСЕЕВИЧ.

НА СНИМКАХ: Остатки великой стройки. Какой Мамай прошёл... Шапкинская "Хиросима". Михаил Шинкович: "Сначала строили, потом разрушали". А жизнь идёт своим чередом...

Фото Валерия ЗАБОЛОТСКОГО.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
НАШИ В КАННАХ
Ансамбль танца Сибири имени Михаила Годенко выступит в Каннах.

МОЛОДОЙ, ДА РАННИЙ
В Берёзовском районе задержан лжемилиционер.

ПАМЯТИ НОРИЛЬЧАН
В память о погибших в авиакатастрофе под Донецком установили монумент.

АНГАРА АРХЕОЛОГОВ НЕ ДОЖДАЛАСЬ
Раскопки - традиционная летняя практика второкурсников исторического факультета Красноярского педагогического университета им. В. П. Астафьева. В этом году посланцы КГПУ влились в общероссийский археологический отряд, ведущий раскопки крепости Пор-Бажин в Туве.

ХОККЕИСТЫ ОТКРЫЛИ СЕЗОН
Свои первые матчи в рамках Кубка России провели в Кемерово хоккеисты красноярского "Енисея". Правда, играть подопечным Виталия Ануфриенко пришлось не в самом оптимальном составе.

БОЛЕЕМ ЗА ЮЛИЮ ПЕЧЁНКИНУ...
25 августа в Японии стартует чемпионат мира по лёгкой атлетике.

...И "СТРОИТЕЛЬ"
Во Дворце спорта имени Михаила Дворкина в эти дни проходят игры предварительного этапа Кубка Сибири и Дальнего Востока по волейболу среди женских команд.



Архив



Гидрометцентр России

Rambler's Top100









© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork