ПОЛОНИЙ В ЛОНДОНЕ
(Продолжение. Начало в N 28, 32, 35, 39.)

8. ОТ КОНСУЛЬТАЦИЙ К ШАНТАЖУ

Главной проблемой Литвиненко с начала 2006 года стали деньги. После потери гранта Фонда гражданских свобод с начала 2003 года у него осталось лишь скромное пособие человека, получившего политическое убежище. Луговой говорил, что бюджет Литвиненко составлял 1500 фунтов в месяц. Для Лондона это очень мало, меньше зарплат медсестёр или почтальонов. Примерно столько платят начинающим кассирам-продавцам супермаркетов.

Березовский, наверное, не требовал с Литвиненко ренту за дом, в котором он жил. Но все коммунальные услуги, электричество, газ, телефон и все транспортные расходы в Лондоне даже для небольшой семьи требуют не менее 500 фунтов в месяц. К этому добавляется плата за автомобиль. На частную школу, в которой учился сын Литвиненко, денег не оставалось. За счёт долгов, кредитов и случайных заработков можно протянуть год-два, но не больше. Две книги, которые были изданы с участием Литвиненко в 2001 и в 2002 годах, имели "заказной" характер. Их издание оплачивалось Фондом гражданских свобод и гонораров от них не было.

В Лондоне очень много разных фирм и компаний, обеспечивающих охрану и безопасность дорогих домов, элитных кварталов города и особых "частных" улиц, всех тех мест, где живут очень богатые люди. Но это в основном электронная охрана, обеспеченная сигнализацией и видеокамерами. Регистрируются номера въезжающих в богатые кварталы машин. Сейчас это же делается и для банковского района Сити. Есть редкие полицейские посты, но в основном эксперты сидят у экранов телевизоров, просматривая практически весь центр города и всю территорию вокруг правительственных зданий. Поэтому даже в очень богатых кварталах в домах нет стальных дверей, решёток на окнах, глухих высоких заборов.

В трёх офисах компаний, занимающихся безопасностью, были найдены следы полония-210. Одна из них - Titon International, занимающаяся коммерческой разведкой, признала, что привлекала к сотрудничеству Литвиненко в качестве независимого консультанта, поставлявшего сведения о российских бизнесменах. В свою очередь The Financial Times ранее сообщала, что именно эта компания, занимающаяся коммерческой разведкой, платила ему за информацию о российских компаниях и связанных с ними людях.

В другую компанию, Erinys International, Литвиненко также заходил 1 ноября. С этой же компанией сотрудничали Луговой и Ковтун по обеспечению охраны британской энергетической фирмы, работавшей в России. Однако наличие полония в офисе RISC Management было загадкой - сюда Литвиненко не приходил ни 1 ноября, ни раньше. Работе его в такого рода компаниях мешало, конечно, плохое знание английского. Контрактов не было, но случайные заработки, очевидно, были.

Непосредственно для Березовского Литвиненко был уже не нужен и, судя по интервью его соавтора Юрия Фельштинского, при возможности велись конфиденциальные переговоры о возможности возвращения Литвиненко в Россию с амнистией. Об этом Фельштинский сказал в воскресном интервью в программе Би-би-си с Андрью Марром утром 4 февраля 2007. Я это интервью видел лично.

В воскресенье 3 декабря во всех лондонских газетах первые полосы были посвящены обзорам и анализам смерти Литвиненко. Но все следовали версиям "Сандей Таймс". Лишь старейшая лондонская воскресная газета и конкурент "Сандей Таймс" газета "Обсервер" произвела независимый собственный анализ всего "дела Литвиненко". На первой её полосе появилась необычная фотография Литвиненко на фоне британского флага, в шотландской шапке и с мечом в руках, ошибочно названным "чеченским". На самом деле это был самурайский меч. Эту фотографию Литвиненко по неизвестной причине сделал по случаю получения британского гражданства.

Общий заголовок был крупными буквами: "Раскрыто: заговор Литвиненко - шантажировать русских". Ведущая статья на первой странице начиналась следующей фразой: "ФБР было втянуто в расследование смерти Литвиненко после обнаружения того, что он планировал зарабатывать десятки тысяч фунтов путём шантажа важных русских шпионов и представителей бизнеса. "Обсервер" получил интереснейшие показания от российского учёного в Лондоне Юлии Светличной, которая встречалась с Литвиненко и получила от него больше 100 электронных писем...". Кратко упоминаются и свидетельства Юрия Швеца, которые я обсуждал раньше. Но к 3 декабря Швец ещё не сообщал детали о том досье, которое было составлено на помощника Путина Виктора Иванова.

Через всю вторую и третью страницы "Обсервера" шёл крупный заголовок "Я могу их шантажировать. Мы можем делать деньги". В основе всей истории лежали беседы редакционной бригады с российской гражданкой Юлией Светличной, которая жила в Лондоне и работала в Вестминстерском университете. Совместно со своим коллегой Джеймсом Хартфильдом она хотела написать исследование о социально-экономических причинах начала чечено-российского конфликта. В Вестминстерском университете Юлия Светличная, молодая женщина 33 лет, окончившая раньше журналистский факультет Санкт-Петербургского университета, была в качестве аспирантки. Её основная тема была о связи искусства с политикой. Тема Чечни возникла как журналистская, с возможностью написания книги. Реальную суть чечено-российского конфликта в Англии почти никто не понимал.

Для чеченской темы Светличной было важно взять несколько интервью у Ахмеда Закаева, министра информации бывшего чеченского правительства. Тот жил в Лондоне, входил в группу Березовского и имел в Англии политическое убежище. Его телефоны были неизвестны. Светличной удалось получить где-то телефон офиса Березовского. На просьбу Юлии Березовский обещал ответить через несколько дней. Однако он решил дать ей телефон Литвиненко и предоставить уже ему как бывшему работнику ФСБ проверить возможность знакомства Закаева и Светличной. Дом Закаева находился на одной улице с домом Литвиненко, и этот престижный район северного Лондона имел частную охрану через видеокамеры и полицейский пост. Березовский при этом предупредил Светличную о Литвиненко: "Попробуйте поговорить с ним, но фильтруйте то, что он скажет, этот человек болтает слишком много".

Первую встречу со Светличной Литвиненко назначил на площади Пикадилли, возле статуи Эроса. Телефон Закаева Светличная пока не получила. Вторая встреча состоялась в мае 2006 года в Гайд-парке. По словам Юлии, она спрашивала его о Чечне и о чеченцах, живших в Москве. "Литвиненко, однако, рассказывал мне разные экзотические истории о секретных операциях в Афганистане, о заговоре против Ельцина, об убийстве Джохара Дудаева... Впоследствии я пожалела, что дала ему мой электронный адрес..." Литвиненко стал присылать Светличной множество разных писем и документов.

Во время второй встречи в Гайд-парке "...он рассказывал мне без стеснения о его планах шантажа, направленных на российских олигархов: "Они получили очень много, почему не поделиться? Я буду делать это официально". О характере е-mail от Литвиненко Светличная в "Обсервере" сообщала: "Некоторые из них содержали конфиденциальные документы ФСБ, наследника КГБ, в других были копии его собственных статей для чеченских сайтов. Многие из его "политических" текстов были явными выдумками".

Следующую встречу Литвиненко назначил уже в своём доме. Предполагалось, что придёт и Закаев. Но чеченский "министр" почему-то не пришёл. Жена Литвиненко приготовила чай, гостье показали и сад. "После этого мы прошли в кабинет Литвиненко, где он показал мне его коллекцию секретных документов и фотографий". Однако Светличная не знакомилась с ними. Происхождение этих материалов понять не трудно. В основном это были, очевидно, документы, которые Литвиненко собрал, подготавливая свой "побег из России".

В своём предисловии к книге "Лубянская преступная группировка" Акрам Муртазаев, придававший рассказам Литвиненко текстуальную форму, сообщал: "К тому же опер ушёл не один. А с документами, видео- и аудиоплёнками. Ушёл со своей удивительной памятью..." Безусловно, в Лондоне Литвиненко систематизировал эти аудиоплёнки и видеозаписи, рассчитывая на их коммерческую ценность. Но все эти записи были со времён Ельцина, беззаконием которого в 2006 году было трудно кого-либо удивить.

"Он сказал мне, что он намерен шантажировать угрозой публикаций секретной информации о многих влиятельных людях, включая олигархов, коррумпированных чиновников и деятелей Кремля... Он назвал цифру в 10 000 фунтов, которые они будут платить каждый раз, чтобы предотвратить публикацию этих документов". Литвиненко также показал Светличной секретный отчёт ФСБ, датированный 2005 годом.

Безусловно, эту информацию кто-либо из бывших друзей или сообщников Литвиненко переслал ему электронной почтой. Это сделать очень легко. Опытные хакеры способны "залезать" в секретные файлы компаний, даже Пентагона и ЦРУ. Немало случаев похищения денег с банковских счетов. Литвиненко дал Светличной компьютерный диск с этим отчётом. В нём была информация о связях некоторых депутатов Государственной Думы с мафиозными группировками. В нём были имена известных политиков. Возможно, отчёт был составлен в той организации, в которой Литвиненко раньше работал.

"Однако досье, которое возбуждало Литвиненко больше всего, - пишет Светличная, - так называемое досье "Юкоса", которое включало компрометирующие материалы о том, как эта российская нефтяная компания, которой недавно владел Ходорковский, была поглощена государством. Три месяца назад российская прокуратура начала новое расследование боссов "Юкоса", обвиняя их в присвоении собственности компании".

Каким образом это досье попало к Литвиненко, остаётся неизвестным. Однако "Обсервер" сообщал, что "за несколько недель до отравления полонием-210 Литвиненко лично прилетел в Израиль, чтобы вручить это досье персонально Леониду Невзлину, второму директору "Юкоса", которого Россия пытается экстрадировать в Москву. Невзлин в настоящее время живёт как принудительный эмигрант в Израиле. Он, однако, отрицает, что в чём-либо виноват и передал досье властям. Как известно, Невзлин после смерти Литвиненко передал привезённое ему Литвиненко досье по "Юкосу" в британское посольство в Израиле, для отправки его в Скотленд-Ярд. "Обсервер" сообщает, что в составлении этого досье участвовал и Юрий Швец. Неизвестно, однако, отправлено ли оно в Англию в своём оригинальном неизменном виде. Какие-то детали из досье могли остаться у Невзлина.

Статьи и интервью в газете "Обсервер" вызвали необычайное негодование в лагере Березовского. Они не вписывались в их антироссийскую и антипутинскую компанию. По логике этих рассказов, именно шантаж, а не директива из Кремля, привёл к покушению на жизнь Литвиненко. В двух крупных газетах - "Афтенпостен" в Осло и в "Сандей Таймс" - намекалось, что Светличная, возможно, является "агентом ФСБ", которой поручено дискредитировать Литвиненко. В многочисленных сайтах Интернета начались дебаты о том, кто такая Светличная.

Было выяснено, что в советское время отец Светличной был секретарём городского комитета КПСС в индустриальном городе Череповце в Вологодской области. При процессах приватизации он стал собственником местного завода минеральных удобрений "Азот", то есть олигархом местного масштаба. Он умер в 1994 году. Хорошо известно, что при приватизации, даже по ваучерам, в провинциальных городах главная собственность постепенно переходила во владение членам местной партийной и советской номенклатуры, вступавшим в сделки с дирекцией предприятий. Создавались закрытые АО.

Юлия Светличная провела 8 декабря 2006 года пресс-конференцию в Вестминстерском университете, стараясь ответить на множество в основном враждебных вопросов. Ей пришлось взять адвоката, чтобы защищать свою репутацию, если понадобится, через суд. В Англии это очень дорого и сложно. Однако уже в феврале 2007 года "Афтенпостен" и "Сандей Таймс" решили отказаться от суда и опубликовать извинения. Им придётся оплатить и расходы адвоката. Газеты сдались, так как никаких подтверждений того, что Светличная действовала "по заданию ФСБ", у них не было.

Лично я познакомился с Юлией во время моей лекции в "Пушкинском доме" в Лондоне 31 января 2007 года. Мы немного побеседовали, и я посоветовал ей защищать свою репутацию в прессе, а не в суде. Нападки на неё и разные обвинения продолжаются в основном в Интернете. Светличная произвела впечатление принципиального и смелого человека. Но та среда политологов и бывших советологов, в которой она вращается в университетских кругах, безусловно, настроилась к ней очень враждебно.

В Лондоне живёт множество богатых "новых русских", миллионные состояния которых, созданные во время ельцинско-чубайсовской приватизации, нельзя считать вполне законными. Среди этих миллионеров немало представителей бывшей партийной элиты и, наверное, немало влиятельных сотрудников бывшего КГБ, перешедших в бизнес. Биографии таких мультимиллионеров в Англии никого не интересуют. Но мало кто из них желал бы увидеть в прессе сообщение о своём бывшем советском прошлом. Есть миллионеры и с криминальным прошлым, члены разных мафий, "отмывшие" свои деньги. Для бывшего опера, боровшегося с коррупцией, браконьерством и организованной преступностью, шантаж таких "новых русских" не представляет моральной дилеммы. К тому же, шантаж применялся в КГБ вполне легально и достаточно широко. Путём шантажа вербовали агентов в разведке, осведомителей в тюрьмах и лагерях и осведомителей в обычных учреждениях.

КГБ подвергало шантажу Солженицина, Синявского, Пастернака и немалое число других деятелей культуры. Шантаж - это занятие древнее и универсальное. Все мы помним, как шантажировали на сексуальной почве президента США Билла Клинтона, вынуждая его к досрочной отставке. Шантажом была вызвана неожиданная отставка британского лейбористского лидера Вилсона в 1976 году, но предмет шантажа никогда не разглашался.

Шантаж по той схеме, которую готовил Литвиненко, - это дело очень опасное. Шантажист-одиночка всегда рискует своей жизнью. Десять тысяч фунтов - это не слишком большая сумма, из-за которой какой-либо миллионер с преступным прошлым пойдёт на рискованное преступление, убийство, да ещё с применением полония-210. Но для тех людей, которые подверглись шантажу на более крупные и постоянно возобновляемые суммы, избавление от шантажа становится достаточно серьёзной задачей. Отравление шантажиста радиоактивным изотопом с альфа-излучением может иметь очень большие преимущества по сравнению с тривиальным убийством.

Шантажист попадает в больницу на длительный срок, и полиция неделями не подозревает о преступлении. За эти недели пустой дом шантажиста может быть тщательно обследован на предмет удаления и уничтожения всех его аудио- и видеоматериалов, досье и файлов, а может быть, и важных частей его компьютеров. Когда через три-четыре недели полиция всё же придёт с обысками в его дом в поисках радиации и других материалов, она может не найти тех документов, за каждый из которых Литвиненко надеялся получать по 10 тысяч фунтов. В типичный английский дом квалифицированному человеку проникнуть очень легко, особенно через дверь выхода в задний сад. Дом пустой, жена дежурит в больнице, сын в частной школе, где ученики обычно и ночуют.

Легко теперь обвинять и Светличную - все те файлы и досье, которые ей показывал Литвиненко, можно было объявить её собственной выдумкой. Её уже обвинили в том, что она не записала секретно на цифровой телефон свои разговоры с Литвиненко у скульптуры Эроса и в Гайд-парке и не сообщила о них сразу в полицию.

Последнее длительное интервью, которое Литвиненко дал Светличной и её коллеге Джеймсу Хартфильду в июне 2006 года, было, однако, записано на плёнку по его собственной просьбе. Он сам выбрал этих людей, пожелав, чтобы они написали очерк о его жизни.

9. СКОТЛЕНД-ЯРД ПРЕКРАЩАЕТ СЛЕДСТВИЕ

В конце января 2007 года отделы специальных операций и по борьбе с терроризмом Скотленд-Ярда формально объявили, что следственные операции по делу об убийстве Литвиненко завершены и всё дело передано в прокуратуру Великобритании. При этом не было формального определения не только обвиняемых, но даже и подозреваемых лиц, что совершенно необычно. Были засекречены много раз обещавшиеся результаты "пост-мортем", то есть патолого-анатомического обследования, проводившегося тремя бригадами экспертов с привлечением специалистов по радиологии. Все эти задачи, которые полиция даже в сложных случаях группового терроризма делала самостоятельно, были возложены на прокуратуру, которая в Великобритании является наиболее слабым сектором системы охраны общественного порядка.

В прессу просачивались сообщения о том, что главным подозреваемым был Луговой. В Москве его допрашивали как свидетеля. Но после допроса, характер которого остаётся конфиденциальным, его могли перевести в подозреваемые. Всё это, однако, базировалось на радиоактивных следах и предположениях о том, что "злоумышленники" не имели опыта обращения с радиоактивностью и именно поэтому оставили столько следов. Никто не проводил следственных экспериментов, обязательных в данном случае.

Возможно ли, например, чтобы чашка чая, в которую мог быть добавлен полоний, сохраняла высокую радиоактивность через месяц, после сотен обработок в посудомоечных машинах и сотен новых наполнений её чаем? Химику-неорганику ясно, что посуда после отмываний должна быть чистой, особенно при применении современных моющих средств. Неясен механизм загрязнения полонием кресел самолётов, баров, даже сидений стадиона, где 1 ноября проходил футбольный матч, на котором присутствовали Луговой и Ковтун. Александр Гольдфарб отказался от проверки на присутствие полония, сказав, что если он и попал к нему во время его дежурства в больнице, то в небольшом количестве, и это не представляет опасности для здоровья.

Следы полония в том или ином месте сами по себе не могли составить основы обвинений, так как многочисленные "пятна" этого изотопа могли быть частью общего отвлекающего сценария. Полоний нашли и в одном дорогом ресторане Pescotori, который якобы был популярен среди русских и который посещал Луговой в середине октября. Полоний был найден в двух отелях, где Луговой останавливался в октябре. Если первое отравление полонием, как предполагает новая теория, произошло 15-16 октября 2006 года, то и сам Литвиненко мог оставить полониевые следы во многих местах, и больше всего у себя дома.

Без определённых данных "пост-мортем" нельзя было объективно утверждать и то, что Литвиненко умер от острой лучевой болезни, так как непосредственной причиной смерти был всё же инфаркт, появление которого в сердечной мышце физически очень хорошо тренированного человека в условиях радиационного поражения мало вероятно. В этом случае костный мозг и другие кроветворные органы не вырабатывают ни лимфоцитов, ни эритроцитов, ни тромбоцитов, и происходит постепенное разжижение крови. Поэтому закупорки сосудов и артерий сердца не ожидаются. С другой стороны, многочисленные внутривенные шприцевые и приборные вливания, которые были видны на фотографии больного, могли привести к случайному попаданию в кровообращение пузырька воздуха или просто к образованию пузырька газа при разнице температуры между вливаемым раствором и температурой тела. Подобный пузырёк, попадая в суженный сосуд, может его закупорить. Такой сердечный или лёгочный инфаркт иногда является осложнением и при рутинных операциях. (Известный писатель Ю. Трофимов умер от такого инфаркта после операции на почке).

"Пост-мортем" должен был ответить и на вопрос о полученной дозе полония и о том, была ли это однократная или двукратная доза. Это можно определить радиоавтографами срезов некоторых тканей - появятся два пика радиоактивности и два цикла повреждений.

Кроме этого, главный вопрос о мотивах убийства оставался совершенно неясным. Формально Литвиненко не был осуждён заочно за "измену родине". Хотя британская пресса всегда называла его "русским шпионом", он не был разведчиком и не выдавал никакой агентуры. У него было множество материалов о незаконных и даже преступных действиях властей в России. Но все они относились к правлению Ельцина. Но если западные страны "простили" Ельцину расстрел из танков собственного парламента с сотнями убитых и жестокую войну в Чечне 1994-1996 годов, то разные внесудебные расправы с мафиозными кланами, контрабандистами и браконьерами и организованными бандами в период "шоковой терапии" уже никого не интересовали. Период публикаций книг Литвиненко приходился на 2001-2002 годы, и "мстить" ему за это в 2006 году столь сложным способом не было никакой необходимости.

К концу декабря, тщательно наблюдая за всеми действиями Скотленд-Ярда, я накопил несколько, как мне казалось, серьёзных критических замечаний. Основным среди них было убеждение, что полиция неверно выбрала дату 1 ноября как день радиационного отравления. Просмотрев литературу о течении острых радиационных отравлений чернобыльских ликвидаторов и общую литературу о радиационных синдромах при попадании изотопов внутрь организма, включая соли полония в опытах на животных, я мог увидеть, что те симптомы, которые появились у Литвиненко 1-2 ноября, чаще всего появляются на 10-20-й день после отравления, в зависимости от дозы. Они могли появиться и раньше, но при очень высоких дозах, ведущих к смерти, через 5-6 дней. У Литвиненко были признаки острой лучевой болезни, при которой летальный исход мог наступить на 40-50-й день после отравления. Поэтому я предполагал, что отравление Литвиненко произошло между 15 и 20 октября. Были и другие критические замечания, касавшиеся отсутствия следственных действий по другим направлениям, например по линии шантажа.

Я решил высказать эти замечания непосредственно представителю следственной группы, пригласив его домой, необходимые справки и данные были у меня здесь под рукой. В конце декабря, 22-го числа, чтобы быть точным, я позвонил по общему телефону Скотленд-Ярда 020-7230-1212, это коммутатор с несколькими линиями, работающими круглосуточно. Ответившую мне вежливо женщину я попросил связать меня с отделом, который занимается делом об убийстве Литвиненко. "А, этот русский шпион", - ответила она. "Он не русский шпион, а британский гражданин", - поправил я.

Через минуту на звонок из коммутатора ответил мужской голос, но уже не столь вежливо. Я сказал ему стандартную в таких случаях фразу, сначала представившись, что, как мне кажется, имею информацию, которая может быть полезна следствию. "Все сотрудники нашего отдела разъехались на "кристмас" (это рождественные каникулы), позвоните, пожалуйста, через неделю", - ответил мой невидимый собеседник.

В полиции мой телефон сразу фиксируется на экране, и компьютер выдаёт мой адрес. Если проблема представляла бы для Скотленд-Ярда жгучий интерес, то кто-либо из детективов остался бы работать и во время каникул. Всё же убийство Литвиненко уже называли "убийством века". В крайнем случае могли ответить: "Позвоним вам при первой возможности". 22 декабря в 15 часов был ещё полный рабочий день, выходные дни начались с 24 декабря.

Я подождал дольше недели, пропустив и новогодние праздники. Позвонил 4 января уже 2007 года. Ответил мужчина, опять не слишком вежливо, и, выслушав мою просьбу, попросил меня рассказать ему всё, что я хочу, по телефону. Я обозначил темы, но обсуждать детали отказался, дав понять, что разговор достаточно долгий и вовсе не для телефона. "Ну хорошо, - согласился он, - мы вам скоро позвоним". Ответный звонок раздался лишь во вторник 9 января. Договорились, что сотрудник "группы по Литвиненко" приедет ко мне домой в среду, 10 января, около 11 утра. Я попросил приехать в штатском и на обычной машине, чтобы не пугать полицейскими знаками нашу тихую улицу.

10 января к нам в дом приехали двое, detective censtable - это низкий чин среди детективов и его помощник, делавший записи. Привычка стенографировать беседу сохранилась, хотя у детектива был большой портфель, в котором, наверное, была звукозаписывающая аппаратура. Беседа продолжалась около двух часов. В конце беседы каждому из визитёров кто-то позвонил по мобильному телефону. Они вынули свои телефоны из кармана, очевидно, для того, чтобы сфотографировать и меня, и мой кабинет.

Я высказывал свои критические замечания и отвечал на редкие вопросы. Вначале объяснил, что посмертное заявление Литвиненко, которое сразу шло в ТВ-программе "Ньюснайт" и зачитывалось Гольдфарбом на английском, было явной фальшивкой. Затем я сделал несколько критических замечаний по поводу больниц и особенно факта, рассказанного женой покойного, что после непроверенного диагноза об отравлении таллием, сделанным посторонним больнице доктором, больному начали давать большие дозы антидота от таллия, который в данном случае мог принести только вред. Был затронут, конечно, и вопрос о возможной дате отравления.

Судя по беседе, детективы ничего не знали о версии шантажа, и, главное, отказались взять у меня выпуск "Обсервера" с этим материалом. Их интересовала только проблема полония. Детектив Тони дал мне визитную карточку со своим электронным адресом и мобильным телефоном. Второй, постарше, делавший заметки, показался мне более опытным. Но он не оставил своей карточки.

Всякое отсутствие дополнительных вопросов "по максимуму", которое, как мне казалось, должно характеризовать любого следователя, привело меня к заключению о том, что у Скотленд-Ярда в этом деле имелись только ограниченные полномочия. Было известно, что по проблеме полония уже дважды происходило заседание "Кобры", - силового блока правительства, с участием премьера. Однако об участии в этом деле знаменитых британских служб разведки и контрразведки, М-15 и М-16, ни в прессе, ни по радио и телевидению ничего не сообщалось. Эти службы хранили полное молчание.

Британская полиция имеет очень высокую репутацию в раскрытии различных преступлений и особенно убийств, совершённых на территории Британии. Для быстрого нахождения улик мобилизуются иногда сразу сотни полицейских. Но убийство, имевшее явно не только британский характер, при котором следственные действия необходимо проводить на территории нескольких стран, в данном случае России, Германии, Италии, Израиля и США, граждан которых следовало допросить, было Скотленд-Ярду явно не под силу. Поездка группы детективов в Москву задержалась на несколько дней из-за отсутствия надёжных переводчиков с британским гражданством и без русских корней.

В настоящее время "полониевый след" в Лондоне почти полностью прослежен. Но для раскрытия преступления необходимо проследить и основные события жизни Литвиненко в Англии, хотя бы в последние годы. Людей, встречавшихся с ним, даже лишь в 2006 году, никто не выявлял и не расспрашивал. Не было интервью со Скотленд-Ярдом ни у Джеймса Нартфильда, ни у Юлии Светличной, которые встречались с ним весной и летом и выслушивали его исповеди. Этих задач перед британской полицией не ставили. В дело была включена антитеррористическая группа, которая не в состоянии решать и изучать подобную проблему. Это не терроризм, а убийство по специфическому мотиву и с политическими и финансовыми корнями.

Следствие Скотленд-Ярда закрыто, но секретное расследование, безусловно, продолжается. Но оно необязательно должно закончиться наказанием виновных. Сообщалось, что по некоторым проблемам было задействовано ФБР (Федеральное бюро расследований) США. Открыла дело о незаконном провозе радиоактивных веществ через Германию и немецкая полиция. Итальянская полиция арестовала Марио Скарамеллу, но по другому делу. Интерпол также объявил о своих следственных намерениях. В Лондон должна приехать группа российских следователей, прибытие которых долго задерживалось по неизвестным причинам. Не нужно быть экспертом-юристом, чтобы понимать, что для раскрытия такого преступления все следственные действия нужно было проводить с максимальной быстротой. Если этого не делать, следы, как говорят, становятся холодными.

Создаётся впечатление, что реального суда с присяжными по делу об убийстве Литвиненко в Великобритании не будет. Его просто не хотят. Для британских политиков удобнее оставить всё это дело на стадии обвинений, спекуляций и теорий, которые с помощью умелого манипулирования прессой, радио, ТВ и даже Интернетом всегда направлены только в сторону России.

(Окончание следует.)


Жорес МЕДВЕДЕВ



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ПЯТИЛЕТНЮЮ ПОЛИНУ ПРОДОЛЖАЮТ ИСКАТЬ
За информацию о нахождении пропавшей Полины Мальковой распоряжением Петра Пимашкова обещано денежное вознаграждение в размере 500 тысяч рублей.

ДНИ ЛЕДОВЫХ ПЕРЕПРАВ СОЧТЕНЫ
Из-за тёплой погоды ледовые переправы в Красноярском крае могут закрыться раньше обычного.

НЕСКОНЧАЕМАЯ КАРУСЕЛЬ
В Туве отменили результаты выборов (точнее, довыборов) в законодательную палату Великого хурала.

ГЕЙ, СЛАВЯНЕ!
В музейном центре на Стрелке в рамках года культуры начал работу кинопроект "Новые славяне", организованный центром международных культурных связей при содействии Института имени Адама Мицкевича (Польша) и Международного культурного центра (Сербия).

СЧАСТЬЕ СОЛДАТА
Военный комиссар Республики Хакасии вручил жителю Черногорска Николаю Ивановичу Гавриченко орден Отечественной войны второй степени.

НА РОДИНУ - С ТРЕМЯ МЕДАЛЯМИ
На чемпионате России по конькобежному спорту в отдельных дистанциях красноярский спортсмен Алексей Прошин завоевал три медали.

ПОБЕДЫ "ДОРОЖНИКА"
Волейболисты красноярского "Дорожника" дважды победили в эти выходные на своей площадке спортсменов "Энергетика" из Уфы - 3:0 (25:23, 25:23, 25:20) и 3:1 (24:26, 25:17, 25:14 и 25:20).

НЕДЕТСКАЯ ПОБЕДА
Баскетбольная команда "Енисей-93" выиграла второй полуфинальный тур первенства России, прошедший в Казани.

"СТРОИТЕЛЬ" ТОЛЬКО ВОСЬМОЙ
А вот волейболистки красноярского "Строителя" одержали первую победу в полуфинальном турнире чемпионата России.

ПОБЕДИТЕЛЯ ОПРЕДЕЛИЛ ФОТОФИНИШ
На чемпионате России по сноуборду, который завершился в фан-парке "Бобровый лог", успешно выступила команда Красноярского края.

"ЗОЛОТОЙ" КОНСТАНТИН
В Саяногорске на горе Гладенькой проходит чемпионат России по горным лыжам.

ОТЕЦ ЗАКАЗАЛ УБИЙСТВО ДОЧЕРИ
Красноярскую студентку убили по заказу её отца за миллион рублей.

МИЛЛИОНЫ ЗА БАНКРОТСТВО
Бывшим руководителям "Ярбанка" предъявлен иск на сумму более 278 миллионов рублей.

МИЛИЦИЯ ИЩЕТ. И НАХОДИТ
В ходе операции "Розыск" милиционеры края за два дня задержали более 160 преступников.

ТРАГЕДИЯ В ПЕРМЯКОВО
Во время крупного пожара в Канском районе края погибли двое малышей.

ПРЕРВАННЫЙ МАРШРУТ
Маршрутный автобус номер 99, следовавший по улице Мичурина, врезался в опору освещения.

ОПАСНЫЙ ГРУЗ - В ЖЕЛУДКЕ
В Красноярске задержан гражданин Таджикистана с 56 капсулами героина в желудке.

И СНОВА НА НАРЫ
С начала этого года в крае зарегистрировано более 2,5 тысячи преступлений, совершённых ранее судимыми гражданами.












тнаня: ОНЦНДЮ Б Ц.йПЮЯМНЪПЯЙ

Rambler's Top100












РЕКЛАМА



© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork