ПОЛОНИЙ В ЛОНДОНЕ
(Продолжение. Начало в N 28, 32, 35.)

6. Задачки для Скотланд-Ярда

Уже 17 ноября, после смены больницы и формального объявления о намеренном отравлении, тогда ещё предположительно таллием, британская полиция получила первое интервью у самого Литвиненко. Дата отравления не вызывала сомнений - 1 ноября. Не вызывало сомнений и возможное место отравления: японский суши-бар на Пикадилли. Именно сюда Литвиненко приехал на ланч с итальянцем Марио Скарамеллой, который прилетел из Неаполя, чтобы передать Литвиненко письмо, полученное по электронной почте от Лимарева, сотрудника Березовского, из Франции.

Скарамелла прислал Литвиненко е-mail 28 октября с просьбой о встрече. Договорились о встрече в Лондоне 1 ноября в 15 часов в японском ресторане на Пикадилли, это по неизвестной причине было обычным местом встреч Литвиненко для конфиденциальных бесед. Там все официанты его уже знали. Поэтому именно Скарамелла оказался после смерти Литвиненко первым подозреваемым на роль отравителя, тем более что в этом суши-баре была обнаружена радиоактивность. Незначительные следы полония-210 были идентифицированы у некоторых официантов, а впоследствии и у посетителей. Ресторан сразу закрыли как возможное "место преступления", и для его охраны был выставлен постоянный полицейский пост.

Марио Скарамелла считался консультантом по проблемам безопасности и активности КГБ в Италии. В данный период он был консультантом так называемой "комиссии Митрохина", изучавшей архивные документы КГБ, скопированные и вывезенные на запад Митрохиным, бывшим работником архива КГБ, который, очевидно, полагал, что получит за эти бумаги большое вознаграждение.

"Комиссия Митрохина" была создана премьером Италии Берлускони, который предполагал, что в этих бумагах можно будет найти материалы о связях с КГБ его соперника Романо Проди. Президент комиссии Гузанти понимал, что от него ждут фабрикации документов. Перед самыми выборами даже ложные обвинения могли нанести Романо Проди поражение (обвинения были сделаны, но Проди всё равно победил на выборах, правда, с очень небольшим перевесом).

Литвиненко подозревал Скарамеллу, так как итальянец отказался от японской еды и пил только воду. Кроме того, привезённая им информация была "вторичного" характера. Её можно было переслать по электронной почте, а не везти лично. Электронная почта считается более безопасной, чем телефон.

Вторым визитом Литвиненко в этот день, как было определено по его мобильному телефону, была короткая встреча с давним коллегой по КГБ Андреем Луговым и его другом Дмитрием Ковтуном, которые прилетели в Лондон на матч между московской командой ЦСКА и "Арсеналом" и остановились в пятизвёздочном отеле "Миллениум". Об этой встрече попросил Литвиненко, позвонив в отель. Матч был именно в этот день вечером, и Луговой приехал в Лондон с женой и сыном.

Луговой, потерявший работу в КГБ при обширных сокращениях после распада СССР, работал на охранных должностях, включая охрану ряда объектов Березовского. В последние годы занимался бизнесом, был владельцем завода разных напитков и крупного состояния, примерно в 200 миллионов долларов. В Лондоне он бывал очень часто.

Дмитрий Ковтун, друг и сотрудник Лугового, прилетел из Гамбурга. Встреча состоялась в баре гостиницы, по словам Лугового, примерно в 16.30. К ним присоединилась семья Лугового, а затем Вячеслав Соколенко, его коллега. В баре отеля Литвиненко пил чай, а Луговой заказал джин с тоником. Времени для обсуждения деловых проблем было мало, русские визитёры собирались на стадион. Поэтому договорились о встрече 2 ноября.

После этого Литвиненко посетил офис Березовского в центре Лондона, чтобы сделать копии некоторых документов (самого олигарха там не было), и ещё два офиса компаний, занимающихся проблемами охраны и безопасности. Затем он попросил сына Ахмеда Закаева, который был в это время в центре, подвезти его домой, на север Лондона.

Вторую встречу Литвиненко с Луговым 2 ноября отложили - тот чувствовал себя плохо. 3 ноября все русские футбольные болельщики возвратились в Москву.

В течение трёх дней все места, где побывал Литвиненко 1 ноября, включая и машину Закаева, и дом самого Литвиненко, проверили на наличие радиоактивности, и в каждом из них было зафиксировано альфа-излучение, хотя и очень слабое. Но даже это было удивительно, ведь проверки на радиоактивность проводились почти через месяц после предполагаемого отравления. В газете "Таймс" 30 ноября была дана карта Лондона с указанием мест, где был обнаружен полоний-210. Около 500 человек, бывших в начале ноября в японском баре, в баре отеля "Миллениум" и в других местах, прошли добровольную проверку на присутствие радиоактивности - для этого был создан особый центр и "горячая" телефонная линия.

По сообщению "Таймс", у трёх человек были обнаружены симптомы радиационной болезни. Журналисты явно не понимали разницы между следами радиоактивности и лучевой болезнью. Но эта путаница создавала панику. Марио Скарамелла был вызван из Рима и положен в больницу для специального обследования. В его моче был обнаружен полоний-210, по некоторым сообщениям, "в значительном количестве". Итальянец был очень напуган. К тому же он всё ещё числился главным подозреваемым, хотя и Березовский, и Гольдфарб, и жена Литвиненко продолжали уверенно заявлять, что отравителем мог быть только человек из Москвы, намекая на Ковтуна и Лугового. Однако схемы передвижений Литвиненко в Лондоне, публикуемые каждый день до 30 ноября, всё ещё начинались с японского суши-бара. Полоний-21 впервые появился именно здесь.

Но в тот же день было сообщено, что следы полония обнаружены в самолётах британской авиалинии рейса ВА-875, прилетевшем из Москвы в Лондон 25 октября, рейса ВА-872 из Лондона в Москву 28 октября, рейса ВА-873 из Москвы в Лондон 31 октября и, главное, рейса ВА-874, которым 3 ноября возвратились из Лондона в Москву Луговой, Ковтун и другие московские болельщики.

Загадкой остаётся появление полония в самолёте рейса ВА-875, прилетевшем из Москвы 15 октября. Этот лайнер СВNWX затем летал лишь по другим маршрутам. Предполагалось, что 25 октября кто-то вёз на нём полоний-210, но личность этого человека пока не установлена. Полоний в самолётах мог быть и намеренным ложным следом. Полоний летуч, а салоны самолётов чистят пылесосом после каждого рейса. Имена пассажиров и номера их мест можно извлечь из компьютеров авиалиний. Самолёты этих рейсов перевезли после 25 октября 36 тысяч человек по разным городам. Пассажирам предлагалось пройти обследование - для проверки радиоактивности в особую лабораторию сдаётся порция мочи.

Были проверены и самолёты, на которых летал в Лондон и из Лондона, причём дважды, Марио Скарамелла. Они были объявлены "чистыми". Но проблема Скарамеллы всё же оставалась.

В схемах передвижений Литвиненко было неясно, что он делал между 12 и 15 часами. Он уехал из дома около 11 часов и в полдень купил газету в киоске на Пикадилли. Начались предположения о том, что встреча с Луговым и Ковтуном в действительности состоялась в 13 часов дня. В кармане пальто Литвиненко был обнаружен автобусный билет, который указывал на это время. В Лондоне, однако, на билетах указывается линия, но не число остановок, поездки на любое расстояние имеют одну и ту же очень дорогую цену - 2 фунта. Переместить встречу в отеле "Миллениум" на другое время всё же не удалось, так как Луговой в баре расплачивался за всех кредитной карточкой, и на остатке квитанции время также было указано.

В начале декабря проблема полониевого следа сильно усложнилась. В офисе Березовского следы полония, причём достаточно ясные, были на кресле в кабинете самого Березовского, куда Литвиненко 1 ноября не входил. Но сюда, по уже более позднему признанию Березовского, приходил накануне, 30 октября, Андрей Луговой. Почему олигарх сообщил об этом только 6 февраля 2007 г., остаётся неясным.

7 декабря неожиданно было сообщено, что признаки острой лучевой болезни обнаружены у Дмитрия Ковтуна, уже находившегося в Москве. Он был положен в больницу N 26 при институте биофизики АМН СССР, в ту самую, в которую отправляли самых тяжёлых больных из Чернобыля в апреле 1986 года. На следующий день в этой же больнице оказался и Андрей Луговой, но с менее острыми признаками лучевой болезни, вызванной отравлением именно полонием-210.

В Лондоне и Гольдфарб, и вдова Литвиненко сразу объявили в телевизионных интервью о том, что "русские спрятали" подозреваемых в "секретной больнице" для того, чтобы уберечь их от допроса британских детективов, которые уже готовились к вылету в Москву именно для допроса Ковтуна, Лугового и ещё четырёх человек. Это было, конечно, неправдой. Приехавшие в Москву британские детективы получили возможность допрашивать в больнице и Ковтуна, и Дугового по несколько часов. Из-за юридических формальностей вопросы формулировались британцами, но задавались русскими следователями. Ответы также переводились с русского на английский. Это определялось тем, что между Россией и Великобританией нет нужных юридических соглашений.

Перед прилётом в Москву британская сторона чётко заявила, что Луговой и Ковтун будут допрошены как свидетели, а не как подозреваемые. Оснований для обвинений пока просто не было. К тому же подозреваемые могут отказываться от ответов на многие вопросы. В Англии для перевода в категорию "обвиняемый" нужны прямые улики и доказательства, которых в данном случае не было. Подробности допросов пока остаются конфиденциальными.

Всё ещё мешал ясной картине Марио Скарамелла. Причина появления полония-210 в его организме в заметных, хотя и неопасных количествах была неясна. Но его никто не хотел допрашивать. После выписки из Лондонской больницы 24 декабря 2006 года он вернулся в Италию, но был арестован полицией прямо в аэропорту. Его обвинили в разглашении государственных тайн, торговле оружием и клевете. "Комиссию Митрохина" закрыли. Судья отказался отпустить Скарамеллу под залог и сдачу паспорта. В Италии это означает строгую изоляцию, так как в этой стране нет лимитов на сроки следствия.

10 декабря полоний-210 был обнаружен в Германии, в Гамбурге, в квартире первой жены Ковтуна. Ковтун, бывший офицер советской армии, служил в Восточной Германии. Женился на немке, но впоследствии вернулся в Россию. Его бывшая семья живёт в Гамбурге, где он и остановился по дороге в Лондон. Полоний был обнаружен в домах бывшей жены Ковтуна и его тёщи, а также в машине, которой он пользовался. Было открыто расследование с обвинением в нелегальной перевозке радиоактивных веществ.

Ковтун был в Гамбурге 28 октября, и возникло предположение, что именно он вёз полоний-210 из Москвы в Лондон. Однако в самолётах, в которых летел Ковтун, радиоактивности не было. Полоний был идентифицирован в машине, которая встречала его в аэропорту, на диване в квартире и на подушке кровати, в которой он спал. Возникла дискуссия о том, был ли Ковтун уже сам заражён полонием или же вёз радиоактивную жидкость в плохо закрытом сосуде.

В процессе расследований выяснилось, что Луговой и Ковтун были в Лондоне по делам в середине октября. Ковтун, ранее не знавший Литвиненко, познакомился с ним именно в этот приезд. В гостинице, в которой в середине октября останавливался Луговой, тоже нашли следы полония. В этот приезд Луговой встречался с Литвиненко в том же японском суши-баре. В связи с этим полиция снова изучила все кресла в этом баре, всё ещё закрытом, и нашла ещё кресла, загрязнённые радиоактивностью. Возникло предположение, что в них могли сидеть 15 октября Луговой и Литвиненко. На эту же дату перенесли возможное загрязнение полонием кресла в кабинете Березовского.

Получилось, что отравление Литвиненко могло быть проведено на две недели раньше. Однако в гостинице "Миллениум" в баре обнаружили чашку со следами радиоактивности, хотя её мыли после 1 ноября сотни раз. Следы полония были и у некоторых официантов. Через несколько дней обнаружили и заварочный чайник с сохранившейся радиоактивностью. Это повело к рождению теории о двукратном отравлении Литвиненко, 15-16 октября и 1 ноября 2006 года. Первой дозы оказалось якобы недостаточно. Поэтому привезли вторую, побольше. Но по неопытности Ковтун и Луговой, переведённые теперь в разряд подозреваемых, отравились сами и "задели" многих других людей. Неясным оставался лишь случай с отравлением Марио Скарамелла.

Объективную картину можно было бы составить, зная уровни радиоактивности во всех этих случаях. Важно также знать, в форме какого соединения полоний был найден в организме Литвиненко. Разные соли полония имеют разные свойства, и некоторые его соединения, например фтористые, могут иметь газообразный характер. Это пока является секретом следствия.

Двукратное отравление полонием, который как яд ранее никогда не использовался, да ещё группой людей, не имеющих никакого опыта в обращении с радиоактивными веществами, непонятно по каким мотивам, - это слишком сложный сценарий. Продолжать дальше расследование в этом направлении было бесперспективно. Для британского суда присяжных никаких реальных улик, а тем более доказательств, у Скотланд-Ярда к концу января 2007 года не было. Поэтому британская полиция объявила о том, что она завершила следствие и передала всё дело на рассмотрение прокуратуры.

Теперь наступила очередь русских следователей и Интерпола, которые 5 февраля 2007 года запросили визы и представили списки свидетелей, которых они хотели бы допросить в Англии по открытому прокуратурой России делу об убийстве российского гражданина Литвиненко и попытке убийства Дмитрия Ковтуна, у которого была диагностирована острая лучевая болезнь с возможностью летального исхода. Судя по последним данным, его жизнь уже вне опасности, но его здоровью нанесён серьёзный ущерб.

Все центральные районы Лондона, аэропорты и холлы дорогих гостиниц имеют в настоящее время видеокамеры, работающие круглосуточно. Полиция очень долго изучала все видеоматериалы, чтобы проверить, не было ли у Логового и Ковтуна в гостинице и у Литвиненко и Скарамеллы в японском баре и на подходе к нему какого-либо "сопровождения".

В интернетном варианте газеты "Таймс" от 20 января 2007 г. и в газете "Московский комсомолец" от 25 января появились сообщения о том, что вместе с Ковтуном прибыл из Гамбурга подозрительный высокий человек среднеазиатской внешности. Он прибыл по фальшивому литовскому паспорту и "исчез" в тот же день вечером по словацкому паспорту. Предполагается, что этот азиат и мог быть киллером, который внёс дозу полония в чай.

Всё это может быть, однако, чистой фантазией, возникающей просто потому, что ни Луговой, ни Ковтун не соответствуют "фенотипам" наёмных убийц. Это же относится и к Скарамелле. С таким уникальным ядом, как полоний-210, может работать лишь эксперт.

7. Роковая бизнес-консультация

Комитет государственной безопасности был упразднён в октябре 1991 года, ещё до распада СССР. На базе КГБ были созданы Межреспубликанская служба безопасности, Центральная служба разведки, Комитет по охране государственной границы и другие организации. В связи с этим производились очень большие сокращения штатов. После распада СССР возникло на короткий срок Агентство федеральной безопасности России.

Федеральная служба безопасности, или ФСБ, появилась только в декабре 1993 года, когда Ельцин, напуганный поражением на выборах в Думу партии "Выбор России" Егора Гайдара, которую поддерживал, провёл новую реорганизацию органов безопасности. На короткий срок председателем ФСБ был назначен Николай Голушко. Его вскоре сменил Сергей Степашин. Потом в течение года ФСБ возглавлял Михаил Барсуков. Его, в свою очередь, сменил Николай Ковалёв.

Все эти начальники ФСБ были генералами и профессионалами. Однако в период экономического кризиса в июле - августе 1998 года Ельцин назначил начальником ФСБ "бывшего" полковника госбезопасности Владимира Путина. Он был назначен для проведения массовых сокращений и увольнения многих генералов, которым Ельцин не доверял, считая их верными коммунистическим идеям. Во всех этих реорганизациях из огромного аппарата бывшего КГБ были уволены десятки тысяч сотрудников, профессионалов, часто очень высокого класса.

С другой стороны, в составе ФСБ приходилось создавать новые подразделения, необходимые для "капиталистического" государства.

Увольняемые из КГБ и ФСБ сотрудники находили себе новые должности в структурах, занимающихся охраной частных компаний и их владельцев, в МВД, в спецподразделениях по борьбе с бандитизмом и коррупцией, а также в бизнесе, включая приватизацию очень богатой собственности КГБ. В числе "объектов приватизации" - нигде не зарегистрированные здания, явочные квартиры, дачи и коттеджи, обширное секретное подземное хозяйство и даже часть архивных фондов некоторых исчезнувших отделов. Архивы КГБ СССР по бывшим республикам СССР не передавались в новые независимые государства СНГ.

Немалое число высококвалифицированных экспертов КГБ уезжало за границу, находя работу в спецслужбах США, Великобритании и других государств. Среди таких экспертов оказался, в частности, майор Юрий Швец, специалист по "чёрному рынку", финансовым махинациям международного характера и другим видам активности, которые были преступными в СССР, но стали легальными в Российской Федерации. С 1985 года Швец был резидентом КГБ в посольстве СССР в Вашингтоне под прикрытием корреспондента ТАСС. В 1993 году он перешёл уже на службу в американские спецслужбы и опубликовал книгу "Моя жизнь как агента КГБ в Америке".

Юрий Швец в США начал вполне легальную деятельность консультанта для различных компаний, которые намеревались осуществлять инвестиции в России, Украине, Казахстане и других странах СНГ. Любая западная фирма, которая хочет произвести инвестирование в другой стране, предварительно изучает так называемый деловой климат, уровень коррупции, существующие законы собственности, надёжность банковской системы и т. п. Этот предварительный этап контрактов обозначается как "анализ экономического риска", и его составление заказывается профессионалам.

Юрий Швец, уже немолодой профессионал 53 лет, владеющий не только английским и русским языками, но также и французским, испанским и украинским, заслужил в США высокую репутацию эксперта, и его советами пользовались американские федеральные службы. Швец в прошлом закончил юридический факультет и Академию разведки КГБ.

После смерти Литвиненко он неожиданно заявил, что знает вероятную причину, которая могла привести к попыткам Кремля ликвидировать Литвиненко. Сотрудники Скотланд-Ярда летали в США, чтобы получить от него более подробные сведения. Однако они не остались конфиденциальными - пропаганда требовала конкретных данных. Поэтому на 16 декабря 2006 года была подготовлена особая программа ТВ Би-би-си "Панорама" с участием Юрия Швеца.

В этой программе Швец сказал, что по поручению одной очень солидной британской фирмы, которая собиралась инвестировать несколько десятков миллионов долларов в один проект в России, он совместно с Литвиненко приготовил досье, явно критическое, на одного очень высокого кремлёвского чиновника, близкого Путину, который имел отношение к заключаемому контракту.

В результате этого досье британская фирма отказалась от контракта. Швец также предположил, что Литвиненко мог показать досье своему другу Луговому, и тот, в свою очередь, как бывший работник КГБ обязан был доложить об этом ФСБ России. Именно потому ФСБ решило "отомстить" Литвиненко, виновному в потере важного контракта. Швец также сказал, что Литвиненко получил большой гонорар от фирмы, заказавшей досье.

К этой теории и в британской прессе, и, очевидно, в Скотланд-Ярде отнеслись серьёзно, так как уже было известно, что Литвиненко в поисках работы посещал несколько британских фирм по "анализу рисков" и безопасности, предлагая свои услуги. Главной проблемой, затруднявшей его попытки стать консультантом, было очень слабое знание английского языка. Однако теория Юрия Швеца не могла стать убедительной до тех пор, пока оставалась неизвестной личность того важного "кремлёвского чиновника", о котором шла речь.

Всё это были гипотезы, направленные на какое-то обоснование для перевода Лугового из категории свидетеля в разряд подозреваемого, а затем и обвиняемого. В связи с передачей всего дела в прокуратуру Великобритании было необходимо раскрыть более подробно все детали. Это было сделано в пятницу 9 февраля 2007 года в аналитической вечерней телепрограмме Би-би-си "Ньюснайт", в которой главными обвинителями Кремля выступали Борис Березовский и Юрий Фельштинский. Повторив всё, что касалось досье, Березовский сообщил, что оно составлялось на заместителя руководителя администрации президента Путина Виктора Иванова, который возглавляет "по совместительству" крупную военно-промышленную фирму.

Путин якобы раздал членам своей администрации главные фирмы: "Газпром" - Дмитрию Медведеву, "Роснефть" - Игорю Сечину и т. д., сделав их не только чиновниками, но и новыми олигархами. Судя по всему, именно этот сценарий пока принят Скотланд-Ярдом за основной и для обеспечения обвинения именно Андрея Лугового. Для британской полиции это было удобнее всего, так как Луговой очень часто бывал в Лондоне и поддерживал связи с некоторыми консультационными фирмами и "охранным бизнесом", который в Англии имеет совсем другую форму, чем в России.

В программе "Ньюснайт" Фельштинский также добавил, что он во время визита в Лондон в сентябре 2006 года встретил Лугового на улице. Можно было подумать, что Луговой был в Лондоне нелегально. Вся программу была явным "шоу" для доверчивой публики. Луговой был в Лондоне в 2006 году 12 раз и обычно прилетал Британской авиакомпанией - все данные о пассажирах рейсов остаются в компьютере авиалиний и доступны полиции. Были, безусловно, известны полиции и номера кредитных карточек Лугового. Поэтому все его расходы могли быть прослежены, причём на шесть лет назад. Шесть лет - это срок, в течение которого могут проверять свои счета и клиенты кредитных компаний.

Путин действительно назначил основных руководителей своей администрации на наблюдательные должности в крупнейшие государственные компании. Эти компании не входят в подчинение министерств правительства, и этим актом Путин делал их подотчётными своей администрации. Никаких исполнительных функций Игорь Сечин, Дмитрий Медведев и другие не имеют. Все контракты этих компаний по-прежнему заключаются только их исполнительными директорами. Ни Медведев, ни Сечин, ни Иванов не имеют акций компаний.

Составление особого досье на Виктора Иванова для деловых контрактов - это занятие ненужное. Но интерес к Иванову определяется тем, что он контролирует по линии администрации президента особое конструкторское бюро по антиракетной защите и военно-промышленную корпорацию "Алмаз-Антей", которая создаёт современные военные вертолёты и авиационную технику. Иванов, которому сейчас 54 года, как и многие из близких Путину людей, был в прошлом начальником Ленинградского КГБ, генералом, то есть по званию выше Путина, тогда подполковника. Путин привлёк его к работе ещё в администрации мэра Петербурга Собчака после ликвидации КГБ.

Поскольку Виктор Иванов контролирует секретные организации военно-промышленного комплекса, то он не появляется на российском ТВ, не даёт интервью. О нём обычным людям и в России известно очень мало. Но он, безусловно, близкий друг Путина и в некоторых прогнозах рассматривался как возможный кандидат на пост президента России, в том случае, если Путин остановит свой выбор на нём в качестве своего преемника. Западные политики считают это нежелательным вариантом.

Совершенно непонятно, зачем Юрию Швецу понадобилось привлекать к составлению досье такого человека, как Литвиненко, оперативного работника, а не аналитика. Для сведений об Иванове он мог пользоваться только русским сектором Интернета. В английском Интернете имеется об Иванове лишь очень небольшое количество крайне поверхностных материалов. В русском Интернете, начиная с 2000 года, почти миллион статей, справок, упоминаний о биографии и т. д. Для того чтобы составить справку на Виктора Иванова на 8 страницах, как попросила английская фирма, достаточно одного дня. Швец мог сделать это без помощи Литвиненко.

В первых сообщениях о Юрии Швеце говорилось, что он является "сотрудником Березовского". В действительности так оно и есть. Швец вместе с Александром

Гольдфарбом, Березовским, Фельштинским и Литвиненко участвовал в использовании "дела Георгия Гонгадзе" не только в попытках дискредитации Кучмы, но и в попытках шантажа.

Микола Мельниченко, который тайно записывал разговоры в кабинете президента Украины ещё в 2000 году, опубликовал 28 апреля 2005 года в Вашингтоне заявление, в котором, в частности, говорилось: "Международная группа Березовского, куда входят Борис Березовский, Александр Гольдфарб, Юрий Фельштинский, Александр Литвиненко, Юрий Швец, Александр Волков и другие, предлагала мне долевое участие в распределении миллиарда долларов США, которые Березовский должен был получить от людей Кучмы за то, что уведёт Кучму от ответственности за преступления, совершённые им против Георгия Гонгадзе и Александра Ельяшкевича".

Предполагалось, что миллиард долларов заплатит группе Березовского бизнесмен Пинчук. Это был, конечно, явный шантаж. Но он не имел успеха. Не вдаваясь в детали этого совершенно другого дела, я хочу здесь лишь подчеркнуть, что Юрий Швец - это не независимый эксперт, а член группы Березовского. В недавнем прошлом он активно следовал за Березовским против Кучмы, сейчас - против Путина. Он участвовал в расшифровке плёнок Мельниченко, и эта работа финансировалась из Фонда гражданских свобод Березовского и Гольдфарба. Украинская газета "Сегодня" в марте 2005 года сообщала о том, что "финансирование группы Швеца превысило 65 000 долларов".

Версия о том, что исходным эпизодом для убийства Литвиненко явилось составленное им совместно с Юрием Швецем досье на 8 страницах с данными на Виктора Иванова, стала сейчас доминирующей в британских средствах информации. Согласно этой версии Виктор Иванов поручил Луговому ликвидировать Литвиненко. Судя по тому, что эту версию распространяют в телепрограммах Би-би-си, Скотланд-Ярд относится к ней достаточно серьёзно.

В этой версии остаётся неясным и непонятным прежде всего проблема полония-210. Он никогда не входил в список токсинов, применявшихся в криминальном мире для отравлений. В общих руководствах о токсических веществах есть несколько радиоизотопов, включающих стронций и тритий. Есть сотни других токсинов, химических и биологических. Но полония там нет.

К тому же от отмены предполагавшегося многомиллионного контракта реальные финансовые потери понесла лишь неизвестная британская компания. Бизнесмены боятся иметь дело с ненадёжными партнёрами, а не с людьми, близкими к президенту Путину.

Продолжение следует.


Жорес МЕДВЕДЕВ.

НА СНИМКЕ: Карикатура из газеты Таймс 30 ноября 2006. Японский суши-бар тогда считался главным местом отравления.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ВСТРЕЧА С ЧИТАТЕЛЯМИ
Сегодня в селе Частоостровском Емельяновского района состоится творческая встреча журналистов "Красноярского рабочего" с местными жителями.

ВНИМАНИЕ: ЛАВИНЫ!
В Красноярском крае сохраняется угроза схода снежных лавин

ВОДА ПРИБЫВАЕТ
Уровень воды в Красноярском водохранилище на 4 метра превышает норму.

ЛЕКАРСТВА ЕСТЬ - ЖИТЬ БУДЕМ
"Губернские аптеки" в ожидании федерального транша начали отпускать лекарства льготникам за счёт собственных средств

ЗАХАРОВ СНОВА В СТРОЮ
Вчера краевой суд вынес решение, обязывающее Уярскую окружную избирательную комиссию без промедления зарегистрировать Игоря Захарова в качестве кандидата в депутаты ЗС.

ПОРА - ВЕСЕННЯЯ, ВРЕМЯ - ЛЕТНЕЕ
С 25 марта Россия в очередной раз перейдёт на "летнее" время

"ПОДАРОК" ИЗ МУСОРОСБОРНИКА
Виновник взрыва, прогремевшего в жилом доме Норильска признался в том, что он нашёл гранаты в мусорном баке.












тнаня: ОНЦНДЮ Б Ц.йПЮЯМНЪПЯЙ

Rambler's Top100












РЕКЛАМА



© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork