СЕМЬ ФУТОВ ПОД КИЛЕМ!
Пожелаем этого и капитану Алексею Захарову, и теплоходу "Красноярский рабочий"

В далёком 1926 году в бывшей деревне Кардачи, недалеко от Емельянова, родился Алексей Захаров - будущий капитан теплохода "Красноярский рабочий", капитан-наставник в Казачинском пороге. Его отец, Николай Александрович, батрачил у хозяина. Будучи как-то в Красноярске, он увидел объявление о приёме на работу грузчиков. Выдержал условие - испытание на силу и выносливость, подняв из трюма баржи двенадцатипудовую ношу, и был принят в бригаду.

Примечательно, что грузоприёмосдатчиком в этой бригаде работал знаменитый впоследствии капитан-наставник М. А. Чечкин. Здесь же трудился не менее знаменитый в будущем капитан-наставник, главный спасатель Енисейского пароходства Н. Г. Копцев. Их имена сегодня увековечены в названиях судов.

Образованное в январе 1931 года Енисейское пароходство начало готовить новую структуру, создавать ремонтно-отстойные базы, порты, пристани, первым начальником одной из которых - Юксеево - стал Н. А. Захаров. Так что у маленького Алёши не было проблем со знакомством с речным флотом. Каждое лето на пристани баржи загружались зерном, овощами. Традиционно из Юксеево отправляли на Север квашеную капусту, солёные огурцы и помидоры, грибы и ягоду, корнеплоды, картошку и капусту. Рядом был ремонтно-отстойный пункт Павловщина, где всегда оставались на зимовку суда, которые не дошли из-за низких горизонтов воды и раннего льдообразования до Красноярска. В любом случае капитаны обращались к начальнику пристани по вопросам не выданных грузополучателям грузов, приобретения продовольствия для команд, транспорта. Экипаж всегда был готов для выезда.

Алексей по своей конституции был в отца: такой же рослый, широкой кости, обувь 46-го размера. Он рано был замечен капитанами Н. А. Данцером и М. Д. Селивановым, которые наперебой приглашали его идти матросом. Предпочтение было отдано Данцеру, и Алексей пошёл в своё первое плавание. Когда закончил навигацию, приёмные экзамены в речной техникум уже закончились, пришлось отцу вести парня на приём к И. М. Назарову, который его очень уважал.

"Привёл парнишонку, опоздал на приёмные экзамены из-за навигации, а учиться хочет, - сказал Николай Александрович, добавив: - Добрую школу прошёл матросом у Данцера". Алексей был зачислен на первый курс судоводительского отделения без экзаменов, хотя на уроке математики преподаватель В. Ф. Бураков и сделал ему замечание: "Что-то я не припомню, когда вы сдавали мне вступительные". А когда выслушал ответ, добавил: "Надо бы всё равно экзамен сдать".

Это был 1944 год, а в 1945-м Алексей матросом I класса в составе нескольких экипажей, в том числе двух - с Енисея, был отправлен на перегон судов из США. Путешествие в Америку проходило на грузовом теплоходе типа либерти "Войков", в трюме которого были оборудованы в несколько ярусов нары и размещалось более 150 перегонщиков.

Интересный случай произошёл с некоторыми членами экипажа, позарившимися на дешёвые рубашки, костюмы, обувь, продаваемые в спецмагазинах. Можно представить их удивление, когда в дождь их одежда и обувь начали растворяться на глазах. Только тогда они догадались, почему их так внимательно рассматривали прохожие. Это была одежда для ритуальных услуг.

Вернувшись из Америки, Алексей опять опоздал на занятия, и В. Ф. Бураков снова напомнил ему: "Вы ведь так вступительные экзамены по математике и не сдавали", на что Захаров резонно отметил: "Уже поздно".

Ко времени завершения учёбы в техникуме он хорошо знал Енисей, его буйный нрав в порогах, шторма в низовьях, весеннее вскрытие с заторами и ранний осенний ледостав со случайными зимовками. Поэтому после учёбы его направили сразу вторым штурманом c несением самостоятельной вахты. Уже в новой роли он пришёл к Н. А. Данцеру на грузопассажирский пароход "Спартак".

"Не нравилось работать на "пассажирах", - вспоминает Алексей Николаевич. - Совестно становилось, когда люди набивались в судно, как селёдка в бочках, только что не висели снаружи на бортах, когда многие оставались на берегу. Особенно все хотели попасть на последние рейсы, но увы, это удавалось далеко не каждому, и людям приходилось оставаться до следующей навигации. Сменившись с вахты, трудно было даже добраться до своей каюты. Там, где остальные члены экипажа пробирались свободно, мне каждый шаг давался с трудом, сапог негде было поставить, не потревожив вплотную сидящих и лежащих пассажиров".

Кстати, сапоги ему справил отец перед выпуском из техникума. Сделанные по заказу из яловой кожи, с большими отворотами, чтобы заходить во время швартовых операций в воду, подбитые подковами, они долго служили верой и правдой. Во время переподготовки во Владивостоке обуви по размеру ноги на складе не оказалось. В строй не ставили в собственных сапогах, и он ходил рядом со строем. Но после очередного смотра командир не выдержал, со склада взяли самые большие ботинки, отрубили носы и пришили удлинённые. В модернизированных ботинках Захаров окончил стажировку и сдал обмундирование вместе с "новыми" ботинками на склад. На следующий год очередная группа стажёров с Енисея посетила флотский музей и с интересом рассматривала новый экспонат - удлинённые ботинки Алексея Николаевича.

В последний раз сапоги вогнали его в краску уже на теплоходе "Красноярский рабочий". Пришёл он туда по своему желанию вторым штурманом. Капитаном здесь был М. М. Мутовин - весьма авторитетный и уважаемый в пароходстве человек, к тому времени награждённый орденами Ленина, "Знак Почёта".

Так вот, однажды, рассказывает Алексей Николаевич, во время его вахты капитан Михаил Мордарьевич поднялся на мостик и всё поглядывал на сапоги. После непродолжительного раздумья приказал: "Сними левый". Взяв его, недолго рассматривал и, воскликнув: "Так вот кто портит палубу!", показал на два еле заметных гвоздя, которые вылезли из подошвы...

В то время красноярский флот пополнялся судами с Волги, из так называемых братских республик, из Финляндии, возводили их и на Красноярском судостроительном заводе. Заместитель начальника пароходства Л. Ф. Головачёв не церемонился с кандидатами на должности капитанов. Не минула сия чаша и Захарова. Пригласил Леонид Филиппович его и без особых объяснений предложил принять теплоход "Олег Кошевой", капитан которого В. П. Минаев был командирован в ГДР за теплоходом "А. Матросов". Алексей Николаевич начал отказываться, а Головачёв - убеждать со свойственной только ему горячностью, бросая спичечный коробок, свои очки, стуча ладонью по столу. Кабинет И. М. Назарова был рядом, и тот, услышав громкий разговор в кабинете своего заместителя, зашёл к нему. Подав руку Захарову, поинтересовался, о чём жаркий спор. Внимательно выслушав, Иван Михайлович сказал: "Леонид Филиппович! Я вас уже просил командный состав этих судов не трогать. Перемещение по должности возможно только в их пределах". А через три года Алексей Николаевич был назначен капитаном "Красноярского рабочего".

Не часто менялись капитаны на легендарном теплоходе. Первым был М. Е. Лиханский, который наблюдал в Германии за строительством этого судна. Теплоход "Красноярский рабочий" под его командой был флагманом первой Пясинской экспедиции в 1933 году и участником всех довоенных пясинских походов. В 1938 году капитана арестовали. Через год следствия освободили из-за отсутствия состава преступления, однако на теплоход он уже не вернулся. Последние годы, более 20 лет, работал капитаном-наставником, был награждён орденом Ленина, ему присвоили звание "Лучший капитан МРФ СССР".

На теплоходе "Красноярский рабочий" Алексей встретил свою будущую жену - Галину, практикантку судомеханического факультета Новосибирского института инженеров водного транспорта. Были случаи, о которых Галина Николаевна вспоминает с юмором: "Остались мы в ходовой рубке вдвоём, и Алексей Николаевич доверил мне руль. Его команду "ложись на створы" я выполнила не сразу, пришлось круто перекладывать руль, чтобы не выехать на берег. Капитан обратил внимание на допущенную промашку и поднялся на мостик. Увидев нас двоих в рубке, молча повернулся и ушёл в каюту. Зато потом, когда поженились, в рубке, кроме вахты, Алексей Николаевич запрещал находиться посторонним, даже собственной жене".

Экипаж теплохода из месяца в месяц выполнял план. Многие завидовали, намекая Алексею Николаевичу, что у него с диспетчерами блат. А блат заключался в том, что приводят, например, в Игарку десяток барж, гружённых пилоэкспортом, а на рейде в ожидании выгрузки стоит ещё десятка два, причём половина водотечных. Прежде чем поставить баржу к борту "моряка", воду надо откачать насухо. У рейдовых судов Игарки водоотливные средства слабые, вот и просил диспетчер оказать помощь. Водоотливные средства на теплоходе мощные, и за сутки ожидания барж пять откачивали.

"Как-то в конце июня, - рассказывает Алексей Николаевич, - получаю задание подменить туер "Енисей", которому нужен срочный ремонт в Красноярске. Десять суток работаем без плана. На жалобу диспетчеры отвечают: "Алексей Николаевич, вы же сделали нам доброе дело! Теперь наша очередь сделать добро вам". И дают караван, спуск которого в Игарку позволил выполнить план на 105 процентов".

Рассказывает Галина Николаевна: "Сыну было лет десять, и я не взяла его с собой в Лесосибирск встретить отца. Вернувшись домой, застала его сидящим за столом и занятым чем-то своим. Первый его вопрос был: "Как у папы с планом?"

Орден Трудового Красного Знамени Захарову вручили за выполнение семилетки (была и такая) за шесть лет. Очень трудно было поднимать караваны в порогах Подкаменной и Нижней Тунгусок. По завершении работы на притоках выходили на Енисей с чёрной трубой, которая закоптилась от постоянного добавителя на главные двигатели.

Большая и ответственнейшая работа была выполнена экипажами судов "Красноярский рабочий" и "Владимир Ленин" под руководством капитанов А. Н. Захарова и Н. П. Алексеева при строительстве коммунального моста. Когда встал вопрос о буксировке лихтера "Лодьма", на который шли из Ленинграда первые турбины для Красноярской ГЭС, поручили эту работу самому надёжному экипажу - теплохода "Красноярский рабочий". Недаром же в 1974 году А. Н. Захарова наградили орденом Ленина.

Но всему свой срок. Многие суда, трудившиеся на Енисее, разрезали на металлолом. Иная судьба у "Красноярского рабочего". По инициативе А. Н. Захарова его передали во вспомогательную группу флота и сделали базой для детского пароходства. Самого же капитана назначили капитаном-наставником в Казачинский порог.

В конце восьмидесятых годов Енисейское пароходство достигло своего расцвета. Его суда, а их было около полутора тысяч, перевозили 28 миллионов 206 тысяч тонн грузов. В среднем за сутки через Казачинский порог проводилось около 40 подъёмов и спусков. Всё это - под непосредственным руководством капитана-наставника.

В то время в руководстве движения флота расцвела не всегда разумная требовательность, граничащая с авантюризмом. Это не могло не сказаться на организации движения в Казачинском пороге. Особенно нервозная обстановка складывалась вокруг перевозки леса. На рейдах Гремячий, Манский, ЦБК скапливалось до 30-40 невыгруженных барж. В это же время лесные причалы Стрелки, Епишино, Шишмарёво, Новоназимово требовали под погрузку тоннаж. Шло давление на руководство баз, где ремонтировались баржи, ведь они были ветхими, постройки пятидесятых годов, и требовали ремонта, но не керосинного, как часто его называли капитаны (то есть выполненного на скорую руку). После такого ремонта баржа, поставленная под погрузку, оказывалась водотечной, а когда её приводили в Шепелёво (нижний рейд Казачинского порога), её без откачки поднимать в порог было нельзя. И таких барж, гружённых лесом, с водой в корпусе, набиралось до 15 единиц. В сводках показывался простой в ожидании подъёма, за что нёс ответственность Захаров. Его доводы о необходимости увеличения количества откачивающих средств не принимались. Всё это не могло не сказаться на здоровье Алексея Николаевича, и он в 1955 году ушёл с должности капитана-наставника. Однако сдаваться болезни не захотел и стал мастером блокпоста "Два свистка" - форпоста для захода в верхний слив Казачинского порога. И лишь в канун 75-летия окончательно расстался с флотом.

Нет, не зря прошли годы. С благодарностью вспоминают многие речники старшего поколения теплоход-легенду "Красноярский рабочий" и его капитана Алексея Николаевича Захарова.

Сегодня кое-кто хотел бы предать забвению подвиги, подвергнуть сомнению целесообразность пясинских экспедиций, экспортных перевозок леса и героический труд первооткрывателей. Но этого не произойдёт, пока живы герои тех событий, не утонул и не разрезан на металлолом теплоход "Красноярский рабочий", являющийся исторической реликвией. Я уверен, что ещё не упущено время создать на его базе музей Арктики и освоения красноярского Севера - объект для туризма и познавательного экскурса в нашу историю.

Семь футов под килем, Алексей Николаевич, вам и вашему кораблю!


Иван БУЛАВА, президент КРОО "Клуб капитанов", заслуженный работник транспорта России.

Фото Валерия БОДРЯШКИНА.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
КРЕМЛЬ ТЕПЕРЬ СПИТ СПОКОЙНО
Красноярский край стал главным поставщиком солдат в Президентский полк.

ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ
Второе заседание двадцатой сессии Законодательного Собрания края созывается 19 октября 2006 года в 10.00 по адресу: г. Красноярск, проспект Мира, 110, зал заседаний Законодательного Собрания края, на рассмотрение которого вносятся вопросы:

ПРОЕЗД ЧЕРЕЗ МОСТ - БЕСПЛАТНЫЙ
Красноярскому ООО "Форпост" запрещено взимать плату за проезд через реку Урюп близ населённых пунктов Тисуль, Тамбар, Едет, Шарыпово.

ГУБЕРНАТОР СЛОВО ДЕРЖИТ
В посёлке Таёжном Богучанского района в конце прошлой недели состоялась торжественная линейка в честь открытия новой школы. Теперь у учеников 19 классов будут проходить уроки в новом здании.

А В НОВОГОРОДКЕ ШКОЛА БЕЗ ОКОН
Председатель Законодательного Собрания края Александр Усс посетил деревню Новогородка, где встретился с учащимися и педагогами местной школы.

ТУВА СТАНЕТ БЛИЖЕ
Проект строительства железной дороги Курагино - Кызыл отобран на соискание средств Инвестфонда.

МУНИЦИПАЛЬНЫЙ СБОР
На этой неделе в Красноярске пройдёт конференция ассоциации сибирских и дальневосточных городов "Муниципальное образование в современном социально-экономическом контексте".

К СВЕДЕНИЮ АВТОМОБИЛИСТОВ
11 октября 2006 г. будет закрыт железнодорожный переезд на 4130-м км, который находится в посёлке Зыково Берёзовского района,

СМЕРТЬ НА ШПАЛАХ
Это случилось недалеко от станции Аскиз Абаканского отделения Красноярской железной дороги.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork