СЕРГЕЙ РЯХОВСКИЙ: МЫ ОСТАВИЛИ ТОЛЬКО ТЕХ, КТО ВЛЮБИЛСЯ В РОССИЮ
Так было угодно Богу и бывшему Аэрофлоту, что член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ, председатель Российского объединённого союза христиан веры евангельской, епископ Сергей Ряховский прилетел в Красноярск всего на одно воскресенье. И нашёл время для эксклюзивного интервью "Красноярскому рабочему".

"Для чего нужен Бог, собственно говоря? Чтобы я мог милосердствовать, быть добродетельным человеком, несмотря на черты моего характера... Бог меняет меня и даёт возможность любить людей".

"Мы стараемся не афишировать наши добрые дела... Я согласен с губернатором Хлопониным, что это же мы для Господа делаем, и нечего хвалиться".

- Вы в нашем крае уже не первый раз, как вам Сибирь?

- Сибиряки отличаются от жителей центральной России, тем более от москвичей. Там условности всё какие-то, отшлифованность. А здесь люди более открыты и, в сущности, более свободны. И Сибирь - это то место, где будущее России. Сюда должна развиваться Россия. Я в своё время проходил срочную службу в Забайкалье, и, проезжая Сибирь, всегда любовался красотой здешней природы, я просто полюбил Сибирь.

- Красноярские христиане веры евангельской чем-то отличаются от своих собратьев на просторах России?

- Я бывал в Ачинске, Хакасии, поездил по краю и был удивлён. Здесь много динамично развивающихся церквей, и они активно направляют свою работу на социальное служение - в этом, я бы сказал, отличительная особенность сибирских евангельских церквей. Для нашей церкви Красноярский край - один из ключевых районов развития. Впрочем, как и для других религиозных организаций, будь то православная церковь или, к примеру, ислам. Хотя основная часть населения края -это люди, которые культурологически принадлежат христианству, но не особо набожные, я бы даже сказал, неверующие. В этом тоже особенность Сибири.

- Младопротестантское движение становится всё популярнее в обществе. Многие люди, особенно молодые, идут не в традиционные храмы, а в новые церкви. Что люди находят именно в протестантизме, чего им не хватает в других религиях?

- Мы относимся к православию с огромным уважением. Его тысячелетняя история имеет и славные страницы, и трагические. Но мы благодарны Богу, что Конституция определяет Россию как светское государство.

Евангельская церковь, вернувшись к истокам той церкви, которая была создана во времена Иисуса Христа и апостолов, сознательно отказалась от внешних атрибутов религии. Вот я епископ, а на мне нет облачения; мы проповедуем на современном русском языке; у нас нет внешних символов поклонения, потому что мы проповедуем о том, что Бог - в душе человека. И если человек принял Бога, то он должен измениться. Важны дела веры.

Есть категория людей, которые не придут в традиционную церковь, они скорее придут в евангельскую, потому что она отвечает запросам современного человека. У нас очень чёткое понимание ценностей семьи, особое отношение к детям. Сейчас много говорят о демографии, а мы не говорим, мы просто рожаем детей, у нас принято, чтобы были большие семьи.

- В определённом слое населения России тоже большие семьи, только дети часто оказываются в интернатах. Так что родить - не проблема, вырастить бы ещё детей достойными людьми. И не всегда это вина, а зачастую беда людей, которые не имеют работы, спиваются...

- Согласен с вами, но можно ждать что-то от государства, а можно и не ждать. Рабочее место можно организовать, этому нужно учиться. Основная идея протестантизма, евангельской церкви: что ты можешь сделать для страны. Для нас, протестантов, успех и величие твоей страны - не громкие слова. Об этом мы проповедуем в церквях на каждом служении.

У меня шестеро детей, и я их воспитываю прежде всего в нравственности, в любви к своей стране, семье, родителям. Это - главные ценности, которые девальвировались, когда страна проходила через сложнейшие периоды своего развития. Мы возвращаемся к основам христианского бытия, и это главное служение сегодня - сделать прежде всего себя. Мы начинаем с себя по принципу: если я смогу это сделать, то и ты сможешь.

- Вы говорите о патриотизме. А не мешают этому тесные связи с той же Америкой? Ведь не секрет, что там получили образование многие евангельские священники, в том числе и вы.

- Слава Богу, у нас люди учатся везде, по всему миру. Многие архиереи Русской православной церкви тоже получали образование в США, на Западе, я могу назвать десятки известных имён. И дело не в том, что мы прозападники. Когда кончился Советский Союз, оказалось, что в России христиане веры евангельской не могут получить богословское образование. Если у православных было несколько семинарий и пара академий, то у нас вообще ничего не было. И когда открылись границы, наши зарубежные побратимы-церкви пригласили лучших российских пастырей учиться.

Мы можем строить с заграничными церквями партнёрские отношения: хотят помочь построить храм - слава Богу! Хотят помочь в каком-то социальном деле - прекрасно. Но влиять на нас мы не позволяем. В начале 90-х к нам приехало очень много миссионеров. Мы были им благодарны, пока не увидели, что не всегда это хорошее влияние. Для нас, честно говоря, не важно, что писали светские газеты или говорили представители РПЦ, вот когда мы сами увидели... И мы оставили только тех миссионеров, которые влюбились в Россию, выучили русский язык, приняли нашу культуру, их дети женились здесь - есть такие! Остальным сказали: "До свидания, пусть Бог вас благословит".

- К сожалению, эксцессы имеют место и сейчас, а не только десятилетие назад. В прошлом году в Красноярск из Германии приезжал с визитом епископ лютеранских церквей за рубежом господин Розитис с супругой, госпожой Верой, журналисткой. Красноярцы, которые пригласили меня на проповедь и встречу, обещали перевести с немецкого или латышского статьи о Сибири, которые после поездки собиралась опубликовать в европейских журналах госпожа Вера. Позже мои друзья отводили глаза и категорически отказались, извиняясь, сделать перевод. Они признались мне, что были весьма неприятно удивлены, как можно улыбаться в глаза и всё извратить за спиной.

- К великому сожалению, так называемые старые протестантские конфессии в РФ возглавляемы зарубежными руководителями. Чего не скажешь о младопротестантах, кстати, это название для нас придумали лютеране, в частности, один мой хороший приятель, лютеранский пастор в Москве. Он в своё время учился здесь, в Хакасии. Подчёркиваю: в отличие от старых протестантских конфессий у нас совершенно другая позиция - в нашем руководстве нет иностранцев. Мы жёстко относимся к миссионерам, которые не принимают нашу культуру. Я мог бы приехать в Германию или в ту же Америку и показать супруге епископа, о которой вы рассказали, такое, что людям в России и не снилось, и мало не покажется.

- Но если тебя принимают с открытой душей, а ты - с камнем за пазухой...

- Я считаю, что это аморально, тем более для человека верующего. Часто трудно любить ближнего. Для чего нужен Бог, собственно говоря? Чтобы я мог любить, милосердствовать, быть добродетельным человеком, несмотря на черты моего характера, особенности убеждений. Бог меняет меня и даёт возможность любить людей.

- Вы являетесь пятидесятником в третьем поколении. И ваш отец до сих пор не признал нашу сегодняшнюю власть, государство: Я ещё помню, как в советское время на пятидесятников были жестокие гонения.

- Да, жесточайшие. Но гонениям подвергались в то время не только пятидесятники, но и православные, мусульмане, иудеи и так далее.

Моё детство было безотцовщиной, потому что папа трижды был репрессирован, отбывал срок в лагерях. Соответственно, это отражалось на моей учёбе в школе, техникуме, институте. Представьте шлейф "сын врага народа"... Мой брат и я, сами понимаете, смогли поступить в институты, только отслужив в армии и получив отличные характеристики, причём и это было необычным для детей протестантов в советское время. Для них получить высшее образование было практически невозможно.

Сейчас моему отцу 76 лет, он продолжает служить епископом в нерегистрированном братстве пятидесятников. Он не ожесточился и не требует компенсации за все годы заключения. И если бы отец не благословил меня на активную гражданскую деятельность... Мы очень ценим благословение родителей, ценность семьи для протестантов некий культ. Семья - это маленькая домашняя церковь, здесь человек созидается нравственно. У меня очень любящий отец, я старший из десяти детей. Я благодарен Богу за своего отца.

- Вы член совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ. Чем занимается этот орган и оказывает ли он какое-то реальное влияние?

- Вы задали очень непростой вопрос. Когда президент пригласил меня в 2002-м в этот совет, я был не готов к тому, что буду востребован. В совете я увидел руководителей крупнейших основных конфессий России. Это площадка, где происходит диалог между государством и религией и внутри самой религии. Мы стараемся услышать друг друга. Приглашаются ключевые министры, политики, представители законодательной власти. Здесь вырабатывается государственная межконфессиональная политика.

Во всём мире религия становится частью политической жизни, посмотрите, где ни происходят какие-нибудь события, всё начинается с религиозных доктрин. А заканчивается революциями, экстремизмом и тому подобным. Президент нашей страны достаточно мудрый человек, раз он привлёк руководителей религиозных конфессий для социального партнёрства. Для того, быть может, чтобы укрепить нравственность в обществе.

- Известно, что протестанты неистощимы в творчестве, они всё время изобретают нечто оригинальное. Есть какие-нибудь акции, программы, которые у вас, что называется, "в рукаве"?

- Да, вы правы, у нас неистощимая фантазия. В России появился хороший новый праздник - День национального единения 4 ноября. К этому празднику в Москве 22 октября мы арендовали "Лужники" - малую арену, 10-тысячную, как протестантский пример делания добрых дел.

Мы, протестанты, делаем добрые дела каждый день, но как есть айсберг, у которого три четверти скрыто от глаз, так и мы стараемся не афишировать наши добрые дела, потому что считаем, и в этом я согласен с губернатором Хлопониным, что это же мы для Господа делаем, и нечего хвалиться. Мне, кстати, так понравилось высказывание вашего губернатора, которое, как мне рассказали, он сделал не так давно на краевом межконфессиональном совещании, что я обязательно при случае повторю его при президенте.

Но вот эта вершинка айсберга должна послужить примером другим людям, которые могут думать: что я буду делать добрые дела, мне бы кто помог. Потому что мы помогаем не от того, что мы богаты. Между прочим, нам государство за все годы не помогло ни разу - ни одной из протестантских общественных благотворительных организаций. Всё, что сегодня делается протестантами, - это только за счёт пожертвований, которые делают обычные, не очень богатые россияне в церкви. Это не из-за рубежа приходит миллионами, это сказки всё.

- А российский обыватель твёрдо уверен, что протестантам идут эти самые миллионы из-за границы.

- Что вы! В начале 90-х пару раз какие-то контейнеры приходили в каждую церковь, но мы потом сказали: "Нет, хватит!" Потому что это больше несёт раздора, проблем. Вот когда мы сами делаем, внутри себя: У нас ежегодная финансовая отчётность перед прихожанами каждого прихода: сколько собрано, на что потрачено - на благотворительность, на поддержку служения, на ремонт храма и так далее. Предельно открыто всё, мы находимся под большой лупой у государства, и по-другому нам нельзя.

И вот сейчас в "Лужниках" будет большой праздник, на который мы пригласили ветеранов войны и труда, инвалидов, за-служенных людей. Мы приглашаем их вместе с правительством Москвы и администрацией президента, и сделаем большой концерт. Каждый гость, кроме этого, получит подарок. Эти подарки будут от правительства Москвы, от власти, церковь там будут представляться не как религиозная организация, а как общественная. То есть мы не будем делать никаких вкладышей и совершенно не ожидаем, что люди после этого пойдут в нашу церковь.

И это будет звучать как "дни добрых дел к празднику 4 ноября". Что-то будет и здесь, в Красноярске. У нас здесь много социальных организаций, и, думаю, здесь будет сделано много добрых дел. И не только 4 ноября.

- Какие препятствия вы встречаете на этом пути? Помню, меня поразил однажды факт, что в Красноярск поступили в качестве гуманитарной помощи 20 отличных импортных инвалидных колясок, крайне необходимых нуждающимся. А на таможне их не пропустили!

- Это обычное дело. И касается не только того, что приходит из-за рубежа, но и того, что закупается церковью здесь для инвалидов, вдов, сирот и так далее. Трудно порой им это передать, потому что документация настолько сложна, что лучше просто отдать "втёмную", чтобы никто не видел. Это проблема не только для нас, и православные так же от неё страдают, и мусульмане.

Но мы оптимисты. Сейчас создаётся общественная палата Российской Федерации, я думаю, что протестанты там будут представлены вместе с уважаемыми конфессиями и светскими людьми. И я абсолютно уверен, что это будет хорошая площадка по построению гражданской общественной жизни в России. Я знаю, что пресса много делает для этого (хотя пресса тоже разная бывает), но кто-то реагирует на это, кто-то нет. А нужно, чтобы само общество контролировало чиновников, назначенных властью, которую мы же сами, народ и общество, избрали.

Тема, которую вы сейчас затронули, для нас чрезвычайно актуальна: в России сложно делать добрые дела легально. Сложно сегодня протестантам получать землю, строить храмы. Насколько я знаю, и в Красноярске эта проблема тоже стоит. У нашей церкви до сих пор нет своего храма. Хотя церковь христиан веры евангельской занимается колоссальной социальной работой.

- В Красноярске, насколько я знаю, эти вопросы решаются. Старообрядцам на Пашенном выделен участок под храм, и уже ведутся работы, у католиков есть земля в Солнечном, баптисты имеют прекрасное здание молельного дома в Советском районе, недалеко от него и у мусульман построена мечеть... А у вас такая огромная проблема в этом плане?.. Странно.

- Пока - да. Надеюсь, у вас очень мудрый губернатор, и он решит эту проблему.


Елена ДЕНЬГИНА.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
СОТВОРИ ДОБРО
25 октября в красноярском ДК "Правобережный" стартует благотворительная акция "Сотвори добро".

ОХОТА ЗА ЦИФРОВОЙ ТЕХНИКОЙ
В Ачинске два магазина, торгующие сотовыми телефонами, подверглись вооружённому нападению злоумышленников, сумевших похитить цифровой техники на 400 тысяч рублей.

МАНДАТ ВРУЧАТ ВЕСНОЙ
Выборы депутата Законодательного Собрания края по Берёзовскому одномандатному округу N 8 должны пройти в марте 2006 года.

СОЦИАЛЬНЫЕ РЫНКИ В КРАСНОЯРСКЕ
В Октябрьском районе краевого центра для пожилых предпринимателей будут построены социальные рынки.

КАНАЛИЗАЦИОННЫЕ РЕКИ, МУСОРНЫЕ БЕРЕГА
Уже который день коммунальщики не могут справиться с аварией в микрорайоне Солнечном.

ПРИЗНАТЬ НЕВИНОВНЫМ...
Более десяти лет прошло с момента принятия Закона РФ "О реабилитации жертв политических репрессий". Но до сих пор для многих остаются неясными вопросы реабилитации, не все знают и о мерах социальной поддержки реабилитированных и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий, порядок их предоставления. Какие документы необходимы для решения вопроса о реабилитации? Кто из родственников репрессированных также может рассчитывать на социальную поддержку и куда обращаться по этим вопросам?

КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЁ!
Красноярский краевой научно-учебный центр кадров культуры отметил своё пятилетие.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork