ЕСТЬ РЕФОРМАМ НАЧАЛО, НЕТ РЕФОРМАМ КОНЦА
В наступившем году лесное хозяйство России стало жить по новому закону. Коренным образом перераспределились полномочия федеральных органов управления лесным хозяйством и органами государственной власти субъектов Федерации в области использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов.

Лесной кодекс РФ в редакции Федерального закона был подписан президентом 29 декабря 2004 года и стал полной неожиданностью как для работников лесного хозяйства, так и для органов власти в регионах. Для разъяснения сути нового закона в Красноярск прибыл десант столичных чиновников во главе с заместителем руководителя Рослесхоза Михаилом Гиряевым.

Кое-какие изменения в лесном законодательстве были вполне прогнозируемы. Так, максимальный срок аренды лесов увеличен с 49 до 99 лет. Отныне все затраты на ведение лесного хозяйства должны финансироваться за счёт федерального бюджета. Не обошла стороной лесное хозяйство и монетизация льгот, новый закон запрещает бесплатный отпуск древесины на корню жителям сёл и посёлков, так что пенсионеры, врачи и учителя будут теперь покупать лес на дрова за свои кровные.

Но весьма существенное и, по мнению большинства специалистов, довольно противоречивое новшество закона относится к перераспределению функций управления лесными ресурсами. Ещё в канун нового года решающее слово в выделении лесов в аренду, определении условий работы арендаторов было за краевой администрацией, теперь же командовать парадом будут представители федерального агентства лесного хозяйства в крае.

- Ничего страшного в этом нет, - считает Гиряев. - Просто в паре "регион - Федерация" поменялись местами коренники и пристяжные, ведущая роль отводится федеральному органу власти. В той же конкурсной комиссии по аренде будет шесть человек от территориального агентства лесного хозяйства и столько же от администрации края, но если раньше председательское место занимал заместитель губернатора, а руководитель агентства в крае был его заместителем, то теперь наоборот, в замах походит вице-губернатор. Мы же в Рослесхозе устанавливаем минимальную ставку на отпускаемую древесину на корню для региона, а разницу между минимальной ставкой и аукционной ценой он оставляет себе. Штрафные санкции и неустойки уходят в бюджеты местного самоуправления и по решению органов исполнительной власти могут направляться на другие источники.

Зато субъектам Федерации переданы полномочия в организации тушения лесных пожаров с обещанием субвенций, то есть денежных пособий, из федерального бюджета.

- Никаких революций в организации борьбы с огнём не будет, - заверил меня Михаил Гиряев. - Как и раньше, лесные пожары тушить будут лесхозы, бойцы авиалесоохраны и в случае особой опасности - службы МЧС. Роль краевой администрации сводится к координации всего комплекса противопожарных работ, на неё же возлагается и ответственность за их исполнение. Деньги на борьбу с лесными пожарами будут выделяться краю с учётом площади лесного фонда и степени горимости лесов. Так, на 2005 год региону выделяется около 30 миллионов рублей, примерно столько было потрачено на борьбу с огнём в минувшем сезоне.

Однако возникает целый ворох проблем, как определить необходимый размер субвенций и каким образом их направить субъектам Федерации. Неясен принцип взаимоотношений органов лесного хозяйства, располагающих всеми средствами тушения пожаров, с краевыми властями, которым придут деньги из Москвы. А тут ещё подоспела помощь для борьбы с огненной стихией по пилотному проекту в Красноярском крае, о котором говорили много лет. Ещё до пожароопасного периода в регион будет поставлено тяжёлой противопожарной техники и средств связи на сумму 7,8 млн долларов, и в такой ситуации не хватает только неразберихи в её распределении.

- Да, решение о передаче нам полномочий по борьбе с лесными пожарами стало для нас сюрпризом, - не скрывает своей озабоченности заместитель губернатора Андрей Гнездилов. - Оно явно не доработано, и пока вопросов больше, чем ответов. Например, раньше МПР выделяло средств на борьбу с огнём больше, чем сейчас планируется в рамках субвенций, но их всегда не хватало для покрытия всех расходов по борьбе с огненной стихией, да и поступали они с опозданием. К тому же леса - это всё-таки собственность Федерации, и она должна заботиться о их сохранности. Поэтому перекладывание функций противопожарной защиты лесов на субъект Федерации выглядит не вполне логично.

Не поняли пока краевые власти, радоваться или сокрушаться по поводу ещё одного такого неожиданного подарка, как передача им права на владение сельскими лесами. Всего в крае около 30 сельских лесхозов, расположенных на территории 2,8 миллиона гектаров.

- Сельские леса находятся гораздо в худшем состоянии, чем государственный лесной фонд, - считает заместитель губернатора края Андрей Гнездилов. - Техническое оснащение сельских лесхозов, система охраны и защиты лесов у них находится на очень низком уровне. Плюс к тому раздробленность лесных массивов по территории края. Во всяком случае, чтобы разобраться со всем этим хозяйством и соответствующими изменениями в лесном законодательстве, необходимо время.

Правда, Михаил Гиряев уточнил, что субъект Федерации может сам управлять сельскими лесами, создав какое-либо учреждение, а может взять и передать их в управление государственным лесхозам. Но в любом случае использовать лесные ресурсы можно будет только с оглядкой на Москву, так как выписывать лесорубочные билеты будут представители федерального агентства в регионе.

Ещё одна новость стала неожиданной для руководителей лесхозов. Отныне главное их дело - исправно собирать лесные платежи, пени и неустойки за лесонарушения. А вот заниматься охраной леса от незаконных порубщиков лесоводам отныне запрещено.

"Выходит, застав у срубленного дерева браконьера, лесник теперь не имеет права даже спросить того, что он делает в лесу, не говоря уж о составлении протокола?" - с изумлением спрашивали у высокого чиновника директора лесхозов. Да, звучал ответ, функции контроля у лесхозов отобрали и передали службе Росприроднадзора. Отныне только государственные инспектора вправе составлять протоколы о лесонарушениях. Однако не секрет, что в Красноярском крае в этой службе не наберётся и десятка инспекторов, так что фактически леса остаются без надзора.

- Но такое положение продлится недолго, - уверяет Михаил Дмитриевич. - Уже готовится совместно с МВД проект закона о ведомственной лесной охране, и там наверняка вновь будут прописаны права и полномочия лесников, почему-то отнятые у лесной стражи.

А напоследок заместитель руководителя Рослесхоза пообещал, что жить по только что введённому закону придётся недолго. Впереди грядут новые перемены. В Госдуме уже лежит и ждёт своей очереди на обсуждение проект многострадального Лесного кодекса, автором которого является Минэкономразвития. В нём самым кардинальным образом меняются взаимоотношения в лесном хозяйстве. Исчезают такие привычные понятия, как лесоуправление, территориальные органы лесного хозяйства, вовсе не упоминаются лесхозы, в корне меняется система организации лесопользования. Если сегодня основой лесопользования является лесорубочный билет, отвод лесосечного фонда, то в новом Лесном кодексе лесопользователь переходит на заявительный характер организации лесопользования, то есть он получает в аренду участок лесного фонда на срок до 99 лет и готовит декларацию, в которой заявляет, каким образом и сколько будет рубить. Сейчас договор аренды участка лесного фонда готовит лесхоз, и это является главным в системе лесоуправления. В новом проекте главного лесного закона вводится понятие доверительного лесоуправления, меняются финансовые потоки, принципы платежей за лесной фонд. Изменения коснутся принципов распределения по лесам I, II и III групп, исчезают понятия лимитов лесосечного фонда для бюджетных организаций. Так что все мы, связанные с лесом, стоим на пороге серьёзных изменений.

С чем всех можно горячо поздравить.


Геннадий МИРОНОВ.

Фото Александра КУЗНЕЦОВА.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:







Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork