"ЗЕЛЕНЫЕ ЛЕГКИЕ" СТРАДАЮТ ОТ УДУШЬЯ
Сибирь - один из редких регионов мира, где наряду с Амазонией до сих пор сохранились огромные пространства нетронутых лесов, которые обеспечивают планету кислородом. А наш Красноярский край - главное "хранилище" этого российского богатства за Уралом. Но, рассуждая об экологических проблемах, мы всегда упор делали на местные изъяны, в основном на собственное неразумное лесопользование. Теперь выясняется, что далекие планетарные проблемы - рядом с нашим домом. И требуется иное мышление и новый уровень мирового взаимодействия для предотвращения реальной угрозы.

О сенсационных исследованиях сибирских ученых рассказывает заведующий лабораторией биоиндикации экосистем Сибирского института физиологии и биохимии растений СО РАН, кандидат биологических наук Виктор ВОРОНИН.

- Виктор Иванович, о вашей работе сразу заговорили как о мировой сенсации, которую "никто не ждал и лучше бы ее и не было". Как вы отнеслись к такой оценке?

- Да в общем сдержанно. Здесь важнее следующее: насколько мы стали ближе к пониманию "парникового эффекта" в результате выявления новых данных. Когда в 1997 году принимали Киотский протокол об ограничении и сокращении выбросов парниковых газов, то уже тогда высказывались некоторые сомнения по жизнедеятельности лесов, прежде всего северных, в новой климатической ситуации. То есть встал вопрос: смогут ли "зеленые легкие" планеты дышать в прежнем режиме? Мы привыкли к тому, что они эффективно обеспечивают нас кислородом и в то же время очищают атмосферу, поглощая углекислый газ. Но никто не знал, как будут "работать" леса в период потепления и увеличения содержания СО2. Не наступит ли у них какой-то предел насыщения, после чего система начнет действовать в нехарактерном режиме...

- Но ведь это как раз тот процесс, который всегда считался основополагающим, вечным и незыблемым...

- Поверьте, когда мы обобщили результаты, мне пришлось схватиться за голову. Ведь сначала регионом наших исследований было Прибайкалье, районы, прилегающие к Иркутску. То есть территория, которая находится в непосредственной близости от зоны выбросов промышленных предприятий. По сути нам нужно было выяснить, могут ли наши леса переработать тот избыток СО2, который стал стремительно появляться в результате деятельности человека. А для этого нужно было найти способ получения подобной информации. Единственным из них оказался метод изучения стабильных изотопов углерода в годичных кольцах деревьев. На них в зашифрованном виде, как на дорожках компьютерной дискеты, хранится информация о происходивших процессах. Фактически по концентрации изотопов углерода мы восстановили летопись жизнедеятельности дерева в интересующей нас сфере.

- За какой период вы воссоздали хронологию взаимоотношений тайги с углекислым газом?

- Сейчас мы располагаем информацией о пяти предыдущих столетиях. И этого срока сверхдостаточно, потому что мировой точкой отсчета принят 1850 год. Именно с той поры начались первые ощутимые изменения углекислотного состава земной атмосферы.

Наши исследования выявили, что в Прибайкалье деревья начали "поедать" излишний углекислый газ, появившийся в результате деятельности человека, еще лет восемь-десять назад. И где-то до восьмидесятых годов прошлого столетия они успешно справлялись с этой нагрузкой. Но затем, когда концентрация двуокиси углерода в атмосфере увеличилась, началось потепление, стали происходить невидимые сбои в работе "зеленой фабрики". Кислород она, конечно, не перестала производить, но в то же время начала активно выбрасывать СО2, поскольку произошло резкое возрастание дыхания деревьев.

- Деревья стали задыхаться?

- Отчасти это так. Токсичные промышленные выбросы начали выводить из строя ассимиляционный аппарат деревьев в индустриальных районах. Это все равно, что у человека нарушается обмен веществ. У деревьев подобное приводит к снижению фотосинтеза. А это, как известно, единственный на Земле биологический процесс, который выбирает из атмосферы углекислоту и в конечном итоге обеспечивает энергией все живое.

Но сейчас на огромных пространствах тайги начал работать еще один существенный фактор. Для Предбайкалья, в частности, была определена климатическая структура и установлено, что в конце XIX века теплый период составлял 45 процентов годового интервала. Большую часть времени средняя температура держалась ниже нуля.

Сейчас же теплый период увеличился до 55 - 60 процентов. Изотопный метод исследований показал, что весной из-за этого, например, у лиственницы значительно раньше, чем прежде, приводятся в действие биологические процессы. Без фотосинтеза. То есть деревья используют накопленный ранее резерв веществ, за счет которого они активно дышат. При этом выбрасывают в атмосферу углекислый газ, но не вырабатывают кислород. И когда спустя месяц появляется хвоя - только тогда запускается фотосинтез.

Та же ситуация повторяется осенью, но в обратном порядке. Хвоя облетела, а температурный режим держит в активности биологические процессы, без фотосинтеза. Тайга, словно химкомбинат, насыщает атмосферу углекислым газом. А ведь именно он в основном и способствует парниковому эффекту.

- Эта ситуация проявляется только в местах, близких к промышленным выбросам?

- Мне тоже вначале так казалось. Но когда стали поступать сведения от моих коллег, а мы работаем совместно с учеными из Института криолитозоны СО РАН, института химии и динамики геосферы (Германия) и университета Уэльса (Англия), то выводы были обескураживающими. По лесам Якутии и Монголии ситуация повторилась один в один. А ведь там, как считалось, - экологически чистые территории.

Теперь ясно, что глобальное загрязнение атмосферы Северной Азии началось еще с 60-х годов прошлого века. Даже наша удаленная Сибирь не избежала этого тотального воздействия. Причем тайга уже лет пятнадцать "работает" не в характерном для нее режиме. Все это время леса Северной Азии не являются активным поглотителем двуокиси углерода. И этот процесс происходит на фоне все возрастающего поступления антропогенного СО2. Вот почему и пришлось схватиться за голову!

- Несколько месяцев назад Институт биофизики СО РАН обнародовал математическую модель кризиса биосферы, в которой называется "черная" дата - 2107 год. Именно тогда, по его расчетам, с учетом нынешней динамики парникового эффекта наступят необратимые последствия. Но результаты ваших исследований появились позднее...

- Подобные модели разрабатывались и раньше. Сроки "всемирной парилки" указывались примерно такие же. Однако почти во всех этих моделях отдельной строкой прямо указывалось: самая большая неопределенность, которая может радикально повлиять на скорость климатических изменений, заключается в поведении наземной биоты. Но по ней наука испытывала дефицит точных данных. Теперь мы частично восполнили этот пробел.

Раньше бескрайняя тайга воспринималась как сильнейший сдерживающий фактор приближения парникового эффекта. По некоторым расчетам, она поглощала до тридцати процентов избыточной углекислоты. Теперь, как показывают наши исследования, все не так. А это значит, что и расчетный срок биосферного кризиса оказывается гораздо ближе. Существенно ближе.

- Член-корреспондент РАН Михаил Кузьмин уверенно заявляет, что "климат на планете меняется постоянно и потепление носит естественный характер". Для того чтобы получить такие выводы, потребовалось провести беспрецедентное бурение дна Байкала. По осадочным породам "посмотрели" климат за прошедшие миллионы лет. Установлено, например, что 300 тысяч лет назад в Сибири было значительно жарче, чем сейчас. То есть степень влияния человека на этот процесс остается спорным моментом...

- Наши исследования показали, что воздействие углекислого газа есть. Но если раньше потепление происходило в течение тысячелетий, то теперь счет идет на десятилетия. И у биоты нет адаптационных механизмов к такой скорости процесса. Она с этим не сталкивалась за весь период эволюции. В этом вся опасность момента. И вовсе никто не говорит о гибели всего живого. Проблемы будут прежде всего у человечества. Полностью изменится весь мировой уклад. Как пелось в известной в 60-е годы песенке: "Где полюс был - там тропики, где был Нью-Йорк - Нахичевань, а что мы люди, а не клопики, так ей (природе) на это наплевать".

Вся беда в том, что биота - система колоссальной сложности и инерционности. И когда мы окончательно убедимся, что действительно своими руками угробили среду своего же обитания, ничего уже поделать будет нельзя. Поздно будет "пить нарзан".

- Выявлено, что при увеличении среднегодовой температуры на один градус тундра отступает на север "шагом" от 70 до 120 километров. А ведь почти две трети территории нашей страны "держится" на вечной мерзлоте... Чем это нам грозит?

- Глобальными проблемами. В конечном итоге из-за оттаивания мерзлоты такие города, как Норильск, ухнут вместе с комбинатом. Все начнет приходить в негодность. Трубопроводы разорвет... Искорежит дороги, взлетно-посадочные полосы... Не надо также забывать, что в тундре законсервировано гигантское количество естественного углерода. И он начнет выходить в атмосферу. А из образовавшихся болот пойдет еще и метан. Это - пострашнее СО2.

- А положительные моменты можно извлечь из наступающего потепления? Появились прогнозы ученых о том, что мы как бы попадем в другую климатическую зону и в связи с этим расширятся посевные площади, уменьшатся расходы на отопление...

- Это по принципу: кому война, а кому и мать родна. Конечно, можно рассматривать и так... Но выгода эта - иллюзорная. В конечном итоге проиграет вся планета. Вот если Голландию сейчас начнет топить, то возникнут проблемы с переселением целого государства. И Бангладеш ниже уровня моря находится... Голландцы уже сейчас начали тратить огромные деньги на защиту от возможного затопления. А ведь среднемировая температура повысилась "только" на 0,6 градуса.

Европа недавно "тонула". Подтаяли гренландские ледники. Уменьшился задерживающий холодный инверсионный слой и поперла (извините за термин) влагонесущая масса. А раньше она обходила Европу стороной. Вода с тех же ледников подхолодила Гольфстрим. Вот за счет этого и происходят гигантские изменения в циркуляции атмосферы. Поэтому и стали возникать непривычные засухи и наводнения. Появилась непредсказуемость в привычном. Даже прежние прогнозные модели погоды перестают работать.

- Виктор Иванович, а не произойдет ли с концепцией "парникового эффекта" то же самое, что и с "озоновой дырой"? Ведь впоследствии ряд известных ученых во весь голос заявил о поспешности сделанных ранее выводов. Все бы ничего, но только к этому времени некоторые корпорации хорошо обогатились, эксплуатируя эту проблему.

- Я отвечаю за результаты своих исследований. А в них я уверен. Знаете, почему? Деревья не врут. Они, в отличие от людей, не имеют ни политических взглядов, ни экономических интересов. Они отражают то, что есть. С высочайшей степенью объективности. Так вот, шанс в сторону обратимости процессов у нас, я полагаю, еще есть. Но времени для этого осталось значительно меньше, чем считалось раньше. Колокол уже звонит. Помните, по ком он звонит?


Олег НЕХАЕВ, обозреватель "Российской газеты", специально для "Красноярского рабочего".



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
АДМИНИСТРАЦИЯ БОРЕТСЯ С НЕПЛАТЕЖАМИ
Администрация края расторгает договоры с арендаторами участков лесного фонда, имеющими задолженности по арендной плате.

КРУПНАЯ АВАРИЯ В БОГОТОЛЬСКОМ РАЙОНЕ
В четверг на федеральной автотрассе близ Боготола произошло столкновение двух автомобилей, в результате чего 5 человек погибли и 4 получили тяжелые травмы.

НЕ БУДЬ КАК ТА КУМА, ЧТО ПОЕХАЛА НЕВЕДОМО КУДА
Наступило время перезаключения договоров по ОСАГО на новый срок.

ОТДОХНУТЬ НА ОЗЕРЕ ШИРА - ЭТО СЕГОДНЯ ПРЕСТИЖНО
Туристическое агентство "Дюла-Сибирь" предлагает отдых в оздоровительном комплексе "Дива", расположенном в 270 метрах от озера.

РОСБАНК ЗАКЛЮЧИЛ С КОНСОРЦИУМОМ НЕМЕЦКИХ БАНКОВ СОГЛАШЕНИЕ
РОСБАНК заключил с консорциумом немецких банков AKA Ausfuhrkredit-Gesellshaft mbH рамочное соглашение о финансировании поставок машин и оборудования в Россию под гарантию немецкого экспортного страхового агентства Euler Hermes.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork