ЭДУАРД РУСАКОВ
ПЛЕБЕЙ И АРИСТОКРАТКА

Меня никто никогда не любил и не любит. Покойная мама - царствие ей небесное - не хотела меня рожать, я это знаю точно, она мне сама рассказывала. В детстве товарищи не хотели со мной играть, в юности девушки меня сторонились. Когда я после окончания мединститута стал работать терапевтом в поликлинике, мои пациенты почему-то не хотели идти ко мне, упрашивали в регистратуре, чтобы их карточки перекинули врачу другого участка. Жена не хотела со мной жить - и недавно бросила меня, уехала на Сахалин, лишь бы от меня подальше. Вообще никто меня не любит, не уважает, не принимает всерьез, никто не прислушивается к моему мнению. Иногда на планерке я что-нибудь произнесу - все врачи только отмахиваются. Иду ли по улице, еду ли в трамвае - все на меня косятся с явным пренебрежением. И я привык, не обижаюсь.

После ухода жены жить стало скучно - и я решил завести собаку. Вскоре и случай подвернулся. Володя Петруньков, наш рентгенолог, как только услышал про мое желание скрасить домашнее одиночество - подскочил с конкретным предложением:

- Купи у меня! Английский коккер-спаниель, сука, Дианой зовут. Купи, не пожалеешь.

- А ты сам - как же?

- С кровью отрываю от сердца! - закатил Петруньков бараньи глаза. - Нужда, понимаешь, заела. Жена второго родила, на еду не хватает... А ты - один. Собака породистая, родословная как у английской королевы... Бери, пока я не передумал.

- Почем?

- Тебе, по дружбе, отдам за две тыщи.

Две тысячи за хорошую собаку - и впрямь не дорого. Подумал я, поразмышлял - и решил взять. Привел эту Диану домой.

Сижу на диване, читаю ее родословную, а Диана лежит на полу и смотрит на меня печальным вишневым взглядом. Красивая псина, ничего не скажешь: уши большие, пушистые, черные, грудка белая, лоб тоже белый, выражение морды грустное. И глаза, глаза... Смотрит на меня, не отрываясь. Насмотреться не может. Никто в жизни никогда не смотрел на меня так долго и неотрывно, все отворачивались, а тут...

- Ну, иди сюда, - говорю, - чего уставилась?

Подошла, положила голову мне на колени, закрутила коротким хвостом.

Родословная у Дианы и впрямь оказалась аристократической: отец - Мунлайт Тэдди, мать - Хэппи Хэвенли, оба россияне, а вот, начиная с дедушки, идут иноземцы: дед - голландец Идус ван де Брабостад, прадед - из Бельгии - Гинго ван де Брабостад, другой прадед - англичанин Скай Лорд, третий - Риталайн Дали из Финляндии, ну и прочие там прабабушки и прапрадедушки -тоже сплошь голубая кровь.

Мне даже завидно стало: вот ведь, думаю, тварь бессловесная, сука - и может гордиться своей родословной. А я, человек, царь природы - жалкий плебей по сравнению с ней, дальше бабушки никого из своей родовы и не знаю. Да и кто там на моем генеалогическом древе? - мелкие служащие, мещане, из крепостных, лакеи... И даже имя мое показалось мне банальным и пошлым: Бантиков Алексей Иванович... Бантиков... тьфу! Половой из трактира! Приказчик из лавки! Конторский писарь! Рабская, рабская кровь... То ли дело - Диана. У нее ведь и полное имя имелось - вот оно, в родословной записано, звучит как музыка: Диана Вайд Пингвинз Софт Мелоди!..

Вот она, рядом сидит, смотрит вишневым взглядом, чуть наклонив ушастую голову, и мне кажется вдруг, будто она читает мои мысли и мне сочувствует. Немигающий взгляд собаки действует на меня гипнотически - я закрываю глаза, собачья родословная выпадает из моих рук, отяжелевшая моя голова откидывается на спинку дивана, и я засыпаю, засыпаю...

А когда глаза мои открываются - я с изумлением обнаруживаю себя сидящим на белой скамейке, в чудесном тенистом парке, разморенным полуденным жарким солнцем, пробивающимся сквозь изумрудную листву. На желтый песок аллеи, порхая, садится большая перламутровая бабочка, по моему рукаву лениво ползет божья коровка. Я с удивлением обнаруживаю, что на мне светло-кремовый легкий костюм, сиреневая шелковая рубашка... Очень странно - когда и где я успел переодеться? И как вообще я попал в этот парк, на эту аллею? Я оглядываюсь и вижу аккуратно подстриженные газоны, кусты цветущих роз, вековые дубы, липы, стройные кипарисы... Да что ж это за райское место такое?

- Где я? - восклицаю, обращаясь в пространство.

И слышу девичий смех. Передо мной возникает прелестное создание: темноволосая девушка в белой блузке и светло-серой короткой юбочке. Она смотрит на меня темно-вишневыми глазами и смеется:

- Проснулся наконец?

- Кто вы? - шепчу я.

- Неужто не узнаешь? - всплескивает она руками. - Ну и кавалер!

Я всматриваюсь, всматриваюсь в нее - и с каждой секундой лицо этой девушки кажется мне все более знакомым и близким.

- Да кто же вы?.. Как вас зовут?

- Какой ты, Алеша, беспамятный, - укоризненно произносит она и протягивает свою нежную узкую руку. -Я - Диана... неужто и впрямь не узнал?

- Диана? - Я поднимаюсь со скамейки, послушно следую за ней, слушаю ее волшебный воркующий голос, подчиняюсь ее нежной воле. - Да, разумеется, Диана... теперь я все вспомнил... Конечно, мы с вами знакомы...

- Еще бы! - смеется она. - Уговаривал меня поехать с ним на край света, а теперь даже и узнавать не хочет... Хорош!

- Диана, постойте... я вот что хочу спросить... Вы только не обижайтесь!

- Да, я слушаю. - Она останавливается и смотрит на меня пристально, без улыбки. - Я слушаю, слушаю тебя, Алеша.

Тот ужасный вопрос, который хочу я ей задать, так и не может сорваться с моего онемевшего языка - и я спрашиваю совсем другое:

- Значит, я вам не противен, Диана?

- Нет, - говорит она просто, - более того... я хотела тебе признаться, Алеша...

- В чем? Ради бога - в чем?

- ...Сам догадайся, - еле слышно заканчивает она и отводит глаза. - Я тебе после скажу.

Она ласково улыбается и настойчиво тянет меня за собой. Мы идем по хрустящим золотым аллеям, мимо благоухающих розовых кустов, приближаемся к огромному светлому зданию, поднимаемся по беломраморным ступеням - и оказываемся в дворцовом пространстве, состоящем из множества комнат и коридоров, и эти бесконечные анфилады кажутся мне чрезвычайно знакомыми, узнаваемыми, хотя в то же время я четко осознаю, что впервые оказался в этом сказочном дворце. Все окружающее может быть только сном, только подсознательным воспоминанием о забытой, ушедшей, исчезнувшей жизни... но горячая живая реальность - вот же она! - зажата в моей руке - вот они, нежные девичьи пальчики, вспотевшие от волнения...

- Проснись, Алеша, - говорит Диана.

И я просыпаюсь.

Я сижу на своем старом продавленном пыльном диване, в драных синих трикотажных штанах и домашних тапочках, а передо мной сидит, чуть склонив набок брыластую морду с лохматыми черными ушами, моя верная собака, и смотрит на меня печальным темно-вишневым взглядом.

- Ну, чего тебе? - спрашиваю.

Диана, разумеется, молчит.

Я протягиваю руку - она подходит, прижимается ко мне, лижет мою ладонь, кладет голову мне на колени, вздыхает прерывисто - и закрывает глаза.

- Ах, Дианочка, - говорю я ласково, и вдруг мое горло перехватывает неудержимое волнение: вот наконец-то нашлось и для меня живое любящее существо. Наконец-то, господи...

Я раздеваюсь, укладываюсь в постель - и всю ночь напролет вижу романтические сны с авантюрными приключениями, с погонями и похищениями, с перестрелками и воздушными полетами. И непременной участницей каждого сновидения является вишневоглазая красавица Диана...

- Ну и как? - спросил меня на работе рентгенолог Володя Петруньков. - Как там моя Диана?

- Замечательная собака, - ответил я.

- Значит, доволен? Ну и слава богу. Я рад за тебя. - Потом он откашлялся и осторожно спросил: - А ничего странного ты не заметил?

- То есть?

- Ну... может, что-нибудь в ее поведении...

- Вроде все нормально. А что ты имеешь в виду?

Я догадывался, к чему он клонит.

- А ночью... ночью тебе ничего особенного не снилось? - продолжал допытываться Петруньков.

Я пожал плечами, отрицательно покачал головой.

Так я тебе и признаюсь!

- Всю ночь спал как убитый, - сказал я. - А в чем дело?

- Да нет, ничего особенного... - И он притворно рассмеялся. - Очень рад, дружище, что собака пришлась тебе по вкусу! Значит - судьба!

Тут он был абсолютно прав.

И на этом закончился наш разговор, и мы разошлись по своим врачебным кабинетам.

Но я догадывался, чувствовал, знал, что в моей неприкаянной сиротливой жизни произошли грандиозные перемены. Я твердо знал, что отныне меня каждый вечер поджидает возле домашнего порога верное, любящее существо. Я знал, что теперь я кому-то нужен. И мне есть с кем беседовать по душам в одинокие зимние вечера. А можно и за город прогуляться, и в лес, и куда угодно. И теперь я уверен, что моя верная, надежная спутница никогда меня не бросит и не разлюбит. И каждую ночь она будет засыпать со мной рядом и своей нежной собачьей волей будет внушать мне изысканные романтические сновидения - и моя плебейская загнанная душа будет постепенно оттаивать, оживать, возрождаться, и сновидения эти будут такими прекрасными, яркими и насыщенными, что по утрам не захочется просыпаться, и когда-нибудь я не проснусь.




ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ПРАЗДНИК. МИЛИЦИЯ, В РУЖЬЕ!
Во время праздничных мероприятий следить за общественным порядком на улицах города будут 3824 сотрудника милиции.

НЕ ПРОЗЕВАЙТЕ ПРАЗДНИЧНЫЙ ПОДАРОК!
С 1 сентября в крае начата подписка на периодические издания на 1-е полугодие 2004 года. В следующем номере "Красноярского рабочего" мы сообщим подробно об условиях подписки на свои издания, начнем регулярный диалог со своими постоянными и потенциальными читателями.

ЗЕМЛЯКОВ - БОЛЬШЕ
Первый турнирный день российского чемпионата по шахматам принес хозяевам соревнований приятную весть.

ПРЕДЛАГАЙТЕ КАНДИДАТУРЫ!
Постоянная комиссия по законности, правопорядку, защите прав граждан и информационной политике информирует население края о приеме предложений по кандидатуре представителя общественности в Квалификационную коллегию судей Красноярского края вместо выбывшего.

СОЗРЕЛИ... ЦЕНЫ
Со вчерашнего дня ОАО "Красноярский хлеб" повысило цены на хлеб и хлебобулочные изделия.

В ПРОМЫШЛЕННОСТИ МЫ - ПЕРВЫЕ
Некоторые показатели социально-экономического мониторинга регионов Сибирского федерального округа в январе-июле 2003 года

ПРИВЕТ ОТ ПЕЩЕРНОГО ЛЬВА
В Красноярском краеведческом музее открылась экзотическая выставка под названием "Новые поступления". Часть предметов нетипична для нашего музея, потому что посвящена морской тематике.

КНИГ СТАНОВИТСЯ ВСЕ БОЛЬШЕ
По данным Минпечати, с начала года в России было выпущено 48 567 наименований книг и брошюр общим тиражом 316,1 миллиона экземпляров.

ЗОЛОТОЕ ЗВЕНО
За плодотворную работу в системе топливно-энергетического комплекса

ПЕРВЫЙ БЛИН НЕ КОМОМ
Сотрудниками Регионального управления Госнаркоконтроля по Красноярскому краю изъято около двух килограммов наркотиков.

РАСШАЛИЛИСЬ КОСОЛАПЫЕ
Если минувшей зимой крестьян Идринского района донимали волки, то сейчас - медведи. Их популяция в горах на севере территории настолько возросла, что звери стали нападать на домашний скот, задрали пять жеребят на летних отгонных пастбищах в 20 километрах от притаежного села Мензот. Косолапый, отведав единожды домашней живности, уже не уймется, что вынуждает людей выслеживать таких разбойников и безжалостно отстреливать.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork