ЕГО СОГРЕВАЛА ЛЮБОВЬ К ПУШКИНУ
Однажды в мои руки попал уникальный документ, проливающий свет на личность одного из самых загадочных и талантливых сибирских поэтов - Матвея Александрова. Он, по словам Н. М. Ядринцева, "странствовал и жил, начиная от Камчатки до Енисейской тайги". В начале 40-х годов XIX века судьба забросила его в наши края, где он прожил около 20 лет и в 1860-м умер в Канске в полной нищете и безвестности.

В январе 1838 года, в период своей службы в Якутске, где он занимал должность областного стряпчего, Матвей Александров обращается к известному поэту В. А. Жуковскому с пространным посланием. Поводом явилась скорбная весть о кончине А. С. Пушкина, которая долетела неведомо как до отдаленной российской окраины. Это послание является откликом на публикацию в "Современнике" (редактором-издателем которого был покойный поэт) письма В. А. Жуковского С. Л. Пушкину, отцу поэта, о дуэли и обстоятельствах смерти. Потрясенный М. Александров пишет письмо Жуковскому, где изливает свою душу, рассказывает о себе, просит помочь издать поэму (вероятно, "Якут Манчары") и, что самое трогательное, просит напечатать ее в 2000 экземпляров с тем, "чтобы половина из них (1000 экз.) обращена была в пользу капитала малолетних птенцов славного поэта, кому обязан я и любовью к поэзии, и самим образованием славных своих способностей".

Это письмо - классический образец эпистолярного стиля эпохи романтизма, в котором автор раскрывается как пылкий юноша-романтик, одинокий, восторженный, жаждущий поэтической славы. Источником творческого вдохновения поэта является величественная и дикая природа Байкала, Камчатки, берегов Лены, а образцом для подражания были поэты А. С. Пушкин, В. А. Жуковский, а также А. А. Бестужев-Марлинский, с которым его свела судьба в Якутске.

"Забытый сибирский поэт" - так назвал Матвея Александрова исследователь сибирской литературы М. К. Азадовский. Еще задолго до Азадовского открыл для читающей публики М. Александрова Н. М. Ядринцев, в руки которого случайно попал архив поэта. Ядринцев опубликовал два крупных произведения покойного поэта. Это пьеса в стихах "Таежный карнавал" и повесть "Воздушный тарантас, или Воспоминания о поездке по Восточной Сибири. Иркутск. Лето 1827 г.".

Матвей Александрович Александров родился в 1798 году, предположительно в Курске, происходил из духовного звания, окончил Курскую духовную семинарию, но по окончании учебы в 1819 году вступил в гражданскую службу, стал чиновником Департамента государственных имуществ в Петербурге, заметим, при полном отсутствии связей и высоких покровителей. С 1821 года он уже продвинулся по службе и переведен в гвардейский провиантский Комиссариат, в 1923-1826 годах - в Гоф-интендантской конторе. В 1927 году новый виток по служебной лестнице - назначен секретарем "начальника Камчатки" А. В. Голенищева, плывет на Камчатку. Сначала едет из Петербурга в Иркутск, где задержался на два месяца, затем отплывает на Камчатку, где в нем просыпается поэт-романтик.

Обратимся к упомянутому письму: "Не имея щастия лично знать поэта (А. С. Пушкина), я обожал его в творениях. - И на берегах величественной Невы, и в диких ущельях гор Камчатских, и под холодным небом Якутской отчизны - они питали мою душу манной вдохновения, услаждали скуку бродячей моей жизни... Скажу более: чувствуя в себе с детства склонность к поэзии, я изучал характер и красоты творений Пушкина; находил в них родственные ощущения, и нередко, увлеченный мечтами в волшебный мир фантазии, облекал собственные думы в строфы, подражая неподражаемому(...). Перелистывая творения любимого поэта у подножия дряхлой Авачи, мысленно лобзал я Кавказского пятиглавого исполина, блуждал по роскошным холмам Тавриды, заглядывал в опустелые гаремы Бахчисарая, - и, зарываясь в полуистлевшие фолианты Петропавловского архива, искал пищи собственному вдохновению".

На Камчатке Александров прожил более пяти лет. А в 1831 году его назначают Камчатским окружным комиссаром, т. е. чиновником прокурорского надзора, наблюдающим за правильным ходом судебных дел. Видимо, эти годы были у него счастливыми, без особых осложнений, потому что он писал:

Плыву в далекий край,

плыву в Камчатку снова,

Хочу чрез двадцать лет

хоть мысленно пожить.

Пред очагом того спасительного крова,

Где было так легко, так радостно

служить...

("Воздушный тарантас").

Но вот наступает перелом в судьбе - с 1833 года служба прокурорская в Якутске на должности областного стряпчего, знакомство с опальным поэтом-декабристом А. А. Бестужевым-Марлинским, юридическая помощь бедным якутам, личное знакомство и заступничество от произвола местных властей за героя якутского народа Манчары. Но эти действия демократически настроенного молодого юриста противоречили обычаям местной администрации, поддерживавшей богатых тойонов. Борьба Александрова с местной бюрократией окончилась для него неудачей.

В 1841 году по распоряжению иркутского генерал-губернатора он был отозван из Якутска и переведен в Енисейскую губернию, в захолустный город Канск на должность судьи. С 1843 года его переводят в красноярский окружной суд, затем снова в Канск исправником, где он служит до 1847 года. Последние годы на приисках южноенисейской тайги и в Канске остались невыясненными. Умер он в бедности от туберкулеза в 1860 году, по одним сведениям, в Канске, по другим - в Иркутске, где якобы похоронен на Иерусалимском кладбище.

Начав блестящую юридическую карьеру, опубликовав в столичном журнале свои стихи, Матвей Александров не смог самореализоваться, утвердиться. Многие его стихотворения так и остались в рукописях, не увидев света. Непризнание при жизни, забвение после смерти - такова участь этого незаурядного человека.

И только в наше время усилиями многих исследователей восстанавливается подлинное лицо забытого поэта Сибири, передового человека своего времени, который с полным правом однажды сказал о себе: "Я служил народу".

Аделя БРОДНЕВА,

директор литературного музея.

Матвей АЛЕКСАНДРОВ

ЕНИСЕЮ

(Из лирической поэмы)

Сибирский Стикс, за что тебя хвалить?

За то ль, что ты утесы подмываешь

И волн своих бесчувственную прыть

Слезами нужд и золотом питаешь...

Один есть пункт на берегах твоих,

Где человек трудиться начинает,

А в честь труда из плиток золотых

На остов свой могильный одр паяет...

ТАЙГА

(Отрывок из думы)

...Я одряхлел под кровлей городской,

Осплинился в сосновом городишке,

Где корчится задорный род людской...

Приелись мне Крылов и Кантемир,

И Вальтер Скотт, и Пушкин, и Шекспир,

И преферанс, и сплетни, и газеты.

И чепчики, и редька, и паштеты...

Как Чайльд Гарольд, как баснословный Ир,

Я зол на весь спекулятивный мир,

Где царствуют кредитные билеты

И золото... О Боже, сколько зла

Одна корысть на свет произвела...



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ВОЗРОЖДЕНИЕ ИЗ ПЕПЛА
В селе Казачинском началось строительство жилья для пострадавших от пожара.

ХЛОПОНИН ОТДАЛ СИЛЬНОЕ ЗВЕНО
Вчера на чрезвычайной сессии Норильского горсовета в должности и. о. главы заполярного города единогласно утвержден первый заместитель губернатора края Лев Кузнецов.

ЯРКАЯ ЭНЕРГЕТИКА
Так называется полуфинал конкурса детского рисунка, стартовавшего 15 мая в рамках юбилейных мероприятий энергетиков "60 ярких лет".

ОТДОХНИТЕ ВМЕСТЕ С "ДЮЛОЙ"
Завтра группа компаний "Дюла" в Центральном парке отдыха устраивает для красноярцев и гостей города праздник.

ДЕТСКИЙ ПРАЗДНИК У ДИВНЫХ ГОР
Сегодня в Дивногорске пройдет традиционный праздник детского творчества "У Дивных гор".

СИБИРЬ НЕ МОЖЕТ ЖИТЬ БЕЗ ПЕСЕН
Государственный центр народного творчества Красноярского края стал одним из победителей IV Всероссийского смотра-конкурса информационной деятельности домов (центров) народного творчества.

ИНДЕКС ИНФЛЯЦИИ
Красноярский краевой комитет государственной статистики сообщает, что в мае текущего года основные показатели, характеризующие инфляционные процессы в крае, составили:

СПОРТИВНАЯ МОЗАИКА
Достаточно уверенно выступают на этапах Кубка мира по скалолазанию в Екатеринбурге красноярские спортсмены.

ЛЕТНИЕ КАНИКУЛЫ У ЧЕРНОГО МОРЯ
Более 500 подростков, чьи родители работают на Красноярской железной дороге, отправились на поезде Красноярск - Адлер к Черному морю.










Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork