МОЗГИ - НЕ РОСКОШЬ, А СРЕДСТВО ПЕРЕДВИЖЕНИЯ В БУДУЩЕЕ
В последнее время о науке активно заговорили на самом верху, на уровне правительства и президентского окружения. Факт, безусловно, отрадный, если только, конечно, он не объясняется простым совпадением рабочих графиков министров и президентских советников. Однако в любом случае сегодня, в праздничный для яйцеголового сообщества день, есть повод поговорить не только о викториях и свершениях на пути познания истины, но и о проблемах этого бесконечного движения. Слово, стало быть, председателю комитета по науке и высшему образованию краевой администрации, доктору технических наук, профессору Анатолию ЛЕПЕШЕВУ.

НЕ ПРОСПАТЬ БЫ ИННОВАЦИОННУЮ РЕВОЛЮЦИЮ

- Анатолий Александрович, так в чем же, на ваш взгляд, причина нынешнего всплеска интереса федеральной власти к науке?

- Действительно, в последнее время уже на уровне президента страны подробно обсуждаются вопросы развития науки, инновационной деятельности, внедрения новых технологий. И это не случайно, потому что страна подошла к той черте, когда возникает острейшая необходимость использования научно-технического потенциала России, вовлечения его в хозяйственный оборот. Последние 15 лет достаточно ярко показали, что любое движение без учета законов развития общества, законов экономики в конечном итоге отбрасывает государство далеко назад. После чего приходится наверстывать упущенное, используя научные подходы, научное сопровождение процессов, направленных на трансформацию и модернизацию системы. Понимание этого, видимо, и сложилось сейчас в высших эшелонах власти страны.

Кроме того, уже многие годы мы живем практически только за счет невозобновляемых сырьевых ресурсов, за счет российской природной кладовой. В то время как прочий развивающийся мир уже перенимает парадигму постиндустриальных стран, при которой развитие экономики осуществляется за счет возобновляемых ресурсов. Ставка делается на интеллект, на создание образовательных и инновационных полей. И уже за счет этого идет получение прибыли. Это и есть инновационный путь развития экономики.

Конечно, инновационные процессы шли у нас в стране и раньше - атомная энергетика, развитие полупроводниковой техники, космические исследования, но все это касалось лишь крупных предприятий. А о малом наукоемком предпринимательстве в ту пору и речи не было.

Однако времена меняются. Сегодня страны Европейского союза, США, Япония, Китай очень активно используют интеллектуальные разработки. В этих государствах созданы национальные инновационные системы, которые позволяют трансформировать интеллектуальный потенциал в конечный рыночный продукт. Такой подход дает возможность повысить инновационную составляющую развития экономики, создать новые рабочие места и расширить налогооблагаемую базу в стране. Типичный пример - город науки, возникший на морском побережье Франции вблизи Ниццы. Этот курортный город на начальном этапе вложил в создание наукограда деньги, заработанные на туризме, а затем в наукоград пошли инвестиции крупных мировых фирм. Там была создана научная среда, съехались ученые со всего мира.

В окрестностях Ниццы были построены мощные научно-исследовательские институты - и открытые, и "закрытые". Параллельно шло и развитие наукоемкого бизнеса. И теперь на долю наукограда со всей его инфраструктурой приходится примерно половина налогооблагаемой базы всего курортного региона. Именно так в цивилизованном мире малое наукоемкое предпринимательство работает на развитие экономики.

У нас же в России положение сложилось почти критическое. В свое время мы уже упустили из виду информационную революцию. И сегодня та же картина повторяется с инновационной деятельностью. А если наше отставание от ведущих стран будет увеличиваться, то при утвердившемся отношении к науке мы рискуем вернуться к ситуации 30-х годов прошлого столетия, то есть снова отправлять людей за границу на учебу и создавать "институты красной профессуры".

- Да, было время: два года подучился чему-нибудь и как-нибудь и возглавил академический институт, имея в подчинении академиков, членкоров и докторов наук...

- Совершенно верно. Поэтому очень не хотелось бы повторения этого сюжета. Правда, нужно сказать, что сегодня российские ученые достаточно хорошо организованы в рамках научных сообществ, по линии Минобразования и Минпромнауки. Так что президенту и в правительство были направлены письма, в которых говорилось о серьезных проблемах в инновационной деятельности. И реакция сверху последовала.

ДОЛОГ ПУТЬ К НАУКОГРАДУ

- Недавно прошло заседание совета по науке и высоким технологиям при президенте. Много говорилось о перспективах создания наукоградов и инновационных центров в стране. И буквально на следующий же день вышел президентский указ о присвоении статуса наукограда рабочему поселку Кольцово в Новосибирской области, где, в частности, расположен совершенно "закрытый" федеральный центр вирусологии "Вектор". А каковы перспективы обретения статуса наукограда у красноярцев?

- Это все не так быстро делается. Я знаком с мэром поселка Кольцово и знаю, что там подготовительная работа шла несколько лет. В России вообще единицы наукоградов, как правило, это ЗАТО. А Кольцово получило этот высокий статус первым в Сибири. Кроме того, сейчас готовятся предложения и по другим городам, в частности, по "атомному" Северску в Томской области, по городам Подмосковья.

Дело, однако, в том, что к претендентам на статус наукограда предъявляются серьезные требования. Прежде всего этот населенный пункт должен быть отдельным муниципальным образованием. К тому же 70 процентов производимой в нем продукции должно относиться к разряду наукоемкой, высокотехнологичной.

Впрочем, у нас в крае тоже есть основания вести работу в данном направлении. Этим когда-то занимались, но до конца замысел не довели. Да и воля муниципалитетов нужна, чтобы ЗАТО стали наукоградами. И все же Железногорск и Зеленогорск могут претендовать на этот статус. Не так давно мы обсуждали этот вопрос в Москве. И, в частности, пришли к выводу, что на сегодняшнем этапе развития есть возможность снять ограничение по автономности муниципального образования для кандидатов в наукограды. Это дает дополнительный шанс академгородкам, в том числе и красноярскому.

НАШИ ИЗВИЛИНЫ ДРУГИХ НЕ ХУЖЕ

- Как в инновационном плане край смотрится на фоне соседей?

- Мы одними из первых начали реализовывать собственную политику в этой сфере. В 1999 году запустили программу "Активизация инновационной деятельности в Красноярском крае". Сейчас она завершена. Вторая программа - "Создание наукоемких производств" - из-за нынешних трудностей с бюджетом пока приостановлена. Однако наш опыт, наработанный в ходе реализации этих программ, широко используется в других регионах России. Например, Томская область, применив наши наработки, объявила себя территорией инновационного развития. И теперь томичи пошли уже дальше, развивая наши идеи. Это очень хорошо, что между сибирскими регионами существует такая взаимосвязь и преемственность.

Более того, межрегиональное сотрудничество между Красноярским краем, Новосибирской и Томской областями позволило в нынешнем году подготовить один из мощнейших в России проектов по инновационному развитию. Это проект Евросоюза. Документы по его финансированию, которое должно составить 3 миллиона евро, сейчас рассматриваются в Брюсселе. Надеемся, что в феврале этот этап завершится.

- Каким образом удалось сбалансировать далеко не всегда совпадающие интересы трех регионов, участвующих в проекте?

- Конечно, согласование интересов за столом переговоров неизбежно. Но цель проекта в том, чтобы подтянуть регионы на один уровень развития инновационной деятельности. К примеру, в Томской области в прошлом году с помощью комиссии Евросоюза провели технологический аудит академических институтов и определили те проекты, которые можно коммерциализировать и найти им применение на внешних рынках. А вот Новосибирск в этом отношении несколько запаздывает. Хотя наука там традиционно сильная и ряд академических институтов лидирует в инновационной деятельности в масштабах РАН, но региональной инновационной структуры там не создано.

А вторая цель проекта - использовать преимущества одних регионов для решения задач других. Если у нас в крае, например, около 2 тысяч предприятий-банкротов, то вывести их из этого состояния могут помочь и те идеи, которые дают инновационный продукт или продукт, у которого обширный рынок. Так вот в этой ситуации можно будет внедрять на предприятиях края разработки как красноярских ученых, так и томских и новосибирских. А наши технологии у них. При этом эффект получается совершенно другого порядка. Межрегиональная интеграция позволит не только создать дополнительные рабочие места, оживить экономику и увеличить поступления в бюджет, но и продвигать разработки сибирских ученых в страны Евросоюза.

Помимо этого мы активно работаем и с Британским советом: технологический аудит, подготовка кадров в сфере инновационной деятельности. Англичане идут нам навстречу, достигнута договоренность о том, что прошедшие у нас обучение специалисты посетят английские предприятия, познакомятся с тамошней инновационной структурой. Это уже существенно более высокий уровень подготовки наших кадров.

НЕ БОЙТЕСЬ ФОНДОВ, ДАРЫ ПРИНОСЯЩИХ

- Еще совсем недавно большие надежды возлагались на создаваемые - в том числе и в крае - технопарки и бизнес-инкубаторы. Какова их нынешняя судьба?

- Вроде бы все делалось, как на Западе, но в России этот процесс шел сверху. И пока деньги вкладывались, все работало, но как только финансирование иссякло, большая часть созданных структур оказалась нежизнеспособна. Последующий анализ показал, что искусственно форсировать этот процесс нельзя. И что большую роль здесь играет администрация региона, которая должна осознать необходимость создания таких наукоемких предприятий, понять, что лучше вкладывать деньги в них, чем платить людям пособия по безработице. А когда такое понимание на уровне региона есть, то и инновационные процессы идут.

- С фондами общий язык удается находить?

- Вполне. Достаточно назвать фонд Ивана Бортника, прописанный отдельной строкой в федеральном бюджете. Задача этой структуры - содействовать развитию малых предприятий в научно-технической сфере. Разработчики проектов деньги получают на конкурсной и, как правило, возвратной основе. Выделенные фондом средства осваиваются в крае достаточно эффективно, созданы малые наукоемкие предприятия, выпускающие вполне конкурентоспособную на рынке продукцию. Это и медицина, и лесной комплекс, и производство керамики, и металлургия, и многое другое.

Когда деньги вкладываются в наукоемкие производства, возникает мощный мультипликативный эффект, средства умножаются. Например, в 2001 году мы получили из бюджета 15 миллионов рублей. А за счет инновационной деятельности привлекли еще 240 миллионов, то есть на 1 рубль затрат из краевого бюджета вышло 16 рублей, привлеченных в регион. Это мощный инвестиционный рычаг. Но любой фонд выделяет средства в регион только в том случае, если он ощущает поддержку на месте.

Таким образом, процесс в действие мы привели, но теперь стоит задача перевести малые наукоемкие предприятия из разряда штучных и уникальных в категорию массовых.

- И как же это сделать?

- В общем-то путь хорошо известен. Нужно создавать территории с высоким научно-техническим потенциалом, территории инновационного развития. В Красноярске в качестве такой площадки мог бы выступить Октябрьский район, где сосредоточены научные и образовательные учреждения - Академгородок, вузы и предприятия, в принципе ориентированные на выпуск наукоемкой продукции. И если бы нам удалось создать там значительное количество малых наукоемких предприятий, то было бы решено много проблем. От расширения налогооблагаемой базы и создания рабочих мест до обеспечения достойной жизни тем нашим ученым и разработчикам, чьи идеи сегодня не востребованы.

Но чтобы в крае появлялись малые наукоемкие предприятия, нужно создать им выгодные условия, в том числе и за счет совершенствования нормативно-правовой базы. А также разработать механизмы начального финансирования. Конкретные предложения у нас отработаны. Это и кредитование, в том числе налоговое, и объединение заинтересованных предприятий с созданием единого фонда, и отчисления предприятий, работающих в сфере наукоемкого бизнеса, своего рода налог на науку. Могут быть и другие схемы. Решение этих задач предусмотрено концепцией социально-экономического развития края до 2010 года. Так что работа продолжается.


Беседовал Юрий ЧУВАШЕВ.

НА СНИМКАХ: Анатолий Лепешев, в лаборатории физико-химических методов исследований НИФТИ Красноярского госуниверситета.

Фото Валерия ЗАБОЛОТСКОГО.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
БОРИС АБРАМОВИЧ СТАЛ "ДИРЕКТОРОМ ГОДА"
Генеральный директор авиакомпании "Красэйр" Борис Абрамович стал лауреатом конкурса "Директор года" по Сибирскому федеральному округу в номинации "Транспортные коммуникации".

ПИМАШКОВ ОСТАЕТСЯ ГЛАВОЙ
Вчера глава Красноярска Петр Пимашков категорически опроверг слухи о своей отставке.

О СЕЛЬСКОЙ КУЛЬТУРЕ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО
В крае идет активная подготовка к предстоящему 19-20 февраля совместному заседанию совета Сибирского федерального округа, совета межрегиональной ассоциации "Сибирское соглашение" и членов координационного совета по культуре. Ожидается приезд в Красноярск министра культуры РФ Михаила Швыдкого.

ВЗАИМОВЫГОДНОЕ СОДРУЖЕСТВО
Между авиакомпанией "Красэйр" и Сибирским аэрокосмическим университетом (СибГАУ) ведутся переговоры о совместной деятельности.

ПОРЫВЫ НА ТРАССЕ ОТКЛЮЧАЮТ ВОДУ
Почти неделю жители Новоселова остаются без холодной воды.

И ПЕШЕХОДНЫЙ ПЕРЕХОД НЕ СПАСЕНИЕ
В течение двух дней на пешеходных переходах автомобилями сбито два ребенка.

ДАВАЙТЕ ВСТРЕТИМСЯ В "ГРЕНАДЕ"
Туристско-экскурсионное агентство "Дюла-Сибирь" предлагает отдохнуть от городской суеты и провести время с друзьями в оздоровительном комплексе "Гренада".








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork