ПОКОЙНИКА НЕ ПУСКАЮТ НА КЛАДБИЩЕ
Вся земля - памятник, как сказал один мудрец. Отношение государства к своему национальному достоянию в истории нашей страны всегда было неоднозначным. То мы тотально разрушали российское наследие, то буквально каждый столб брали под охрану. И только в июле этого года вышел федеральный закон, который процедуру объявления и сноса памятников сделал цивилизованной. Схема же отношений между государством и собственниками объектов, находящихся под охраной, осталась неизменной. Государство возлагает бремя, собственник выполняет выданные ему предписания. В регионах охранные функции государства взяли на себя центры и комитеты по охране и использованию памятников истории и культуры.

ТЕМ не менее в крае создан опасный прецедент: разборка Красноярского железнодорожного моста через Енисей, расположенного у подножия Афонтовой горы, началась без получения на то специального разрешения компетентных органов. Появилась реальная угроза сноса инженерного сооружения - памятника регионального значения, одного из символов станового хребта России - великого Транссиба.

В нашей газете не раз рассказывалось об уникальности железнодорожного моста. И наверное, каждый красноярец знает о том, что талантливый инженер-механик Евгений Кнорре получил в 1900 году Большую именную медаль Всемирной парижской выставки. А вот за что он ее удостоился, мало кто может ответить. Одни полагают, что за красоту и масштаб сооружения, другие - за экономию стали, третьи - за то, что мост был построен в рекордные сроки в суровых зимних условиях. На самом деле Кнорре получил медаль за внедрение новых методов строительства.

На объекте было занято две тысячи рабочих, большинство из них - клепальщики. Из листового железа, доставляемого с нижнетагильских заводов, на специальной площадке сооружались гигантские фермы, которые лебедками накатывались на опоры. Опоры закладывались в кессонах площадью 160 квадратных метров, потом опускались на глубину до 18 метров от уровня самой нижней отметки воды. Кроме металлических кессонов, строитель моста Евгений Карлович Кнорре впервые разработал и применил для закладки береговых опор деревянные кессоны. Опоры были облицованы блоками из бирюсинского гранита итальянскими мастерами. Когда правительственная комиссия подвергла мостовые перекрытия статическим и механическим нагрузкам, результаты оказались превосходными.

Прошло столетие. Мост, как всякий "живой" организм, потерял форму, внешний вид и даже "морально устал". Тогда губернатор Александр Лебедь обратился в Центр всемирного наследия ЮНЕСКО к Муниру Бушенаки с просьбой включить Красноярский железнодорожный мост в список объектов всемирного наследия. В Париже решение было принято в течение одного дня. Наш "старец" без колебаний был внесен в предварительный список объектов всемирного наследия. Окончательное решение по данному вопросу отложили до декабря 2001 года. Именно на это время Александр Иванович планировал свой визит во Францию.

Но поездка не состоялась. И сегодня судьба моста не определена. Конечно, трудно с уверенностью утверждать, что хлопотать за "красноярское чудо" завтра отправится Александр Геннадиевич Хлопонин, но председатель комитета по охране и использованию памятников истории и культуры Константин Шумов уже хлопочет в Москве, чтобы мост внесли в список памятников федерального значения.

А теперь спроецируем эти два обстоятельства на действия Красноярской железной дороги, заключившей договор с мостоотрядом N 7 на демонтаж гигантского инженерного сооружения. Получается как в старой доброй пословице: "Собака лает - караван идет".

На последней пресс-конференции руководство дороги откровенно лукавило перед журналистами, будто бы КЖД не имеет на руках документов, подтверждающих, что железнодорожный мост - это памятник истории и культуры. Да, он получил медаль в Париже, да, он не имеет аналогов в мире, но дорога в лице МПС отвечает прежде всего за безопасность пассажиров.

Однако физический износ сооружения по закону вовсе не является основанием для уничтожения памятника. Не будем трогать "старушку" Эйфелеву башню - ровесницу нашего моста, которая при хорошей заботе о ее "здоровье", похоже, еще долго будет жить и здравствовать, а вспомним, в каком состоянии была наша красноярская Благовещенская церковь. Она настолько портила вид исторического центра города, что впору было направить сюда бульдозеры. А ведь отреставрировали, и стоит теперь красавица, всех радует.

Другое дело, если компетентными людьми будет сделана соответствующая экспертиза, которая документально подтвердит, что данный объект не только не может выполнять больше свои функции, но даже оставаться декоративным как памятник истории и культуры по тем-то и тем-то основаниям. И если эти основания сочтет убедительными Министерство культуры РФ и выдаст разрешение, чтобы исключить указанный объект из списка памятников.

Покажи Красноярская железная дорога документ с гербовой печатью о том, что наш знаменитый мост всего-навсего груда металлолома, ни у архитекторов, ни у общественности города не было бы больше вопросов.

А так шум поднят до потолка. Железнодорожники кричат: "Мы не вандалы!". Члены Красноярской организации Союза архитекторов России, принявшие на своем последнем собрании обращение к губернатору с просьбой принять участие в судьбе моста, тоже считают себя вменяемыми. Заслуженные градостроители, конечно же, реально оценивают ситуацию и возмущены только тем, что судьба памятника определяется шириной галифе и величиной эполет.

Руководство Красноярской железной дороги, вступая в дискуссию по поводу сохранности моста, ссылалось на то, что на сегодняшний день нет сколько-нибудь реального проекта по дальнейшему использованию этого сооружения. И архитекторы себя не зря бичуют, что упустили время, не проявили должной принципиальности, инициативы... Не было сбора идей. Не останется в архивах для следующих поколений даже добротной монографии на эту тему.

Если посмотреть правде в глаза, то надо все-таки признать, что в ЮНЕСКО мы с мостом заявились слишком поздно. Сегодня спасти инженерное сооружение в том виде, в каком оно сейчас существует, нельзя - это ясно. Тем более что ЮНЕСКО не занимается финансированием проектов реконструкции объектов, включенных в список всемирного наследия, а только подтверждает на мировом уровне их сверхценность, указывая правительству государства, что стоит потратить на охрану тех или иных памятников дополнительные средства из бюджетов Федерации, но расходы на содержание, реконструкцию объектов, стоящих под охраной государства, по-прежнему должен нести собственник. В данном случае - МПС.

В министерстве давно подсчитали, что капитальный ремонт моста обошелся бы в сумму, равную его строительству. И кстати, решение о его будущем демонтаже было принято МПС еще в 1986 году. В тот самый год исполком крайсовета включил железнодорожный мост в список региональных памятников истории и культуры. Собственника моста о целесообразности принятия такого решения не спросили. Переписка краевого центра охраны памятников с управлением дороги по данному вопросу начинается с 1998 года.

Согласитесь, за пятилетку можно было успеть разрешить проблему с мостом, как говорится, "без шума и пыли", чтобы сейчас руководству дороги не платить баснословные штрафы и не перечитывать статью 243 нового УК РФ. А чиновникам краевого комитета по охране и использованию памятников истории и культуры не пить валидол и повторять: "За державу обидно!", наблюдая, как на их глазах рушится памятник. Создается опасный прецедент - государственным табу можно пренебречь. "И если не переломить ситуацию,- считает Константин Шумов,- то, кто знает, не начнут ли завтра другие собственники объектов, охраняемых государством, сносить все, вместо того чтобы вкладывать немалые средства в их восстановление".

Так что в этом конфликте точку ставить рано. Хотя я почти уверена, что руководство КЖД все-таки соблюдет необходимые формальности и успокоит общественность. Пройдет еще пять лет, и мост будет окончательно снесен. Хотя есть немало вариантов, как сохранить о нем память.

Например, издать о мосте книгу. Причем сигнальный экземпляр ее, изданной на английском языке, уже есть. Александр Иванович Лебедь ездил с ней в Париж. В книге содержатся уникальные фотографии о строительстве моста и в русскоязычном варианте подробно рассказывается о том, как шло создание этого уникального сооружения.

Второй вариант. Часть мостовых металлических конструкций пустить на изготовление сувениров - моста в миниатюре.

Третий - один из пролетов разрезать и установить в Красноярске с мемориальной доской. Пример, как это делается, подали железнодорожники в Новосибирске. Слышала, что власти Красноярска даже место для этого готовы отвести - около вантового моста.

Хорошо бы изготовить макет моста, похожий на тот, что хранится в Ленин-градском институте железнодорожного транспорта.

И уж на крайний случай поучиться у американцев и превратить "похороны" моста в грандиозное шоу. Когда-то за океаном ходили через Атлантику знаменитые чайные клиперы - национальная гордость Америки. Когда парусники состарились, американцы расписались в собственном бессилии. У бедного тогда государства не было денег на капитальный ремонт или превращение их в музейные экспонаты. И тогда клиперы вывели в фарватер и под звуки траурного марша в чрезвычайно торжественной обстановке торпедировали. От парусников ничего не осталось. Но сколько поколений американцев передает эту историю своим детям и внукам!

Приводя аргументы о бесперспективности затеи по сохранению моста, железнодорожники привели образное сравнение: "Если перед вами покойник, вы же не станете пытаться его реанимировать". На что архитекторы тут же парировали: "Мы возьмем справку, что он покойник. А то без нее не примут на кладбище".


Татьяна МАКОГОНОВА.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ЗА ДИАЛОГ С ВЛАСТЬЮ
Завтра открывается 1-я межрегиональная выставка-форум "Предпринимательство Сибири. Договор-2002".

КРУПНЕЙШИЕ БАНКИ КИТАЯ И СИБИРИ ПОДПИСАЛИ СОГЛАШЕНИЕ
В городе Маньчжурия (КНР) 25 октября состоялось подписание соглашения об установлении прямых корреспондентских отношений между банком "Сибирское О.В.К." и Маньчжурским отделением "Строительного банка Китая".

АТОМНАЯ ЭНЕРГЕТИКА ХХI ВЕКА
В Канске школьники и студенты встретились со специалистами ГХК, которые рассказали молодым слушателям о перспективах развития атомной энергетики России в XXI веке.

ТЭЦ-2 РАБОТАЕТ НАДЕЖНО
На Красноярской ТЭЦ-2 ОАО "Красноярскэнерго" в третьем квартале текущего года были завершены уникальные работы по внедрению новой техники.

НА ЕГО ПОЛОТНАХ РОДНАЯ ЭВЕНКИЯ
В Эвенкийском окружном центре народного творчества открылась первая персональная выставка байкитского художника Александра Попова.

БАЛЛОН С ГАЗОМ "ПОРОДИЛ" ПОЖАР
В краевом центре на ТЭЦ-2 взорвался баллон с кислородом, жертв, пострадавших и разрушений нет.

ЗОЛОТАЯ "НОША"
Рабочий ГМК "Норильский никель" пытался похитить драгоценные металлы на сумму один миллион рублей.

В ОГНЕ ПОГИБЛИ ЛЮДИ
ЧП случилось в Березовке Абанского района.

НАПАДЕНИЯ НА ТОРГОВЫЕ ПАВИЛЬОНЫ
В Ачинске зарегистрированы два ограбления мелких торговых точек.

ПРОДАЖА ВЗРЫВЧАТКИ НЕ СОСТОЯЛАСЬ
В Ленинском районе Красноярска задержан подросток, пытавшийся продать 200 граммов тротила.

"ПОДГОРЕЛА" НОВОСТРОЙКА СОВМЕНА
Трое работников золотодобывающего предприятия "Полюс", работающих на строительстве детского дома, получили ожоги.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork