СИМОНА-ДЕВОЧКА МОЕЙ МЕЧТЫ
Этим летом в нашем редакционном коллективе отмечали появление на свет двух "красрабчонков", как окрестила новорожденных шеф рекламного отдела Ольга Жилинская. За первыми шагами Дарьи Лапиной и Симоны Макогоновой коллеги внимательно следят и проявляют дружеское участие. Наш родительский с Димкой подвиг был щедро отмечен. Главный редактор лишь с обидой посетовал, что о готовящемся пополнении он узнал в последнюю очередь. Я же, чтобы исправить "ошибку", решила рассказать о сокровенном не только коллегам, но и читателям.

ОЖИДАНИЕ СЧАСТЬЯ

"Симона - девочка моей мечты. Симона - королева красоты..." Помните шлягер восьмидесятых? Эта незамысловатая песенка почему-то всплыла в моей памяти накануне родов. Ждали девочку. Перебирать в памяти имена своих родственников, чтобы назвать в честь кого-то малютку, не стали. Говорят, что вместе с именем на маленького человечка примеряешь и чью-то судьбу. А счастливые судьбы встречаются редко. Нарекли дочку Симоной и успокоились, ведь в ближайшем окружении Симон вроде бы нет... Если не считать главу Туруханского района, с которой когда-то довелось познакомиться в далеком северном уголке - Симону Григорьевну. Уж той-то женщине звезды благоволят.

Симона стала третьим ребенком в нашей семье. Однако разница между детьми оказалась настолько велика, что доктора, не задумываясь, причислили меня к разряду первородящих и одновременно позднородящих мамашек. Причем с учетом стандартного букета возрастных заболеваний я "автоматом" попала у гинекологов в группу риска. Такой "подарок" соглашался получить не каждый роддом, а только тот, кому это официально предписано. Вот шестой родильный дом давно специализируется на ведении родов у женщин с патологией сердечно-сосудистой системы, сахарным диабетом, болезнями почек... Но шестой в июле закрывался на "мойку".

Запасным вариантом оставался пятый, имеющий в краевом центре особый статус. Именно в это лечебное заведение за последние годы вбухана уйма денег на современное техническое оснащение. Знаю, там самых сложных беременных принимают. Но и пятый в это время "отдыхал". По тем же причинам. Все спешили отремонтироваться летом. Оставшиеся в списке я "просеяла" просто по их репутации. И что получилось? Славу доброго заработал в Красноярске только один родильный дом - железнодорожный. Всемирной организацией здравоохранения в 2000 году ему было присвоено звание "Больница доброжелательного отношения к ребенку".

Вскоре выяснилось, что попасть в это ведомственное лечебное учреждение без удостоверения железнодорожника проблематично. И я благодарю Бога и заведующую акушерским отделением дорожной больницы Ирину Колпак, что приняла меня с другими "корочками", дабы я могла убедиться в незаслуженной изоляции этого медучреждения от нашей городской системы здравоохранения.

Переодевшись в приемном покое в тапочки и халат, я незаметно растворилась в дружном ряду "уточек" (уж больно характерная у беременных походка) третьего этажа. Потекли долгие дни ожидания. Ожидания счастья.

ВЕЩИ, КОТОРЫЕ МЕНЯ УДИВИЛИ

Первое, что меня здесь удивило, - это нумерация палат. Моя палата была последней и имела номер четырнадцать, хотя по порядку числилась тринадцатой. Табличку с несчастливым числом давным-давно сняли, заметив печальную закономерность: у женщин из 13-й чаще возникали осложнения в период беременности и родов. Возможно, срабатывал психологический настрой... Гадать не стали.

Сама палата больше походила на комнату в санатории. На кроватях удобные ортопедические матрацы, белоснежные простыни. Телевизор, холодильник, столик с креслами... Из открытого окна тянуло речной прохладой и было видно, как мимо проплывают пароходы и проносятся поезда.

Утро нового дня начиналось с того, что дежурная медсестра осторожно садилась на кровать и начинала мерить давление. Просыпаться при этом было не обязательно. Чуть позже заходил доктор справиться о самочувствии. Улыбки в ответ было вполне достаточно. Незаметно установились доверительные отношения с еще вчера незнакомыми людьми. Человеку в белом халате можно было рассказать плохой сон или поделиться с ним домашними проблемами. Настроение будущих матерей контролировали, как температуру.

В роддоме все сияло чистотой, но упросить какую-нибудь санитарку не мыть в палате по два раза в день не получалось. Некоторые в ответ на подобные предложения старались еще тише переставлять мебель и тереть тряпкой, полагая, что сильно мешают отдыхать, однако свою работу продолжали проделывать с неизменной тщательностью.

В столовой, не поверите, бери и наливай из кастрюлек сколько хочешь. Раздатчица вам еще заботливо посоветует добавить побольше масла в кашу или попить горячего молочка вместо чая. "Беременные женщины должны есть, как на пиру", - услышала я от кого-то из врачей. Правда, об этом больше заботились родные будущих мам, а не кухня.

Свидания в родильном доме были запрещены. Зато на этаже установлен телефон, по которому можно было звонить без таксокарты, без разрешения и даже без особого ограничения времени. И никакой очереди к аппарату не наблюдалось. Рядом - на медицинском посту - стоял другой телефон, запараллеленный с ординаторской. На стене висела табличка, что телефон служебный и пользоваться им не следует. И все-таки, если кто-то из пациентов хватал трубку именно этого аппарата, медперсонал шум не поднимал. Мамам волноваться вредно!

ЗИНОЧКА

Срок моих родов приближался. Малышка старалась почти не беспокоить. Дома спешно доделывали ремонт и дошивали пеленки. Я перечитывала Спока и нажимала на фрукты, собираясь с силами. "Нужно немного подождать,- обманывала я сама себя. - Вот спадет жара..." Стыдно было признаться даже себе (все-таки мама со стажем), что это был элементарный страх перед родами. Он прошел, лишь когда я познакомилась с Зиночкой.

Зинаида Ивановна Гудова работает в железнодорожном роддоме акушером-гинекологом больше двух десятков лет. Слово "работает", впрочем, здесь неуместно. Зиночка здесь живет.

Переступает порог акушерского отделения, надевает свой зеленый хлопчатобумажный костюм и вместе с ним - отличное настроение. В дурном расположении духа Зинаиду Ивановну невозможно себе представить. Она все время шутит. Шутит с мамами, чтобы "поднять" им гемоглобин и снять стресс, шутит с папами, помогая им пережить бурную радость и сильную растерянность, шутит с коллегами, замечая их усталость. И кажется, есть только две вещи на свете, о которых она говорит очень серьезно. Это брошенные дети и возможность закрытия учреждения, без которого она не представляет себе жизнь.

К слову сказать, за последний десяток лет "отказников" в железнодорожном роддоме не было. Опять же спасибо Зиночке. Пусть только попробует какая-нибудь непутевая мамашка отказаться кормить ребенка грудью (как правило, это случается, когда хотят оставить малютку). Коллеги-то знают, как милая Зиночка резко меняется и в лице, и в голосе. Одной легкомысленной барышне публично грозилась "голову оторвать", если та бросит своего сына. Женщина забрала ребенка из больницы, но у Зинаиды Ивановны сердце болеть не перестало. Долгие годы она поддерживала связь с этой семьей, пока не убедилась, что судьба мальчика сложилась удачно.

Подходила к концу первая декада августа, когда Зиночка заглянула ко мне в палату и сообщила: "С понедельника я ухожу в отпуск!" Между тем именно 12 августа (понедельник) - предполагаемая дата моих родов. "А как же обещание "с обрыва прыгать вместе?"-запаниковала я. Зинаида Ивановна о нем не забыла. В среду, уходя с работы, она меня предупредила, что если я захочу, то могу родить завтра. До этого "завтра" оставалось несколько часов.

ЗДРАВСТВУЙ, ДОЧЕНЬКА!

Следующий день начался с грома, молний и таких ливневых потоков, что в одно мгновение с тротуаров смыло и машины, и пешеходов.

Ровно в восемь пришла Зиночка и повела меня в смотровой кабинет. Там в родовые пути мне ввели маленькую таблетку. Никто не скрывал, что данный препарат рекомендован для лечения язвенной болезни двенадцатиперстной кишки. Попутно он каким-то непостижимым образом мог создавать благоприятный "медикаментозный фон" для родовой деятельности. Сами же роды доктор предлагал мне вызвать самой...

Вернувшись в палату, я легла и стала ждать, когда "хитрая" таблетка хоть как-то себя проявит. Прошел час, другой - организм "спал". Осталось только закрыть глаза.

Разбудили яркие лучи солнца. Гроза миновала, оставив на асфальте множество "озер". "Сегодня за день выпала месячная норма осадков", - подумала я и тут же почувствовала неприятный "укол" внизу живота. Вот оно! Началось!

Докторов звать не спешила, решив выждать время. Схватки уже ритмично наступали через десять минут, потом через семь-пять. И когда я наконец засобиралась в родовую, было трудно идти.

И снова - приемный покой. Таково правило: прежде чем поступить на второй этаж, нужно было пройти специальную сан-обработку. Здесь этот процесс отлажен до мелочей, если бы не одно "но". Накануне в Железнодорожном районе отключили горячую воду... Привычный ко всему персонал заботливо держал наготове кастрюльки, только в схватках, когда ты не можешь согнуться или, наоборот, разогнуться от боли, и обычное поливание кружкой из тазика становится чудовищной пыткой. Еще немного, и я родила бы прямо на каменном полу душевой. Благо сестрички правильно оценили ситуацию и успели доставить меня в родовую. Опытная акушерка мгновенно уложила на кушетку и приказала глубоко дышать, чтобы успеть сделать необходимые в таких случаях приготовления. Комната, освещенная мощными прожекторами, наполнялась людьми. Сестрички уже вводили мне что-то в вену, когда я наконец-то увидела перед собой Зиночку. Она взяла меня за руку и, как гипнотизер, проговорила по буквам: "Все хо-ро-шо! Ты меня слышишь? Все хо-ро-шо!" Я смотрела на Зинаиду Ивановну и реагировала только на ее голос. А доктор командовала: "Ну давай, Танюша, раз-два-три! Еще! И еще разочек". Последнее "три" заглушил пронзительный детский крик. Через несколько минут мокрый маленький комочек я ощутила на своей груди. Детский врач мне сказал, что девочка здорова, весит 3 килограмма 700 граммов и рост ее 58 сантиметров, после этого мы с Симой остались одни.

Два часа с дочуркой в объятиях пролетели как одно мгновение. Почему же в каждом родильном доме мамам не дают такую привилегию - проводить первые минуты после родов со своими детьми?

В палате рядом с моей кроватью была сразу же поставлена кроватка для Симы и пеленальный столик со всеми необходимыми принадлежностями. Белье для малышки мне принесли из дома, хоть доктора и советовали пользоваться казенными, чтобы на первых порах не утруждать себя стиркой.

Главной задачей было правильное грудное вскармливание. Что это такое, да простит меня доктор Евгений, затративший на обучение столько душевных сил, я так и не поняла. Симона плакала, стучала ножками и выплевывала сосок, когда ей по-научному пытались положить его в ротик. Промучившись так денек, я решила кормить дочку так, как привыкла.

Возиться с крохой сутки напролет было сплошное удовольствие. В заботах и хлопотах скорее и поправляешься. В подтверждение своих слов могу сказать, что на четвертый день мы с Симой были уже дома.

КУДА СТУЧИТСЯ АИСТ

Спустя месяц после выписки из роддома я приехала сюда за консультацией по уходу за малышкой, а заодно решила поинтересоваться, о каком возможном закрытии учреждения мне тогда говорила Зиночка.

Статистика перинатальных травм, осложнений в родах, материнской и детской смертности в железнодорожном родильном доме не хуже общеевропейской, но много лучше нашей общегородской. Это говорит о том, что доктора здесь упорно отстаивают свое высокое звание "Больница доброжелательного отношения к ребенку". Только вот беда - Красноярская железная дорога последние годы финансировала роддом не более чем на 30 процентов, а с нового года и вовсе грозится передать медучреждение в муниципальную собственность.

Однако городу железнодорожный роддом не нужен - свои пустуют. По крайней мере, так до сих пор мотивировался отказ включать это учреждение в систему обязательного медицинского страхования. Но, слава богу, сегодня существует добровольное медицинское страхование. И узнав из газет о красноярской "Больнице доброжелательного отношения к ребенку" (за Уралом она единственная), сюда приезжают на роды женщины со всей Сибири. Платят по 4-6 тысяч, хотя в их городах и поселках есть бесплатные родильные дома.

Все же дело не в наличии или отсутствии койко-мест, а в отношении акушеров-гинекологов, медсестер и даже санитарочек к пациентам и своим профессиональным обязанностям. Не случайно однажды родившие здесь женщины не соглашаются ни на какие "иные" условия. А местные доктора уверены, что в другом родильном доме они со своими принципами не приживутся. Скорее пойдут работать в поликлинику.

Есть и другой вариант развития событий. Если город откажется принимать роддом, а край - размещать там свой госзаказ, то он может стать на 100 процентов платным, то есть по-настоящему элитным. Город в лице руководителей здравоохранения от этого, может, что-то и выиграет, а горожане?


Татьяна МАКОГОНОВА.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ЗА ДИАЛОГ С ВЛАСТЬЮ
Завтра открывается 1-я межрегиональная выставка-форум "Предпринимательство Сибири. Договор-2002".

КРУПНЕЙШИЕ БАНКИ КИТАЯ И СИБИРИ ПОДПИСАЛИ СОГЛАШЕНИЕ
В городе Маньчжурия (КНР) 25 октября состоялось подписание соглашения об установлении прямых корреспондентских отношений между банком "Сибирское О.В.К." и Маньчжурским отделением "Строительного банка Китая".

АТОМНАЯ ЭНЕРГЕТИКА ХХI ВЕКА
В Канске школьники и студенты встретились со специалистами ГХК, которые рассказали молодым слушателям о перспективах развития атомной энергетики России в XXI веке.

ТЭЦ-2 РАБОТАЕТ НАДЕЖНО
На Красноярской ТЭЦ-2 ОАО "Красноярскэнерго" в третьем квартале текущего года были завершены уникальные работы по внедрению новой техники.

НА ЕГО ПОЛОТНАХ РОДНАЯ ЭВЕНКИЯ
В Эвенкийском окружном центре народного творчества открылась первая персональная выставка байкитского художника Александра Попова.

БАЛЛОН С ГАЗОМ "ПОРОДИЛ" ПОЖАР
В краевом центре на ТЭЦ-2 взорвался баллон с кислородом, жертв, пострадавших и разрушений нет.

ЗОЛОТАЯ "НОША"
Рабочий ГМК "Норильский никель" пытался похитить драгоценные металлы на сумму один миллион рублей.

В ОГНЕ ПОГИБЛИ ЛЮДИ
ЧП случилось в Березовке Абанского района.

НАПАДЕНИЯ НА ТОРГОВЫЕ ПАВИЛЬОНЫ
В Ачинске зарегистрированы два ограбления мелких торговых точек.

ПРОДАЖА ВЗРЫВЧАТКИ НЕ СОСТОЯЛАСЬ
В Ленинском районе Красноярска задержан подросток, пытавшийся продать 200 граммов тротила.

"ПОДГОРЕЛА" НОВОСТРОЙКА СОВМЕНА
Трое работников золотодобывающего предприятия "Полюс", работающих на строительстве детского дома, получили ожоги.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork