ЗВАНЫЙ УЖИН С ОЛИГАРХОМ
Взгляд из глубинки на особенности национальных выборов

Давно собирался в глубинку, чтобы сверить свои наблюдения о губернаторской гонке, но держала маета с подведением ее результатов. Но вот, кажется, и мятежный крайизбирком сдался на милость победителя, вручил-таки Александру Хлопонину удостоверение губернатора. Можно теперь без оговорок писать о выборах, этой любимой забаве олигархов.

- А я уж не ждал тебя в гости, - расставляя чашки с чаем, укорил меня Николай Федорович. - Думал, забыл о моем приглашении. Только не говори, что приехал просто так, все равно не поверю. Наверное, опять разбираешься с выборами? Так загадку их надо в городе искать, а не в селе. Там крутятся большие деньги, там и замешивается большая политика. А мы лишь выполняем роль статистов.

Какой он статист?! Когда-то Николай Федорович служил в агропромовской конторе, тяготел к науке, пытался внедрять ее достижения в практику. Этим и заинтересовал меня. Мы познакомились, я даже что-то писал о нем в газете. А лет пятнадцать назад он, поняв, что его держат за статиста, подался в село, занялся феpмеpством, и небезуспешно.

- В городе, - говоpю, - только замешивается политика, а ваpится она в селе. Не севеpяне избpали Хлопонина. И тем более не Кpаснояpск. Почти две трети избирателей здесь высказались за Усса. Все решило село. Вот я и хочу понять, чем вас подкупил олигарх?

- "Ах, обмануть меня не тpудно!.. Я сам обманываться рад!" - продекламировал хозяин дома, и только тут я обнаружил, как удивительно он походит на артиста Ланового, который по-своему, с легкой иронией читает это пушкинское стихотворение.

Я не выдержал:

- Перестань, Николай Федорович. Не стихи я приехал слушать, а поговорить серьезно.

- А я, выходит, перед тобой ваньку валяю? Ну да, мы же, деревенщина, ни на что другое не способны. Проголосовать "правильно" и то не можем. Нас водят за нос, а мы верим всему. Разве не так рисовали нас СМИ после выборов? Ты тоже хорош, - припомнил он мою статью в "Красноярском рабочем". - Написал, что мы уткнулись рогами в землю и дальше навозной кучи ничего не видим, живем "от кормежки до кормежки", рефлексами сегодняшнего дня. Таких помани морковкой, они и побегут за кем угодно. В общем, низвел нас до собаки Павлова.

- Про морковку и собаку не надо, не было у меня о них ни слова. Да и писал я о политическом взгляде не всех сельских избирателей, а только "людей в лохмотьях". В чем же я был не прав?

- Прав, но не во всем, - с оговоркой согласился мой собеседник. - Хочешь пример? В нашем районе немало "сосланных" из Красноярска. Обманули их с квартирами, а самих сплавили нам. Работы для них у нас нет, свое хозяйство они не держат. На что живут? Кто на пенсии и детские пособия, а кто и промышляет по ночам. В прошлом году в районе было 386 преступлений, из них почти 70 процентов совершили эти "засланцы" города. Есть они и в нашем селе. Весной глава района уговорил меня посадить для них два гектара картофеля, осенью он сам разметил им участки. Теперь у них будет хоть картошка на зиму, с голоду не опухнут. Во время выборов я специально поинтересовался, за кого они голосовали.

- За Хлопонина?

- Точно. Но это ни о чем не говорит. За Хлопонина у нас голосовали и бюджетники, и настоящие трудяги, и ветераны. Что скрывать, я тоже был за него. Чем ты объяснишь такое единодушие?

- Видимо, - рассуждаю вслух, - в вашем представлении Хлопонин обладает всеми качествами, которые требуются от губернатора. Но чтобы сделать правильный выбор, надо знать и о негативных последствиях, к которым может привести его приход к власти. А вы были лишены подробной информации. К сожалению, село у нас осталось незасеянным островком на информационном поле. Вот "окучивало" ТВК Назаровский район, посылая туда для прокрутки кассеты с записями своих передач, так там и победил Усс.

- Можно представить, какая была в районе предвыборная какофония. По сравнению с ней рев грэсовской трубы показался бы симфонией. Но если бы такая же по силе предвыборная агитация за Усса была в нашем селе, она не повлияла бы на результаты голосования.

- Почему? - спрашиваю я. - Разрыв между кандидатами составил каких-то шесть процентов. Это же не выбор. Слепая фемида! Удача с заплетающимися ногами! Поднажали бы уссовцы еще чуть-чуть, и, глядишь, победа была бы у них в кармане. Ты не допускаешь такой возможности?

Он задумывается, но ненадолго. Ответ на этот вопрос у него давно есть:

- Дело словом не перешибешь. Как не подслащивай, жизнь у нас - не сахар. Наш район - не Назаровский. Там у Вепрева, точнее, у Исаева люди получают по семь тысяч рублей в месяц, причем регулярно. Менять в жизни им ничего не надо, они и так ею довольны. Поэтому, считаю, голосовали за Усса. У нас, наоборот, против него были настроены.

- Ты что, экстрасенсом стал? - подпустил шпильку Николаю Федоровичу. - Откуда ты знаешь мысли и настроения людей?

В это время вошла его жена, и мой вопрос повис в воздухе.

- Что ты гостя только разговорами потчуешь? - попеняла она мужу. - Пора на стол накрывать.

- Ого, сколько уже времени! - посмотрел Николай Федорович на часы. И сделал характерный жест. - Может, это?..

- Нет, я за рулем.

- Ну, как знаешь. А насчет твоего вопроса... Ты сегодня чем-то возбужден, невнимательно меня слушал. Я говорил, что посадил картофель для "ссыльных" из города? Говорил. А говорил, что они проголосовали, как и я, за Хлопонина? Говорил. Что тебе еще надо?

- Инте-рес-но получается.

- Ничего тут интересного нет. Это жизнь. Все бюджетники и пенсионеры свои земельные доли сдают мне в аренду. С каждым из них я расплачиваюсь зерном, даю по две тонны. Плюс к этому - солома, дрова, уголь. Мужики тоже ко мне идут. Кому стогомет дай сено сметать, кому трактор. Для них я в селе и бог, и царь, и воинский начальник. Как бы сказали сегодня, олигарх, если под олигархом иметь в виду не тугую мошну, а власть одного человека. Но ты об этом не пиши. А если тебе это надо, то не называй мою фамилию. Меня в районе и так знают, а "светиться" в крае нет никакого желания.

- Боишься, что Кострыкин тобой заинтересуется?

- Вот ты, оказывается, как меня понял. Ошибаешься. Да, я не скрывал своих пристрастий, но никому не указывал, за кого им голосовать. Что ты! Сейчас этого нельзя. У нас демократия. Да и небезопасно. Сегодня ты надавил на человека, "прогнул" его, а завтра он тебе "красного петуха" пустит. У нас это запросто делается. Так дело не пойдет. Если ты к людям по-доброму относишься, то и они тебе добром платят.

- А если бы победил Усс, как бы ты жил с главой района? Насколько я знаю, он поддерживал спикера.

- Если бы мы были самостоятельными, экономически крепко стояли на ногах, то нам, грубо говоря, плевать, кто у нас губернатор. Но мы люди зависимые. Глава района - от края, я - от главы. Не даст он мне весной товарный кредит - своих средств на горючку я не наскребу. Кому от этого будет легче? Главе района? Так ему же мои бюджетники и пенсионеры житья не дадут. Возмут его в обоpот: "Ты что натворил, твою мать? Ты не фермера нашего наказал, а на нас мор напустил. Смотри, будешь выбираться - мы тебе это припомним".

Он замолчал. Я жду.

- Как ни крути, выборы для нас становятся судьбоносными. В районе мы знаем настроения людей...

- То есть вы научились направлять народное волеизъявление в нужное вам русло. Знаешь, как это называется? Управляемая демократия.

- Я тебе рассказываю, как это бывает в жизни, а ты с книжной теорией лезешь, - поморщился Николай Федорович, и глаза его стали ледяными. - Хочешь слушать - слушай, нет - давай ужинать. А то жена будет недовольна - не притронулись к ее угощению. Ну так что, продолжать?

Киваю ему. А сам чувствую, с каким огромным бы удовольствием Николай Федорович послал меня сейчас ко всем чертям, но ему самому хочется выговориться.

- Мы не первый раз проводим выборы, знаем, как район голосует, а вот край для нас - черная дыра. Но мужики у нас стреляные воробьи, знают, как прежние губернаторы относились к тем, кто смел свое суждение иметь, поэтому заранее все предусмотрели. Еще летом собрались у меня. Есть тут недалеко одно озерко. Кстати, прекрасное место, приезжай как-нибудь отдохнуть, не пожалеешь. Порыбачили, сварили уху, выпили. И договорились, кто кого будет поддерживать. Победит Усс - глава района нас в обиду не даст. Хлопонин станет губернатором - мы соорудим над главой громоотвод... Да ты ешь. Вот попробуй огурчики, жена у меня мастерица их солить, ни у кого таких нет.

...Уезжал я от олигарха сельского масштаба уже потемну. Настроение было ужасным. Перед Красноярском остановился. Внизу простирался залитый огнями город. Подумалось, неужели и в краевом центре выборы проходили, как в глубинке? Под управлением олигархических кланов. Что делать? Все мы пока экономически от кого-то зависим, как зависят бюджетники и пенсионеры от Николая Федоровича. И это надо, видимо, пережить, как переживаем мы слякотную осень и снежную зиму в надежде, что вслед за ними придет, придет весеннее Ярило.

Александр КОШКАРОВ.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ЭТА ИСТОРИЯ НАЧАЛАСЬ 60 ЛЕТ НАЗАД
На станции Кошурниково Красноярской железной дороги состоялись торжественные мероприятия, посвященные 60-летию "Трассы мужества" Абакан - Тайшет.

ПЕСНЯ ДУШУ ЛЕЧИТ
Вчера в Канске впервые в крае прошел фестиваль художественного творчества среди взрослых, проживающих в социальных домах-интернатах для людей с проблемами в развитии.

"ПУТИНА-2002"
Так называлась операция по пресечению преступлений, связанных с незаконной добычей рыбы, а также обеспечением сохранности транспортируемых грузов и безопасности перевозок.

"КРАСЭЙР" - ВСЕ ДЛЯ ОТДЫХА
Авиакомпания "Красэйр" принимает участие в восьмой международной туристической выставке "Отдых-2002", которая проходит в эти дни в Москве.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork