ЛЕГЕНДЫ КУЗЬМИЧЕВОЙ ПОЛЯНЫ
...Поляна нас приветливо встречала, // Бурундуки свистели на пороге, // Как короли на жестких нарах мы лежали // И были веселы и счастливы, как боги!.. (Из песни Виталия Крейнделя)

27 сентября, в день рождения Андрея Геннадьевича Поздеева, в художественном музее имени В. И. Сурикова (пр. Мира, 12) откроется выставка, название которой может кому-то показаться странным и даже загадочным: "Андрей Поздеев. Истории Кузьмичевой поляны". Что еще за поляна? И какое отношение имеет она к знаменитому художнику? Посетив выставку, вы получите ответы на эти вопросы, так как в экспозиции будут представлены не только картины Поздеева из "Калтатской серии", но и множество фотографий, рисунков и других документальных свидетельств, рассказывающих о легендарной поляне и ее обитателях. Об этом же повествует и толстенная книга "Истории Кузьмичевой поляны", презентация которой состоится в день открытия выставки.

Вдвойне благодарен составителю и одному из авторов этой книги Виталию Ефимовичу Крейнделю, который не только познакомил меня с ней, но и пригласил в последний день лета посетить поляну. А еще мне в тот день повезло, что моим проводником по "кругам рая" оказалась Валентина Михайловна Поздеева, вдова художника.

Место, конечно, сказочное. И ведь совсем недалеко от города - надо лишь доехать до Базаихи, немного пройти по дороге от конечной автобусной остановки и подняться по горной тропе... И вот она, живописная эта поляна, покрытая скошенной травой и окруженная зеленым лесом и розовыми скалами. Еще недавно, в разгаре лета, это пространство, цветущее жарками, клевером и одуванчиками, представляло собой разноцветный ковер. Правая тропа от поляны ведет к скальной гряде Ермак, откуда виден во всем своем великолепии грандиозный Такмак, а по левой тропе можно попасть на "Видовку". Это группа камней на склоне горы, откуда распахивается роскошная панорама долины реки Калтат, окруженной причудливыми скалами. Видны столб Сторожевой, Китайская стенка, Воробушки...

Впрочем, не зря утверждал Экзюпери, что "главная роскошь - это роскошь человеческого общения". И сильнее красот природы влечет приходящих на Кузьмичеву поляну усадьба Василовских, состоящая из двух изб и надворных построек, украшенных множеством деревянных скульптур. Официально это место называется "кордон Кузьмичевой поляны", а фактически здесь вот уже на протяжении почти века существует неформальный клуб людей, объединенных дружбой, любовью к природе и жаждой творческого общения.

Пять лет прошло, как умерли гостеприимные хозяева Кузьмичевой поляны - Анатолий Васильевич и Иллария Сергеевна Василовские (оба похоронены тут же, за избами), но тропа на поляну не зарастает. Как писал в своих воспоминаниях "Моя одиссея" сам А. В. Василовский, в разные годы "здесь можно было встретить инженеров и ученых, художников и писателей, столбистов и "простых смертных"... Кто только не побывал здесь, начиная с 20-х годов! Первые столбисты А. Л. Яворский, А. К. Нелидов, К. М. Шалыгин, М. В. Лисовский; альпинисты и скалолазы более поздней поры - В. Г. Путинцев, Р. Р. Руйга, А. Н. Губанов; художники А. П. Лекаренко, Р. К. Руйга, А. Г. Поздеев, Т. В. Ряннель, В. Ф. Капелько, В. А. Сергин; литераторы В. П. Астафьев, А. И. Астраханцев, Е. А. Попов..." И вот уже около сорока лет постоянными обитателями поляны являются Владимир Кравченко, Виталий Крейндель, Сергей Панько и другие члены так называемого жилкооператива "Три поросенка" (ЖКТП).

Что привлекало сюда всех этих людей? Конечно же, красота природы, походы на скалы Ермак и Китайскую стенку, ароматный травяной чай, игры на поляне в лапту, футбол, всевозможные шутки и розыгрыши, бесконечные разговоры за полночь - об искусстве, о жизни, о любви, обо всем на свете. Здесь справляли свадьбы и дни рождения. Здесь рождались стихи и песни, деревянные скульптуры и живописные полотна.

Здесь были созданы Андреем Поздеевым замечательные холсты из "Калтатской серии": "Цветы одного лета", "Прибежал Конек Горбунок", "Здесь живешь ты" и многие-многие другие. Здесь, на Кузьмичевой поляне, художник наиболее остро и полно ощущал свою связь с природой, с огромным и прекрасным миром. Но и здесь же, мне кажется, он впервые испытал желание "оторваться от натуры", воспарить над ней, перейти к условно-обобщенным, философским работам. Только насытившись кислородом реальности, он смог позднее выйти на философские обобщения картин завершающего периода, таких, как "Голгофа", "Чаша", серии "Жизнь человека".

Как вспоминает друг Поздеева художник Владимир Ваганов, Андрей Геннадьевич, работая на натуре, часто бывал неспокоен, взволнован, иногда даже злился, ругался, рвал картон, бранил себя за использование своих же "приемчиков": "Сколько можно эксплуатировать!" Закончив работать, он всегда прибирал за собой, сердился, когда видел следы, оставленные другими художниками: "Дух леса не допустит засранца в эти места!"

К деревьям, цветам, горам, даже к погоде Поздеев относился как к живым существам. Однажды, вспоминает Ваганов, он обозлился на злую стихию, на ветер, который опрокинул его зонт и этюдник. "Сволочь, поганец, у-у-у, гад!" - кричал он. "Вижу - в раздуваемом порывами ветра плаще, на фоне проносящихся бурых туч, потрясая обеими руками и пиная что-то туда-сюда, беснуется Андрей в полном упоении..."

О том, что в ту пору Поздеева все более не устраивало внешнее сходство с натурой, вспоминает и Виталий Крейндель, организатор нынешней выставки. Это касалось не только пейзажей, но и портретов: "Уже в середине 60-х он говорил, что пишет портреты только хорошо знакомых людей, тех, кого он "почувствовал". Однажды на Кузьмичевой поляне А. Г. писал мой портрет. Уже заканчивая работу, вспылив, он швырнул картон в костер. Успокоившись, начал заново. Друзья потом уверяли, что первый, уничтоженный портрет был более "похож", до деталей. Как видно, точное следование натуре и не устроило А. Г. Ему был нужен образ, а не фотография".

На выставке, которая откроется в день рождения Поздеева, можно будет многое узнать не только о нем, но и о других славных людях, чья жизнь была тесно связана с Кузьмичевой поляной. Это, прежде всего, Александр Леопольдович Яворский, первый директор заповедника "Столбы" и один из хозяев легендарной избы. Известный столбист и ученый-ботаник, самодеятельный поэт и художник, он оставил книгу воспоминаний "Избушка Дырявая". Столь же разносторонне одаренным человеком был Анатолий Васильевич Василовский, ведущий технолог судостроительного завода и он же - "хозяин Кузьмичевой поляны", "столбовский пограничник", который мог внезапно появиться перед ошеломленными туристами на тропе заповедника, в фуражке лесничего и с судейским свистком. Деревянные идолы, охраняющие поляну - это его рук творения. Остались после него и картины, и стихи, и дневники, и пространные мемуары. Кстати, именно Василовский был инициатором создания на Столбах часовни памяти погибших скалолазов...

Впрочем, не хочется завершать рассказ на печальной ноте. Тем более что Кузьмичева поляна всегда пробуждала в своих обитателях дух оптимизма, веселья и радости. Об этом свидетельствуют, к примеру, сохранившиеся шуточные куплеты, плод коллективного творчества. Авторы этих куплетов не щадили ни себя, ни других:

В мексиканском ауле,

На заброшенном ранчо

Жил ковбой Дрюля-Пуля

И жена его Вальча...

После пародийного описания приключений Дрюли-Пули (так друзья в шутку звали Поздеева) следует забавный перечень всех, кто был для художника моделью:

Меценаты, столбисты

И писателей сброд,

Между ними замечен

И обычный народ...

Завершается же баллада апофеозом:

И в Москве тут смекнули,

Не в медвежьем углу,

И поставили Дрюлю

Аж на Крымском валу.

Стало сразу всем ясно,

Смог увидеть любой,

До чего доскакался

Красноярский ковбой!..

...Ушли из жизни и прежние хозяева Кузьмичевой поляны, и художник Андрей Поздеев. Все реже собираются здесь постаревшие (но не поскучневшие) члены кооператива "Три поросенка". "Иных уж нет, а те далече..." Надзор за поляной осуществляют представители нового поколения ЖКТП и внук А. В. Василовского, молодой и непьющий Роман. И хочется верить, что им, молодым, удастся сохранить волшебную атмосферу поляны, удастся реализовать и давнюю задумку Анатолия Васильевича - забраться на Ермак с самоваром, вскипятить его и напиться там чаю... И продолжится жизнь Кузьмичевой поляны, и вновь будут на ней рождаться новые стихи и легенды.


Эдуард РУСАКОВ.

На снимках: изба Василовского; художник А. Г. Поздеев; туман в Моховой долине (Такмак и Китайская стенка).

Фото Александра КУЗНЕЦОВА.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ПОЛПРЕД ВСТРЕТИЛСЯ С МЭРОМ
Полномочный представитель президента РФ в Сибирском федеральном округе Леонид Драчевский встретился с главой Красноярска Петром Пимашковым.

В ПОИСКАХ СИБИРСКОГО ПУТИ
В Иркутске прошел II Байкальский экономический форум.

В ПРОКУРАТУРЕ КРАЯ
26 августа в Доме журналиста среди присутствовавших представителей средств массовой информации организаторами проведения пресс-конференции кандидата на должность губернатора Красноярского края Г. Л. Стерлигова был распространен пресс-релиз, подписанный представителем штаба А. И. Окуневым, который полностью посвящен биографии председателя краевой избирательной комиссии и содержал искаженные, оскорбительные сведения. Впоследствии эти сведения были озвучены и продемонстрированы в различных СМИ.

"ОБЪЕКТЫ БЛЕСТЯЩЕГО БУДУЩЕГО"
Так называется необычная выставка, открывшаяся в музейном центре на Стрелке в рамках художественной программы "Четвертая высота". Экспозиция сформирована как из работ красноярских художников, так и из фондов музейного центра. Автор идеи и проекта - Виктор Сачивко.

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ТЭДДИ И ТОНИ
На прошлой неделе лесосибирская школа N 2 принимала гостей.

БОЛЬШЕ ПРОГРАММ, ХОРОШИХ И РАЗНЫХ
В будущем году на Таймыре должно быть реализовано 46 целевых программ - на 11 больше, чем в нынешнем году. Их список пополнился за счет социальных проектов.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork