ИСКУССТВОВЕД - ПРОФЕССИЯ РИСКОВАННАЯ
Недавно в Доме художника открылась выставка красноярских мастеров изобразительного искусства, посвященная юбилею искусствоведа Татьяны Ломановой. Как заметил в своем выступлении на церемонии открытия выставки вице-президент Российской академии художеств Юрий Ишханов, работа искусствоведа сопряжена с риском: напишешь о художнике плохо - обидится, напишешь слишком хорошо - обидятся другие художники. Но Татьяна Михайловна в своих многочисленных статьях и рецензиях всегда умела находить золотую середину, являясь доброжелательным и компетентным посредником между художниками и любителями искусства.

Татьяна Михайловна Ломанова родилась в Свердловске, окончила филфак пединститута и факультет искусствоведения Уральского университета.

С 1975 года работала младшим научным сотрудником в Красноярской картинной галерее (филиале художественного музея имени В. И. Сурикова). С 1988 года - член Союза художников России. В настоящее время является советником территориального управления по сохранению культурных ценностей в г. Красноярске, доцент кафедры искусствоведения госуниверситета, читает лекции по музееведению и изобразительному искусству края.

Заслуженный работник культуры России.

О том, как это ей удается, я попросил ее рассказать во время нашей встречи.

- Что это за профессия - искусствовед? Кому и зачем нужны искусствоведы?

- Профессия наша - вторичная, она основана на творчестве художников. А художественный процесс меняется со временем, меняется все - и техники, и жанры, ведь меняется веяние времени. Например, раньше была развита линогравюра, где требовалась плакатность, графики больше работали в смешанных техниках, меньше в эстампе... Все это очень интересно отслеживать, анализировать. К сожалению, в последние годы прекратились обсуждения выставок - и в результате даже сами художники заскучали, хотя раньше выступления искусствоведов на этих обсуждениях у них иногда вызывали обиду. Помнится, в 1998 году, на обсуждении выставки, посвященной 150-летию Сурикова, я попросила сделать доклад нашего искусствоведа Владимира Жуковского, человека довольно агрессивного, острого,- так он всю выставку "размазал", разругал, обидел многих... Но потом-то художники сами поняли, что он во многом был прав. Без искусствоведа художнику нельзя. Нужен анализ, конструктивная критика, а не обязательно похвалы.

Впрочем, искусствовед нужен и публике. Помню, в 1977 году в картинной галерее была выставка Андрея Поздеева - там публика четко разделилась на два лагеря: одни приняли выставку "на ура", говорили, что это гений, а другие - плевались, мол, это мазня, и вообще - зачем вы нам это показывате?! И вот нам, сотрудникам галереи, приходилось тогда очень трудно, надо было разъяснять людям это непростое искусство. Время показало, что Поздеев остался цельным, самим собой, он не брал социальные заказы, и в итоге он выиграл... Кстати, насчет соцзаказов тоже не все так просто. Например, картина Степана Орлова "Похороны Ванеева в Шушенском" вроде бы сделана на заказ, а ведь это большое художественное произведение! То есть настоящий художник всегда остается художником.

- У вас никогда не возникало желания самой стать художницей, взяться за кисть?

- У меня - нет. Вот мой муж, Владимир Ильич Ломанов, сам писал, у него были неплохие этюды, и на его посмертной выставке многие этому удивлялись. То есть он пришел в профессию через искусство. А я - от литературы. В юности писала стихи и начинала свой путь с журналистики, после чего и поступила на искусствоведческий факультет.

- Когда вы решили стать искусствоведом?

- К этому шла подспудно. Еще в школе делала доклады по искусству, собирала открытки с репродукциями картин. Моей любви к искусству способствовало и то, что папа много и неплохо рисовал. А первая встреча с подлинным изо-бразительным искусством в чистом виде произошла в начале 70-х годов, в Железногорске - туда привезли выставку Тойво Ряннеля. Я была в восторге, написала статью, выступила по радио. С этого все и началось!

- О чем вы пишете, что вас больше привлекает - высокая теория или сугубо прикладные, злободневные отклики на новые выставки?

- Обо мне иногда говорят, что мое пристрастие - красноярские художники. Это не совсем так. Просто жизнь так диктует, мы все здесь вынуждены заниматься современным художественным процессом. Но я много писала о Сурикове, моя дипломная работа была на тему "Сибирский пейзаж в творчестве Сурикова", и позднее мне это очень пригодилось. Мне также очень нравилось заниматься прикладным искусством коренных народов Приенисейской Сибири. Работая в музее, я читала лекции по истории искусства, и сейчас, в университете, я читаю студентам музееведение и изобразительное искусство края.

- Кто из красноярских художников вам наиболее близок?

- Много лет с удовольствием пишу о Сергине, Орлове, Знаке... о Николае Рыбакове (хотя о нем писать чрезвычайно трудно), о Валере Пилипчуке... Иногда берусь писать неохотно, стараюсь уклониться, чтобы не обидеть прямым отказом. Хотя приходилось и отказываться, если работы совсем уж неинтересные. Куда приятнее писать о тех, кто по-настоящему талантлив! Помню, в 1978 году, когда отмечалось 350-летие города Красноярска, меня вдруг попросили написать о Володе Капелько - а я с ним тогда еще не была знакома, видела лишь несколько его работ, и его самого в городе в тот момент не было. Но я интуитивно, без интервью, написала о нем статью, и получилось удачно, я сама потом удивлялась, что многое было угадано. И он был мне очень благодарен. Как я жалела, когда он умер! Это был очень талантливый художник и очень яркая, искрометная личность. А изобретенная им технология эстампажей (оттисков наскальных росписей) позволила сохранить для нас эти древние росписи - ведь сами скалы ушли под воду!

- А были случаи, когда художники на вас обижались?

- В статье об одном художнике я написала: "Пришло время браться за большие полотна"... Так он обиделся! А еще был случай с другим художником, который на заказ сделал серию халтурных портретов для музеев края - и я честно написала об этом... Так он потом жутко обижался. Меня иногда упрекают, что моя критика слишком комплиментарна. А я не могу писать в лоб, что это - плохо, я стараюсь найти хорошее, о плохом же лучше умолчу, а при случае - скажу об этом художнику лично. Впрочем, на выставке одного художника сказала ему наедине, что в его работах слишком заметны одни и те же приемы - он так обиделся, что потом долго со мной не разговаривал.

- Были ли в вашей работе "открытия", которыми вы гордитесь?

- Взять хотя бы тему "Сибирский пейзаж в творчестве Сурикова" - до меня эту тему никто так не освещал. Мне приятно также вспомнить, что именно я в начале 90-х годов много писала о плеяде молодых красноярских керамистов - Сергее Ануфриеве, Сергее и Любови Хахониных, Олеге Трухине, Николае и Татьяне Машуковых. Тогда у нас начался настоящий бум керамики! И сейчас я стараюсь следить за новыми, молодыми художниками.

- А как вы восприняли недавнюю выставку молодых художников?

- К сожалению, осталось ощущение неудовлетворенности. Кажется, что им самим скучно... Некоторые работы - откровенно никакие. Хотя были, конечно, картины, которые мне понравились. Например, интересно работают Левченко, Краснов, Слонов (он, кстати, бывает очень разный по уровню). Красивые работы у Ирины Варпеты...

- Как вы могли бы оценить сегодняшнюю ситуацию в нашем изобразительном искусстве?

- У меня ощущение безвременья... Хотя, может быть, я и не права, может быть, я не вижу нового... Вроде и старое ушло, и новое еще не появилось. Да, что-то происходит, но нет ощущения значимости. Критерии изобразительного искусства сейчас очень снизились. Ходишь по выставке и видишь - или это уже тыщу раз виденное, или еще не устоявшееся. Многие художники растерялись, многие откровенно работают для салонов, то есть преобладает коммерческий расчет. Есть, конечно, сильные выставки -например, недавно была хорошая выставка, посвященная теме христианства. Или - моя юбилейная выставка, в которой приняли участие лучшие красноярские художники.

- Поделитесь своими личными пристрастиями, назовите любимых художников...

- С юных лет очень люблю импрессионистов. Помню, когда впервые в Эрмитаже увидела "Куст" Ван Гога - долго стояла, пронзительное было ощущение... Очень люблю Рембрандта. Безумно люблю древнерусское искусство, иконы, особенно когда храм в ландшафте, в угожем месте... Так приятно бывает прикоснуться ладонью к стене древнего храма!

- О чем вы мечтаете в эти юбилейные дни?

- Скорее бы вышли две мои книги: "Графика Красноярска" и "Сибирский пейзаж в творчестве Сурикова"... Сама виновата - не пробивная. И кандидатскую не защитила, и книгу не издала... Но все равно я счастлива, что вся моя жизнь прошла в мире искусства, рядом с талантливыми и добрыми людьми.


С юбиляром беседовал Эдуард РУСАКОВ.

Фото Валерия БОДРЯШКИНА.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ПЕРЕПИСЬ УЖЕ НАЧАЛАСЬ
В труднодоступных районах Эвенкии началась досрочная перепись населения.

ПОСЛЕДНИЙ КАРАВАН
Из Красноярского речного порта отправился последний груз для зимнего завоза Эвенкии.

ДВЕСТИ ЛЕТ СПУСТЯ
Сегодня в театре оперы и балета состоится торжественное собрание, посвященное 200-летию образования Министерства юстиции.

ТРАГЕДИЯ В ТУНДРЕ
Трагично закончился выезд на охоту и рыбалку четырех жителей Талнаха, трое из которых погибли.

ПОДАРОЧНАЯ "ОКА" ДЛЯ ВЕТЕРАНОВ
Вчера пенсионерам МВД - инвалидам и участникам Великой Отечественной войны вручены ключи от новеньких легковых автомобилей.

СЛОВАЦКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ "ШЕЛЕНА"
На этой неделе с предсезонного тренировочного сбора в Красноярск вернулась женская баскетбольная команда "Шелен". Местом подготовки к чемпионату суперлиги наша команда избрала Словакию, где есть возможность проверить свои силы в матчах с сильными соперниками, а также принять участие в различных международных турнирах.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork