ЖИЗНЬ ЗА ПОЛЯРНЫМ КРУГОМ
Поводом для весенней командировки в Дудинку был паводок. Началась она в июне этого года, вскоре после трагедии в Ленске и наводнений в других сибирских городах и поселках. Тема была, как минимум, актуальной, учитывая, что накануне по телефону сообщили - вода подошла к критической отметке. 1 июня ожидалось самое интересное. И не исключено, самое страшное. Опасения сразу же подтвердились. Улицу, ведущую к набережной Енисея, перегородила "Волга" дорожно-патрульной службы. Лейтенант махнул жезлом в глубь города и вновь повернулся к берегу. Буквально через пару секунд из-за угла дома на дорогу "хлынула"... шумная толпа с транспарантами, цветами, воздушными шариками. Это была совершенно немыслимая в контексте ожидаемых событий картина. Впереди десятка три молодых мамаш с детскими колясками, за ними - сотни школьников и детсадовского возраста малышей. Оказалось - карнавальное шествие, посвященное Дню защиты детей. На набережной их уже ждали "волшебные ворота", артисты, качели-карусели... А с крыши здания окружной администрации по трапеции летел Карлсон. Меня предупреждали, что это не простой город.

Карлсон подурачился с детьми, собрал снаряжение и поспешил в соседний двор на свою основную работу - в штаб ГО и ЧС. В этот день ему еще предстояли полеты. На вертолете.

- Ситуация серьезная, - сказал Саша Шестеркин, отвечающий в штабе за работу с прессой. - Выше по Енисею развернут штаб взрывных работ, почти все сейчас там.

- А где сейчас наводнение? - спросил я.

- Да я думаю, его по-настоящему и не будет. Наши вместе с портовиками уже недели две работают... И Лев Владимирович на последней комиссии распорядился, чтобы вода в Дудинке не поднималась выше девятнадцати метров. Значит, никого не затопит.

- Так рождаются легенды, - улыбнулся я Шестеркину.

- Да нет, так ставятся задачи, - ответил он.

Мне, конечно, захотелось познакомиться с повелителем стихий. Оказалось, что волшебником в администрации Таймырского округа работает первый заместитель губернатора и председатель противопаводковой комиссии Лев Кузнецов.

- Наводнения в Якутии, конечно, заставили нас мобилизовать дополнительные силы, - он говорит это, стоя у окна своего кабинета, за которым шикарный вид на Енисей. - Но основные уроки на эту тему мы выучили сами. Вот за окном порт - его в июне затапливает десятки лет подряд. И с этим ничего не сделать. Поэтому порт построен так, чтобы подъем воды не был для него катастрофой. В 1999 году, правда, катастрофа едва не случилась. В первых числах июня вода "перешагнула" отметку в 21 метр, и по улице Горького передвигались на лодках. Река затопила не только причалы, но и здание порта, УВД, подполья нескольких жилых домов. Ледоход буквально "взрыхлил" летное поле местного аэропорта.

Подсчет убытков расстроил бы кого угодно. Тем более Льва Кузнецова, работавшего тогда заместителем генерального директора "Норильского никеля", на балансе которого находилось основное разрушенное хозяйство - Дудинский морской порт. Порт, конечно, восстановили и впредь решили таких больших денег не терять. Известно ведь - стихия чаще служит оправданием, чем причиной. Паводок 2001 года обещал быть еще более мощным. Соответственно готовились к нему намного серьезнее обычного. Сначала атомоходы "разрезали" трехметровый енисейский лед в местах традиционных заторов, затем вокруг многочисленных островов взрывами разбили ледовые поля. Правильно говорят - "взрыхлили". Напряженная работа шла и во время ледохода. Не спали сутками. Губернатор округа Александр Хлопонин сам летал к месту проведения взрывных работ на борту вертолета, перевозившего около трех тонн тротила и аммонита. Боюсь, я раскрыл тайну нарушения какой-нибудь строгой инструкции, но в Дудинке и так это всем известно.

- Все молодцы! Поработали отлично, - сказал тогда губернатор, который не часто хвалит подчиненных. - Но помните, мы изначально имели преимущество перед стихией. Было известно, что ледоход неизбежен. Мы с точностью до нескольких дней знали, когда он начнется. Соответственно у нас было время подготовиться. Нормальная плановая работа.

Напомню только, что в этих планах не забыли предусмотреть и такое важное мероприятие, как празднование Дня защиты детей. В самом деле, на столе у губернатора я видел лежащими рядом два документа, один из которых постановлял выделить деньги на оплату полетов к месту взрывных работ, другой - на оформление детских праздничных колонн.

Ноябрь. На выезде из Дудинки вновь лейтенант ДПС, кажется, не тот же самый, другой:

- Разворачивайтесь. Здесь еще ничего, а дальше пурга, видимость "ноль". Аэропорт все равно закрыт, а до Норильска не доедете.

Была, конечно, мысль, но наш водитель отсоветовал - за деньги тоже не пропустит. Местные "гаишники" в принципе взяток не берут. Во-первых, в городе все друг друга знают. Во-вторых, не принято. Не потому, конечно, что деньги не любят - большинство из-за них здесь и оказались. А вот не принято, и все.

Вообще, я заметил, тут многое из привычного жителям "материка" не принято. Например, проезжать мимо голосующих у обочины. Это понятно - завтра сам будешь мерзнуть и просить подвезти. Зимой не принято глушить двигатели автомобилей. Тоже ясно - через десять минут на сорокаградусном морозе его уже не заведешь. В гостинице, где я жил, среди постояльцев не прижилась привычка закрывать на ночь форточки. А на улице - 35! Это уже немного удивило, поскольку года три нам показывают по телевизору холодные квартиры жителей Приморья и других регионов. Поэтому у многих сложилось впечатление, что весь российский Север окончательно замерзает (как и то, что всю Сибирь весной затапливает). Это не совсем так. На Таймыре, где минувшей зимой "от сорока до пятидесяти" держалось три месяца подряд, в домах было тепло. Не только в Дудинке и Норильске, в поселках тоже. И в этом году к зиме вроде все готово.

- Последнюю тонну грузов северного завоза мы поставили на берег в сентябре, - заместитель губернатора Лонгин Хан говорит это не без удовольствия. - Основную массу топлива и продуктов вообще завезли в поселки еще летом. У нас других вариантов-то не оставалось - в начале октября на Енисее уже встает лед. Тогда все - уголь и ГСМ в таком количестве вертолетами не завезешь. А дров в тундре не нарубишь.

Я вспомнил июньский разговор с губернатором и попросил дальше не продолжать. Ясно ведь - здесь они тоже имели преимущество. Было известно, что зима неизбежна. С точностью до недели знали, когда она наступит. Дальше обычная плановая работа.

Посмотрим на карту, найдем на ней Таймыр. Территория размером с большую европейскую страну (здесь все говорят: "Как две Франции"). Расстояния между населенными пунктами - сотни километров. Округ - единственный субъект Федерации, полностью расположенный за Полярным кругом. Здесь же находится самая северная точка России - мыс Челюскин.

Теперь о том, чего на карте не увидишь. Отопительный сезон - более девяти месяцев, а на полярных островах он не прекращается вообще. Значительная часть поселков построена на деньги ВПК для обслуживания оборонных интересов страны. О нынешнем состоянии дел в этой отрасли говорить, полагаю, излишне. На Диксоне последний раз я был пятнадцать лет назад. Тогда здесь жило больше трех тысяч человек. На работу приглашали со всей страны, и люди ехали, понимая, что государство оценит эту их готовность не только лозунгами, но и хорошей цифрой в ведомости на зарплату. Впрочем, не только из-за этого, трудно объяснить. Сегодня народу здесь меньше полутора тысяч, а реальной работы - человек для двухсот. Большая часть населения занимается обеспечением собственной жизнедеятельности. В то же время почти половина взрослых - с высшим образованием. Школа одна из лучших в округе, восемьдесят процентов выпускников поступают в вузы сразу после ее окончания. А смысла в существовании поселка вроде как нет. В Хатанге ситуация лучше, но оба поселка роднит то, что десять лет назад они были очень важными объектами для государства в целом, а сегодня, кроме округа, никому не нужны. Он, по сути, и содержит все это брошенное страной хозяйство. Причем содержит в достойном виде. Во всяком случае, нищих, голодных и замерзающих мне лично видеть там не довелось. Хлопонин рассказывает, как, впервые взглянув на бюджет поселка, он пришел к выводу, что Диксон - классический банкрот. Собираемость налогов - меньше десяти миллионов, финансовые потребности - более пятидесяти. Находится чуть не на Северном полюсе! Чем там заниматься, непонятно.

- Первой мыслью, - говорит он, - было закрыть все это к чертовой матери. Купить всем жителям квартиры "на материке" дешевле, чем держать их там. Тем более - холод, лед, ни деревца кругом. И работы почти нет. Спрашиваю: поедете? Нет, говорят, все, кто хотел уехать, уже уехали. Мы тут жить будем. Не верят люди, что жизнь в столице Арктики совсем бессмысленна.

- Ладно, - сказал он. - Давайте искать смысл жизни.

Первый вывод был неожиданен - бессмысленность расточительна. В Диксоне три основные организации: гидрометеоцентр, авиаэскадрилья, морской порт. Три олигархические группы. При общей нехватке средств у каждого на балансе отдельная котельная, свои здания (в том числе жилые дома), коммунальные службы. У каждого свой собственный северный завоз. Зашел новый губернатор в дома - из десяти квартир в некоторых заняты по три-четыре. А к дому тянутся коммуникации, теряют драгоценное (уже в буквальном смысле) тепло. Затраты на все это хозяйство, разумеется, включены в тарифы предприятий. Стоимость полетного часа вертолета - как будто летит он не в Дудинку, а на Луну. Заказчиков на перевозки поэтому немного. Работы и денег соответственно.

- Мы создаем, - продолжает губернатор, - одно коммунальное предприятие на весь поселок, берем его на баланс округа. Экономим на завозе, на ремонте, на эксплуатации. Из четырех котельных в работе оставляют две (еще две в резерве, без которого на Севере нельзя). Самое трудное - убедить людей съехаться в одни дома, уплотниться, чтобы иметь возможность отключить от тепла некоторые здания до лучших времен. Не всех еще уговорили. Кстати, оставленные дома здесь не бросают как попало - аккуратно сливают теплоноситель, закрывают окна, двери... После небольшого ремонта снова можно жить. Если будет смысл. После подсчетов выяснилось, что экономия серьезная. Плюс повышение надежности всего хозяйства. Плюс снижение авиатарифов, себестоимости работы порта. Хотя, конечно, окружные трансферты Диксону все равно необходимы. Но и к этому, оказывается, можно относиться иначе. - Я думаю, это наши инвестиции, - губернатор листает какие-то бумаги. - Вот. Американцы утверждают, что увеличение точности метеопрогноза на один процент в целом по США дает экономию около двух миллиардов долларов в год. Нормально? А Диксон у нас что? Кто говорит - кладбище циклонов, кто говорит - их родина. Поэтому мы Диксон должны сохранить. Если хотите, это наша государственная задача. А планы у государства в этом отношении есть. Про будущие трансарктические перелеты слышали, наверное, все. О возможности задействовать Севморпуть для перевозки в Европу грузов из США, Японии, Китая говорилось меньше. Не исключено строительство в створе Карских Ворот терминала для обработки эвенкийской и таймырской нефти. Без Диксона все это осуществить будет нельзя.

Смысл жизни Хатанги в другом. Раньше чуть не две трети населения поселка составляли военные - летчики, связисты, строители... Сегодня чаще, чем их, здесь можно встретить иностранцев. Хатанга - последняя остановка на пути к Северному полюсу, а желающих побывать там с каждым годом все больше. Лет десять назад это было практически немыслимо, а в этом году тур стоил немногим дороже недельного отдыха на теплых океанских островах. Условия, конечно, не сравнить, но, с другой стороны, экстремальный туризм по сути своей отличается от курортного. Хотя и в этом смысле все потихоньку налаживается. Летом сюда можно приехать на рыбалку. Причем разместят вас в удобных палатках с душем, биотуалетом, спутниковой связью. В сезон охоты на дикого гуся на полосу хатангского аэропорта то и дело приземляются самолеты чартерных рейсов с очень известными пассажирами. Хит минувшего сезона - охота на овцебыков. Проданы первые десять лицензий. История с этими животными вообще удивительна. Десяток молодых овцебыков в начале семидесятых подарил Советскому Союзу канадский премьер Трюдо. Никто особенно не верил, что реликтовый зверь приживется на Таймыре, но благодаря заботам местных ученых прижился. Официальные подсчеты стада дают сегодня цифру в три тысячи голов. Но реально их больше, поскольку овцебыковую семью видели этим летом не слишком далеко от Норильска. То есть на другом конце полуострова. Я вообще предлагаю это оценить. В стране, где постоянно что-нибудь исчезает, в не самые лучшие ее годы возникла и живет большая популяция реликтовых животных. Ровесников ледникового периода!

Ученых в Хатанге тоже хватает. Причем не только местных. Француз Бернар Бьюиг живет здесь уже лет семь. Вместе с коллегами построил большую лабораторию для исследований другого животного - мамонта. Огромная коллекция ископаемых костей вызывает неподдельный интерес научной общественности. Рядом с поселком в старом леднике - музей. Глыба льда три на три метра, внутри мамонт. Целая сохранившаяся туша. Снаружи только бивни и часть головы. Итальянцы, французы, наши ученые, орудуя простыми фенами, сантиметр за сантиметром освобождают исполина изо льда. Чуть не каждую неделю открытие - то доисторический москит, то части растений. В этом удивительном музее я встретил молодую женщину, которую полгода назад видел во главе детского праздничного шествия. Это Ольга Голодец, заместитель губернатора по социальным вопросам.

- В мире есть целые государства, живущие за счет туристов,- говорит она.- Думаю, Хатангский район со временем тоже сможет себя прокормить. Здесь есть еще много интересного. Кто видел американский Гранд-Каньон, рассказывают, что это потрясающее зрелище. Один человек, побывавший после Америки в каньоне реки Котуй на северо-востоке Таймыра, утверждает - никакого сравнения! В смысле, сравнение в нашу пользу.

Каждая из командировок на Таймыр вызывала бурю негодования в нашей бухгалтерии. Мало того, что билет до Норильска влетает "в копеечку" (от Москвы - шесть, от Красноярска - от четырех до пяти с половиной тысяч рублей). Чтобы добраться от Дудинки до какого-нибудь поселка, надо потратить примерно такую же сумму. Мне-то ладно, мог и не лететь. Но живущие здесь люди при таких тарифах запросто лишаются всех своих преимуществ в зарплате перед южанами. А ведь авиаперелеты - не только в гости и по делам. Это еще и перевозка грузов - почты, газет, продуктов. Проблема.

Делим ее на две части, - говорит губернатор. - Первая - это социальные нужды: санитарные рейсы, пассажирские перевозки и так далее. Вторая - бизнес. С первым в этом году поступили следующим образом. Федеральный бюджет финансирует часть северного завоза, в том числе и на закупку авиатоплива. Стоимость его убрали из цены билетов - тарифы упали в три (!) раза. Бизнес в таймырских поселках - это прежде всего рыба. Нельма, чир, омуль... Гурманы оценят эти слова. Но поймать рыбу и заложить ее в ледник - это только полдела, когда потребитель находится в трехстах километрах от рыбака. Только за счет транспортных расходов цена вырастает в пять-шесть раз. Решение вроде нашли. Круглую зиму раз в неделю мимо рыбаков в сторону Дудинки проходят ледоколы и огромные сухогрузы. "Контрабанда", конечно, случается, но в принципе брать на борт попутный груз им категорически запрещено. Осенью подписали новый регламент работы ледокольного флота, предусматривающий перевозку попутных грузов, прежде всего сельхозпродукции. Первое судно - ледокол "Завенягин" на днях доставил в столицу округа 7 тонн рыбы. Затраты на транспорт - копейки в сравнении с авиатарифами. Стоило начать заниматься вопросом, выяснилось, что на атомоходах немало свободных кают (численность команд сократилась). Зачем возить бесплатно воздух, если можно пассажиров за деньги. Только, чур, за небольшие, поскольку как ни крути, а плыть ледоколу все равно нужно. В поселках долго этой новости не верили. То годами никуда не выберешься, то вдруг атомный ледокол к причалу. В самой Дудинке жизнь тоже заметно оживилась. Четыре года стояла перекопанной главная улица - в сентябре сдали. Все как положено - асфальт, тротуары, на разделительном газоне работники администрации во время субботника высадили деревья. Почти десять лет строился 12-этажный жилой дом - летом заселили. Правда, до этого губернатор лично несколько раз приезжал на стройку. Спрашивал: "Если чего надо, так вы скажите. А если все есть, так работайте нормально". В сентябре объявил всему городу: "Беру личные обязательства в апреле следующего года открыть кинотеатр "Арктика". Закрыли его на ремонт лет пять назад, через год бросили это дело, изрядно разгромив здание. Точнее, в "Арктике" теперь будет не только кино, но и ресторан, ночной клуб... На стене висит объявление: заказчик - администрация, работу ведет такая-то организация. Внизу кто-то мелко дописал: "Ответственный - губернатор". Он велел не стирать. Задачи ясны? Дальше обычная плановая работа.


Андрей МАМОНТОВ.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
СТРОИМ ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО
Губернатор Красноярского края А. И. Лебедь и председатель Законодательного Собрания А. В. Усс поздравили красноярцев с Днем Конституции Российской Федерации.

УГОЛЬЩИКИ ПРИГЛЯНУЛИСЬ БАНКИРАМ
Красноярск посетила делегация Всемирного банка реконструкции и развития.

БЕЗ ТЕПЛА ОСТАЛИСЬ 7000 ЧЕЛОВЕК
Вчера из-за порыва 750-миллиметровой трубы водовода, расположенной между улицами Воронова и Ястынской (Советский район), без тепла остались 13 многоэтажных жилых домов, в которых проживает около 7000 человек.

В ЧЕСТЬ ПУТЕШЕСТВЕННИКА И КАПИТАНА
Завтра исполняется 50 лет знаменитому русскому путешественнику, яхтенному капитану, художнику и писателю Федору Конюхову.

МЫ - ВМЕСТЕ!
Сегодня в малом зале администрации Красноярска пройдет торжественный прием, посвященный закрытию IV благотворительного сезона.

СЧАСТЛИВОЕ "ЭХО ТУРАНА"
Семьдесят лет назад вышел в свет первый номер краснотуранской районной газеты "Эхо Турана".

АВАРИЙНАЯ ПОСАДКА
Вчера в аэропорту Красноярск совершил аварийную посадку самолет Ту-204, на борту которого находились 20 членов экипажа и 73 пассажира. Жертв и пострадавших нет.

КАМЕННАЯ ЛОВУШКА
Благодаря усилиям спасателей из Абакана, Минусинска и Шушенского поход 15-летнего Кости в пещеру, где он попал под обвал, закончился благополучно.

ВИЗИТ
С 9 по 11 декабря председатель правительства РФ Михаил Касьянов находится с официальным визитом в Канаде.

ВСТРЕЧА
Губернатор Таймырского автономного округа Александр Хлопонин совершил первую официальную поездку в Эвенкию.

ЦВЕТНОЙ МЕТАЛЛ
Производство цветных металлов в России за первые 10 месяцев 2001 г. увеличилось на 4,7 процента по сравнению с аналогичным показателем прошлого года, сообщает "Металл-Информ".

СПОРТИВНАЯ МОЗАИКА
Красноярская конькобежка, серебряный призер Олимпийских игр в Лиллехаммере Светлана Федоткина полна решимости вновь принять участие в главном спортивном форуме планеты. Напомним, что наша землячка была уличена в применении допинга и на несколько лет отлучена от возможности выступать в международных соревнованиях. Все эти годы Светлана продолжала усиленно тренироваться и сейчас находится в прекрасной спортивной форме. Об этом свидетельствуют ее выступления на кубке России, первом отборочном старте сезона в Екатеринбурге. Света не оставила никаких шансов соперницам на дистанциях 1000 и 1500 метров.












Гидрометцентр России

Rambler's Top100




РЕКЛАМА



© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork